Осетия Квайса



Очарованный, или Беларусь глазами переводчика Андре Бёма

89982//На русский язык переведена почти вся классика мировой литературы. Переводы на белорусский язык мало востребованы, поэтому ими мало кто занимается. Как правило, это патриоты-энтузиасты

Беларусь – это terra іncognіtа для большей части мира. В том числе, неизвестна для большей части мира и белорусская литература. Об этом я знала и раньше. Но во время разговора с переводчиком из Германии Андре Бёмом речь у нас зашла-таки на эту болезненную тему… В уютном минском кафе мы разговаривали с ним об оригинальной и переводной белорусской литературе. Андре свободно говорит по-белорусски с милым немецким акцентом, и очень дружелюбно относится к нашей стране. «Я не преувеличу, когда скажу, что Беларусь стала для меня родной», – признается он. Последние шесть лет Андре жил в Минске и активно путешествовал по стране. После учебы в Лейпцигском университете он был направлен в нашу столицу по специальной немецкой программе, чтобы преподавать на филфаке БГУ немецкий язык и литературу. Но еще раньше сам учился на нашем филфаке по обмену. И Беларусь его очаровала. Андре сразу заинтересовался нашей культурой и, как профессиональный филолог, языком и литературой. Начал знакомиться с местными литераторами. Стал переводить на немецкий произведения наших писателей.

Андре рассказал о том, почему, по его мнению, о белорусской литературе так мало знают в мире и что из-за этого теряют.

- Как путешественник и ученый, возможно, вы знаете, как относятся в Германии, в Европе, в мире вообще к нашей литературе?

- Чаще всего белорусскую литературу там просто не знают. Знают отдельных авторов: Василя Быкова, Алеся Рязанова, Светлану Алексиевич. Молодых тоже уже немного знают. Вот Ольгерда Бахаревича, который сейчас живет в Германии, Валерию Кустову, которая часто бывает в Европе… Белорусский язык в Германии, вообще, не знают, он для многих просто не существует. Переведенных на немецкий произведений также чрезвычайно мало… Это определяет ситуацию.

- От одного польского писателя я слышала, что с переводами в мире сейчас вообще очень сложно, что работа переводчика очень плохо оплачивается и что чаще всего переводчик берется за какой-то текст, если автор – его друг. Правда ли это?

- В этом что-то есть… Несколько своих текстов я именно так и переводил. Ненадлежащая оплата – это, наверное, самая главная причина, почему я не могу очень много времени уделять переводам.

- Эта проблема касается переводов с любого языка или только с белорусского?

- С любого. Вообще мало авторов, известных всему миру. Их произведения – бестселлеры – переводят за большие деньги, их переводчикам везет: хорошая оплата, большой тираж, быстрая продажа. А есть много интересных авторов, которые не имеют мировой известности. Их произведения продвинуть сложно. Переводчик должен иметь отличные деловые качества, чтобы убедить издательство в том, что данное переводное произведение стоит издать. В принципе, это то же самое, что самому написать книгу. Когда человек написал роман, он обращается в издательство, надеясь, что его произведение напечатают. Это может закончиться и успешно, и неудачно. В Германии есть один переводчик с болгарского, русского и белорусского языков Норберт Грандов. Я часто привожу ему в Берлин местные книжки – у нас такая традиция. Он по своей инициативе перевел на немецкий язык «Две души» Максима Горецкого, потому что считает эту повесть ключевой для белорусской литературы. Последний раз, год назад, когда мы с ним виделись, он искал издательство, чтобы издать это произведение…

- А какие произведения вы считаете ключевыми для нашей литературы?

- Есть несколько текстов, которые мне кажутся очень важными для Беларуси и в художественном смысле достойными того, чтобы их перевести на другие языки. Это «Колосья под серпом твоим» Владимира Короткевича, «Люди на болоте» Ивана Мележа (роман уже переведен на немецкий язык), «Страницы Полоцкой истории» Владимира Орлова (очень интересный текст, который дает много информации об истории Беларуси) и «Новая Земля» Якуба Коласа. Очень хочется перевести эти тексты, особенно – Короткевича. Но его переводить очень сложно. В его текстах очень много полонизмов, украинизмов, диалектизмов… Вообще, очень скромно сформирован аппарат переводчика с белорусского языка. Основные проблемы возникают из-за того, что речь очень разная, ненормированная, существует несколько грамматик, которые находятся в обиходе, очень много не фиксированных словарями лексем…

- Андре, почему, по вашему мнению, так мало переводов с иностранных языков и с белорусского на иностранные?

- С иностранных языков на белорусский, потому что доминирующим языком в Беларуси является, к сожалению, русский. Все читают и говорят по-русски. На русский язык переведена почти вся классика мировой литературы. Переводы на белорусский язык мало востребованы, поэтому ими мало кто занимается. Как правило, это патриоты-энтузиасты. На иностранные языки переводов мало потому, что сама Беларусь очень мало, к сожалению, известна за рубежом. Поэтому и интерес к ней литературы не такой, как хотелось бы. А значит, и переводов немного… За рубежом страна воспринимается все еще как часть России. Показательно, что в некоторых языках – и в немецком, в том числе – «Беларусь» переводится как «Белая Россия»… И опять-таки, большинство европейцев не знают, что есть такой язык. В белорусской литературе нет авторов, которые бы имели такую известность, как, например, Достоевский, Пушкин и Толстой… Только некоторых местных писателей сегодня знают за рубежом. И то в более или менее образованных кругах… В немецких СМИ страна представлена не очень положительно. Когда в немецких СМИ идет речь о Беларуси, то 99% занимает политика, и там нет ничего про людей, общество, культуру… Мне очень неудобно, даже стыдно за это. Помню, в декабре 2004-го в престижном немецком журнале Dеr Sрiеgеl был помещен большой материал о Беларуси. И там была фотография, которая демонстрировала, как на отшибе Минска бабушка пасет корову. И в статье утверждалось, что для здешних городов это типичное зрелище. Такую неправду читать было очень неприятно и даже страшно… Если бы в Беларуси было все так плохо, как пишут в немецких СМИ, то я не жил бы здесь шесть лет.

- У вас не было желания написать статью или эссе для какого-нибудь немецкого издания, чтобы немного скорректировать ситуацию?

- Именно сейчас, под конец своего визита в Беларусь (мой контракт на преподавание в БГУ закончился), я понял, что давно надо было так сделать. Я очень хочу написать книгу о стране. Надеюсь, что у меня получится.

- Андре, расскажите, как вы воспринимаете Беларусь?

- За последние годы я объехал, наверное, всю страну. Видел не все, конечно, но много. По своей площади Беларусь – достаточно большая страна. Кажется, она занимает где-то 13 место в Европе. Беларусь показалась мне очень зеленой. Мне нравится, что здесь много полей, лесов, рек, озер, болот. Страна слабо урбанизирована. Когда ездишь по деревням, создается такое впечатление, что попал в прошлое, несмотря даже на то, что некоторые деревенские дома уже оборудованы спутниковыми тарелками и т.д. Я сам чувствую, что села вымирают. В них очень мало людей живет, большинство из них пожилые, плохая инфраструктура – да вы сами лучше меня знаете. Это, конечно, очень печальная ситуация, что села вымирают… Минск-то растет с каждым годом. Вообще, города очень чистые. Белорусы этим гордятся. Здесь у меня такое ощущение, будто можно с земли кушать: такие города чистые и уютные. По сравнению даже с немецкими, с российскими… Не хочу идеализировать страну. Конечно, я понимаю и минусы. Насчет деревень тех же… Но я не преувеличу, когда скажу, что Беларусь стала для меня родной страной. Беларусь и Германия, кстати, очень похожи. Можно начать с языков: оба они европейские, и даже слова в белорусском и немецком есть одинаковые: и по произношению, и по смыслу. Также географическая близость: сел на поезд – и завтра ты уже в Берлине. Очень интересно то, что много жителей страны хочет учиться в Германии. И у местных литераторов, как правило, очень интенсивные контакты с немецкими коллегами…

Ольга Чайковская



 
загрузка...
 
Loading...