Осетия Квайса



Во власти вдохновения

logo// Валерий ГЕРГИЕВ на Сочинском фестивале искусств Юрия Башмета

Одной из изюминок IV Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи стало выступление Валерия Гергиева с симфоническим оркестром «Новая Россия» и Юрием Башметом в качестве солиста. После концерта Валерий Гергиев был в приподнятом настроении. Он с удовольствием общался с друзьями и коллегами, заглянувшими за кулисы, отвечал на вопросы журналистов. Чувствовалось, что звучание оркестра, реакция сочинской публики его воодушевили.

НЕТ ПУБЛИКИ ПЛОХОЙ ИЛИ ХОРОШЕЙ

– Валерий Абисалович, как вам оркестр?

– Музыканты меня порадовали. С этим оркестром я уже знаком, выступал несколько раз. И Юра мой друг очень близкий, он занимается этим оркестром очень серьезно. Играть с ним всегда приятно.

– А вообще такие фестивали нужны?

– Нужны.

– Почему?

– А потому что нет плохой публики и хорошей публики. Нет важной публики и маловажной публики, люди везде заслуживают внимания. Я сам вырос во Владикавказе, и мы студентами училища слушали и Рихтера, и Ростроповича, и Ойстраха, и дирижер Рахлин приезжал, и Темирканов молодой совсем. Сейчас принято ругать Советский Союз, но у нас был огромный выбор, музыканты большие приезжали, и мы учились у них. Когда в Сочи приезжают эстрадные певцы, это многих радует, также часто должны быть здесь и классические музыканты, и театры.

А у нас Мариинском театре еще есть и певцы очень хорошие, и балет очень сильный. Вот поэтому мы выступаем примерно 500 раз в году в Петербурге и почти сто раз в Америке. А если делать не 100, а 50 выступлений в Америке, тогда можно 5 сделать в Сочи.

Всегда найдется время, просто распределить его надо по-другому. Так что, я думаю, так и будет.

– Вы должны были прилететь на Сочинский фестиваль в прошлом году, что стало причиной отсрочки?

– Здоровье. Мы же много летаем, только вчера вечером из Мюнхена, был несколько часов в Петербурге и сегодня утром прилетел в Сочи. А год назад была эпидемия, и я, как и вся моя семья, болел. Почему-то в январе и феврале грипп свирепствует повсюду.

Не скажу, что я как-то подвержен этому, иногда это меня обходит стороной, но я совершенно точно помню, что год назад я просто не мог по состоянию здоровья приехать. Не мог даже сесть в машину и выехать в аэропорт.

– Когда вы последний раз выступали или отдыхали в Сочи?

– С Мариинским оркестром мы были здесь, может быть, лет пять назад, а сам я приезжал года два назад – на экономический форум, а также представлял здесь разные проекты, в основном связанные с Олимпиадой. Приезжал с моими друзьями, с людьми, которые должны были нам очень сильно помочь в процессе борьбы за Олимпиаду в Сочи.

УЧИТЬСЯ НИКОГДА НЕ ПОЗДНО

– Музыкальные критики подсчитали, что в прошлом году у вас было 88 концертов, какие планы на этот год?

– Я не буду утверждать, что у меня было 88 концертов, но в моих планах поменьше выступать, а больше думать о том, чем можно помогать коллегам, особенно молодым. Мы с Юрием Абрамовичем этим занимаемся постоянно, обсуждаем, как помочь молодым дарованиям – всем, кого мы замечаем, неважно – певец ли, дирижер ли, альтист, скрипач, виолончелист, композитор… В театре важны все профессии – и режиссеры, и хореографы, и художники по костюмам, и художники по свету.

Помогать молодым исполнителям – это естественное желание, когда ты достигаешь определенного положения и возраста, хотя мы далеко еще не пожилые люди, по крайней мере, так хочется думать. Мы смотрим на поколение 20-летних с интересом. Ведь когда-то и на нас тоже так смотрели. Мы были в поле зрения крупнейших, великих музыкантов и учились у многих. Я готов и сейчас продолжать учиться, но когда мне было 23, 25, 27 лет, да и тогда, когда я возглавил Мариинский театр в 34 года, я учился у кого только мог. А у кого учиться было – вот это я вам точно скажу.

Конечно, невозможно заменить Рихтера или Мравинского, но как-то так получилось, что мы в какой-то степени должны делать то, что тогда делали они.

Конечно, страна была другая, условия были другими. В СССР место классики в жизни общества было другим. Не скажу лучше или хуже, но другим. Первый канал тогда был единственным, и примерно 10 процентов эфира занимала классическая музыка. Сегодня каналов сто, и на Первом канале классическая музыка занимает, может быть, десятую долю процента. Поздравляя Константина Эрнста с юбилеем, я вместе с пожеланиями доброго здоровья пожелал ему, чтобы в следующие 50 лет как-то попросторнее было классической музыке и настоящему театру на Первом канале.

Телевидение уже нас поразвлекало достаточно. Независимой России вот-вот стукнет 20 лет, и мне кажется, мы должны вернуться к серьезным вещам.

– Вы помните свое первое выступление в Сочи?

– Я выступал в Сочи с Московским государственным оркестром в 1977 году, будучи студентом 4-го курса. Выступал на летней эстраде. В регионах у нас были очень приличные залы, я помню, в Челябинске зал с прекрасной акустикой, в Оренбурге. Но в Сочи тогда были только открытые две площадки – и сюда приезжали коллективы и Мравинского, и Темирканова, и Светланова.

Так что я знаком с состоянием дел в Сочи начиная где-то с 1977 года. Изменилась ли сегодня ситуация к лучшему?

– И каков же ответ?

– А ответ такой – Россия входит, может быть, в двойку-тройку стран, которые сделали классическую музыку достоянием миллиардов людей – усилиями Чайковского и других, я не буду сейчас перечислять всех композиторов… А по состоянию залов, театров, к сожалению, даже в тридцатку не входим. Поэтому надо исправлять ситуацию, спокойно, без крика, не рвать на себе тельняшку, просто исправлять – вот и все.

Если Сочи получит новый концертный зал – здорово, не получит – потом через много лет скажут: а куда же смотрели, когда готовились к Олимпиаде? Неужели не могли при таких бюджетах, при таком престиже, при таком внимании всего мира? Ведь Олимпиада-2014 для Сочи – событие эпохального значения и обойтись без строительства пусть даже не огромного, но классного культурного комплекса мне кажется ошибкой.

ШАНС НАДО ИСПОЛЬЗОВАТЬ

– О необходимости построить в Сочи концертный зал постоянно говорит и арт-директор фестиваля Юрий Башмет…

– Поверьте мне, если мы не поставим этот вопрос, то время этот вопрос поставит. Сочи сегодня воспринимается и как один из основных городов чемпионата мира по футболу – это еще один подарок, который ФИФА сделала городу. И то, что сегодня делается для проведения зимней Олимпиады, обязательно пригодится и в 2018 году. Словом, Сочи уже прочно прописался на карте мировых событий.

Возьмите Зимний театр, где мы находимся. Его построили несколько десятилетий назад, и мы до сих пор им пользуемся благодаря успешным, умным и дальнозоркими действиям тех руководителей еще в советском государстве. А если бы не они, где бы сейчас выступали музыканты? А где сегодня может выступить настоящий полноценный балетный коллектив масштаба Мариинского или Большого театра или Парижской Гранд-опера? Пока негде. Где может выступить настоящий симфонический оркестр с хором, чтобы на сцене было 200–250 человек? Так что если Юрий Абрамович или я, ваш покорный слуга, ставим такой вопрос, то, поверьте, мы знаем о чем говорим.

Мы уже выступали, может быть, в 60–70 странах. Побывали в больших и не очень больших городах – каждый раз оглядываемся вокруг, смотрим, какого класса комплекс, залы, театры, что за акустика. Стараемся побывать в фойе, посмотреть даже, как работают буфеты или просторны ли гардеробы. На все обращаем внимание.

– Уникальный случай: два выдающихся музыканта Юрий Башмет и Валерий Гергиев – и оба послы сочинской Олимпиады… Это звание ко многому обязывает?

– Ну, я бы сказал, что и Юрий Абрамович Башмет и Анна Юрьевна Нетребко, не забывайте, она тоже посол сочинской Олимпиады, и я сам – задолго до победы Сочи были вовлечены в этот очень непростой процесс определения олимпийской столицы. Мы все горячо болели и переживали, и победа принесла всем нам огромное чувство радости, неуемного восторга. Ну а теперь уже, конечно, надо думать не только о том, как пройдет Олимпиада, а и о том, что останется людям, что останется сочинцам, краю.

Проведение Олимпиады дает колоссальный шанс великолепному курорту, знаменитому Сочи, стать одной из культурных столиц России.

Вообще черноморский регион очень важен для всего мира, мне кажется, что здесь через каких-то десять лет могут происходить совершенно регулярно очень классные события, которые не надо будет привязывать только к Олимпиаде. Просто потому что люди этого заслуживают и этого хотят.

Игорь ЛОГВИНОВ, Сочи–Москва,
«Вечерняя Москва», 1.03.2011

Справка «ВМ»

Валерий ГЕРГИЕВ – самый ангажированный дирижер мира.

Помимо художественного руководства Мариинским театром он работает с известнейшими музыкальными коллективами, такими как Всемирный оркестр мира, Венский филармонический оркестр, оркестр Берлинской филармонии, Лондонский симфонический оркестр, Национальный оркестр Франции, оркестр Шведского радио, Роттердамский филармонический оркестр.



 
загрузка...
 
Loading...