Осетия Квайса



С буквы «А»

logo_mn// Абхазия выдержала экзамен на государственность

В Абхазии 26 августа прошли президентские выборы, которые в первом же туре выиграл Александр Анкваб, набрав 54,9% голосов.

Выборы были внеочередными: 29 мая 2011 года умер президент Абхазии Сергей Багапш, переизбранный на второй срок лишь в 2009-м. Обязанности президента до выборов исполнял вице-президент Александр Анкваб. Он не сразу объявил о выдвижении, выдержав паузу в 40 дней. Даже после этого Анкваб не сам изъявил желание баллотироваться — это сделала инициативная группа граждан. А теперь ему осталось только пройти процедуру инаугурации, чтобы стать легитимным главой абхазского государства.

Абхазия в рамках собственного избирательного законодательства спокойно осуществила преемственность власти и сдала экзамен на институциональную зрелость. В 2004 году первые альтернативные выборы президента в Абхазии едва не закончились гражданской войной. А исход выборов 2009-го был предопределен: Багапш шел уже на второй срок, через год после признания Абхазии Россией мало кто сомневался в его победе. Выборы же 2011 года стали реальным политическим состязанием, которое к тому же началось досрочно из-за внезапной кончины Багапша. Но Абхазия успешно прошла зону турбулентности.

Другой важный результат — высокое качество самих выборов, которое засвидетельствовали десятки международных наблюдателей, в том числе из стран, не признающих абхазскую независимость.

Проигравшие кандидаты Сергей Шамба и Рауль Хаджимба во время подсчета голосов требовали отложить объявление результатов. Как им казалось, необходим внимательный разбор ситуации со слишком длинными дополнительными списками избирателей. Глава абхазского ЦИК Батал Табагуа объявил, что обращение получил, но оно не повлияет на итог голосования: отрыв Анкваба от конкурентов не зависит от дополнительных списков.

Избирательная система Абхазии сконструирована так, что серьезные фальсификации невозможны. Все бюллетени перед голосованием вручную визируются двумя членами участковой комиссии, которых определяет жребий. Незавизированные бюллетени автоматически становятся недействительными — вброс левых бюллетеней исключен. Избирателю при получении бюллетеня ставят печать в паспорт, и он физически не может голосовать больше одного раза.

Какие-то микроэксцессы возможны, но трудно представить, чтобы даже отмена выборов по одному-двум участкам существенно изменила результат. Видимо, с учетом всех этих обстоятельств оба оппонента в итоге поздравили Анкваба с убедительной победой.

Высокое качество состоявшихся выборов важно для процесса признания Абхазии: он по-прежнему будет медленным и сложным, но если бы выборы 26 августа превратились в вакханалию подлогов и вылились в столкновения, шанс на продолжение процесса стал бы совсем уж исчезающим.

Россия официально поздравила Анкваба — утром 27 августа он принял доброжелательный телефонный звонок от Дмитрия Медведева. Затем его поздравила и делегация российских наблюдателей, впрочем, некоторые из них не слишком скрывали разочарование. Анкваб — политик с уникальной репутацией, который обещает быть неудобным для тех в России, кто склонен видеть в Абхазии и выделяемой ей российской помощи источник наживы.

Разумеется, никаких стратегических разворотов с отказом Абхазии от ориентации на Россию не будет. Это исключается нынешней политической географией региона, системой соглашений, заключенных после 2008 года, и самим настроением абхазского народа. Проблема для определенных кругов состоит в том, что Анкваб имеет реноме человека, которого невозможно коррумпировать.

Ни один из его родственников не включен в абхазскую политику. А если бы и был включен, известно, что для Анкваба это ничего не значит: вся республика до сих пор вспоминает о случае, когда, еще будучи начальником РОВД Гудауты, задолго до грузино-абхазской войны, он якобы подверг административному задержанию собственного отца, когда этого потребовал закон. У Анкваба нет в Абхазии бизнеса и даже собственного дома, зато есть имидж человека, который знает все про всех и при этом ничего не боится.

Он никому ничего не обещал во время выборов — не было ни популистских заклинаний о повышении зарплат и пенсий, ни традиционных для Кавказа неформальных переговоров о будущем распределении портфелей. Всех, кто пытался заходить к нему с подобными предложениями, ждал ответ: «Поговорим после выборов». В итоге Анкваб, по сути, даже расколол абхазский клон «Единой России» — некоторые члены «Единой Абхазии» после отказа Анкваба обсуждать дележ должностей выразили поддержку Шамбе. Остальные же объявили о поддержке Анкваба — и снова не получили никаких обещаний взамен.

Анкваб — проблема для тех внутри Абхазии и за ее пределами, кто склонен рассматривать республику как место, где можно, скажем, заключать сомнительные приватизационные сделки. Или распределять российскую финансовую помощь так, чтобы она оседала в карманах «распределителей».

Реакция тех, кто смотрел на ситуацию в Абхазии именно под таким углом зрения, неизбежна и потенциально опасна. Не исключено, например, что похищение прямо в день выборов племянника видного российского предпринимателя абхазского происхождения Беслана Агрбы может быть ответом криминала, который «пасется» в Абхазии. С 2005 года Анкваба пять раз пытались убить, причем ни одно из покушений не расследовано, что позволяет предполагать некие обоюдные интересы того, кто стрелял, и тех, кто не смог или не захотел расследовать.

В Абхазии много опасений, связанных с анквабовским имиджем «жесткой руки» — с возможными ограничениями свободы слова или репрессиями в отношении политических оппонентов избранного президента, с началом масштабных проверок в отношении бизнеса. Анкваб еще перед выборами 2004 года, поддержав Багапша, многим обещал организовать «камеру с видом на море». Мягкий и неконфликтный по характеру Багапш долгие годы сдерживал своего энергичного партнера. Итог нынешних выборов говорит о том, что абхазское общество согласилось выдать Анквабу карт-бланш.

«Он, конечно, не реформатор, а консерватор, — говорит абхазский блогер Ахра Смыр. — Скорее всего это будет буквально ручное управление, он будет сам входить во все нюансы. Но это человек, который точнейшим образом просчитывает три-четыре хода вперед. Он именно поэтому выиграл выборы: в отличие от оппонентов он отлично знал, что у него за избиратели, и работал с ними, а другие только попытались подобрать остальное. При нем едва ли будут реформы. Но в его силах создать условия для того, чтобы реформы начались».

Иван СУХОВ,
«Московские новости», 29.08.2011



 
загрузка...
 
Loading...