Осетия Квайса



Таймураз БОЛЛОЕВ, президент госкорпорации «Олимпстрой»: «К России относятся настороженно»

246929_a_photoКакие потери понес, оставив бизнес, глава «Олимпстроя»? Почему он считает, что главная проблема при реализации проекта — бюрократия? Что будет с Сочи после Олимпиады? Рассказывает Таймураз БОЛЛОЕВ

Это интервью переносилось несколько раз: подготовка к Олимпиаде в Сочи вступила в решающую стадию и у президента госкорпорации «Олимпстрой» Таймураза Боллоева почти нет свободного времени. Задача, стоящая перед ним, гораздо шире, чем просто подготовить город к 2014 г.: олимпийский проект должен стать успешным примером частно-государственного партнерства. Масштабы строительства в Сочи принято сравнивать с возведением БАМа, но если железную дорогу строили 60 лет, то на подготовку к Олимпиаде у России осталось менее двух с половиной лет. «Ведомостям» Боллоев рассказал, почему нет поводов для беспокойства и зачем он, успешный предприниматель, согласился оставить на время бизнес и перейти де-факто на государственную работу.

— Каков ваш рабочий настрой? Вы намерены доработать в госкорпорации до ее ликвидации?

— Работать в ней должен человек, который отвечает требованиям руководства страны и может решать поставленные задачи. Пока я соответствую этим критериям, буду работать.

— Чем займетесь после «Олимпстроя»?

— Строительными делами, буду больше времени уделять детям.

— А сейчас уделяете недостаточно?

— Свободного времени нет вообще. В прошлом году не загорал и не купался, а в этом выбрался на пляж только однажды.

— Вы, кстати, живете в Сочи?

— Да, и перевез сюда детей.

— Помнится, вы спонсировали футбольный «Зенит», когда он вернулся в высшую лигу футбола.

— [Министр спорта Виталий] Мутко недавно об этом напомнил. Сказал, что нашел у себя в шкафу майку «Зенита» с рекламой «Балтики». Спасибо ему, что не забывает.

«ФИНАНСОВЫЕ, МОРАЛЬНЫЕ И БЫТОВЫЕ ПОТЕРИ»

— Насколько сложно было принять решение перейти в госкорпорацию?

— Очень сложно. Это привело к финансовым, моральным и бытовым потерям. Главный вопрос: зачем? Карьерный рост? Нет. Заработать деньги? Исключено! Госнаграды? Они у меня есть. Кроме патриотизма и личной позиции — раз востребован, то нужно браться за дело — объяснить свое решение не могу.

— С какими сложностями столкнулись, взявшись реализовывать проект?

— Прежде всего, сумасшедший уровень российской бюрократии. Мы соблюдаем все громоздкие процедуры, так как находимся под пристальным контролем. Тем самым госкорпорация вносит свой вклад в жизнеспособность бюрократии, что, на мой взгляд, плохо. Мешает и общественное мнение: «Раз тратят много денег, то что-нибудь украдут». Как результат, каждый участник проекта многократно перестраховывается, прежде чем принять решение, и это сказывается на сроках. Восприятие олимпийского проекта вообще большая проблема. Казалось бы, каждый сочинец и житель Южного региона должен думать: «Вот счастье-то привалило!» Но формирование такого мнения происходит очень медленно.

— Как продвигается подготовка к Олимпиаде?

— В федеральной программе строительства около 240 объектов, и до конца года планируется добавить еще 40. Двадцать пять объектов уже сданы в эксплуатацию, а по 85 ведется строительство. В целом на сегодняшний день завершено 15% от запланированных строительных работ. Планируем к концу года выйти на уровень 40%, а к началу 2013 г. — 90%. Речь идет именно о фактически выполненных работах.

— Пятнадцать процентов за два с половиной года работы и 25% менее чем за четыре месяца. Как будете ускоряться?

— Во-первых, по крупным объектам сложные работы позади. Во-вторых, нельзя оценивать стройку в отрыве от подготовки к ней. Например, завод, чтобы несколько раз не перестраивать производство, сначала отливает один вид металлоконструкций, затем другой, потом третий и т. д. Строители их складируют, и, когда все готово, мы получаем резкий скачок в производственных работах и даже опережение графика. Поэтому главное, чтобы процесс был контролируемым, а слепое следование графику может привести к удорожанию сметы.

«ВСЕ ХОТЯТ ПОЛУЧИТЬ ГАРАНТИИ ВЫСОКОЙ РЕНТАБЕЛЬНОСТИ»

— До кризиса планировалось, что госкорпорация получит из бюджета 240 млрд руб., сейчас план — 140 млрд. За счет чего удалось сэкономить?

— Только снижение категорийности горных дорог с четвертого до пятого уровня сократило расходы на транспортную инфраструктуру на 25-30%. В Европе в горах дорог четвертой категории нет вообще, и простой автолюбитель разницы не заметит. Также мы отказались от строительства некоторых транспортных развязок, которое планировалось с прицелом на постолимпийское развитие города. Время и возможности для их строительства еще будут. Кроме того, часть объектов была передана Краснодарскому краю, а для трех ледовых дворцов мы нашли частных инвесторов. Наконец, вся наша процедура по отбору подрядчиков заточена на снижение стоимости контракта. Как правило, начальную цену удается снизить на 5-10%.

— Почему в Сочи, если не считать гостиничный бизнес, так и не пришел ни один крупный иностранный инвестор?

— К России по-прежнему относятся настороженно и хотят получить гарантии такой высокой рентабельности от своего проекта, которая дома им даже не снилась. По тем же гостиницам были переговоры с десятком иностранных и российских инвесторов. Рисковать же стали единицы, у которых были политические причины или уверенность, что убытки если и будут, то небольшими. Что касается спортивных объектов, то основная их инвестиционная ценность — земля, которую можно использовать после Олимпиады. То есть это долгосрочные инвестиции, а загадывать на пять-шесть лет сейчас никто не хочет. За это время можно несколько раз выгодно провернуть деньги менее рискованными способами.

— Что станет со стадионами и дорогами после Олимпиады?

— Дороги поделят между федеральными, краевыми и городскими властями. Этот процесс близок к завершению, и никакой чрезмерной нагрузки на краевой и городские бюджеты в части содержания дорог не будет. Три стадиона — малую ледовую арену, ледовую арену для керлинга и дворец фигурного катания — планируется разобрать и перевезти в другие регионы. На их фундаменте можно строить развлекательные и бизнес-центры, жилые дома. Конькобежный центр планируется перепрофилировать под выставочный центр, а центральный стадион останется на месте — Сочи претендует на проведение Универсиады 2017 г. и матчей чемпионата мира по футболу 2018 г.

— Кто будет пользоваться оставшимися дорогами, гостиницами и построенными на месте стадионов торговыми центрами?

— Это самый главный вопрос. То, что Сочи станет популярным местом для туристов, не вызывает сомнений. Вопрос — когда это произойдет? Точного ответа не даст никто, но нужно приближать этот момент. Сочи благодаря уникальному климату обладает монополией в круглогодичной возможности проведения любых мероприятий. На мой взгляд, это прекрасное место для проведения крупных выставок — вплоть до «Экспо». Кроме того, в районе Имеретинской низменности планируется строительство так называемого «Сочи-парка», который должен стать центром семейного отдыха. Это очень полезный с точки зрения повышения привлекательности региона проект. В Санкт-Петербурге когда-то не было аквапарков — и все ездили в Финляндию. Как только аквапарки в городе появились, они тут же стали популярны. Сыграют свою роль в повышении привлекательности Сочи и горнолыжные курорты мирового уровня в Красной Поляне. Там уже строят такие крупные компании, как «Газпром» и «Интеррос».

— Сколько времени займет ликвидация госкорпорации после Олимпиады?

— Сейчас этого никто не может сказать. В законе сроки не прописаны, поэтому их определит ликвидационная комиссия. На наш взгляд, и мы уведомили об этом правительство, ликвидировать «Олимпстрой» нужно после того, как станет понятна судьба каждого объекта и он будет передан на баланс новому хозяину. Сколько это займет времени, неизвестно — возможно, и несколько лет. Но делать это в спешке, потому что нам нужно ликвидировать госкорпорацию, считаю ошибочным: Олимпиада нам оставит богатое наследство, и мы его должны рационально использовать.

«НУЖЕН МОСКОВСКИЙ ОПЫТ ПРОНИНА»

— Летом одним из ваших заместителей стал уволенный президентом бывший руководитель московской милиции Владимир Пронин. Не боитесь критики?

— Разбрасываться такими людьми нельзя. Да, по вине его бывшего подчиненного произошла трагедия, но прямо увязывать ее с ним нелепо.

Его назначение укладывается в общую логику кадровых и структурных изменений, которые произошли в госкорпорации этим летом. Требовалось усилить строительный блок, ведь мы вступаем в активную фазу строительства. Ближе к 2014 г., когда будут сдаваться объекты, на главные роли выйдут эксплуатационщики. Пронину как раз поручено курировать эксплуатационный блок. Он возглавлял московскую милицию и имеет громадный опыт в организации правопорядка на массовых мероприятиях. Эти знания ему пригодятся, хотя его нынешние полномочия, безусловно, шире.

— Почему ликвидировали должность вице-президента по экологии?

— Ее занимал Станислав Ананьев, который перешел в госкорпорацию из Минприроды, где также курировал олимпийский проект. Он прекрасно справился с задачей: была сформирована нормативная база, разработаны и внедрены зеленые стандарты. В какой-то момент он пришел ко мне и сказал, что теперь отдельного вице-президента по экологии не требуется и достаточно департамента.

— Но Счетная палата заявила, что в городе даже нет ни одной законной свалки и строительные отходы некуда складировать. Ситуация действительно критическая?

— Строительные отходы на свалки не вывозятся, а перерабатываются, и продукты переработки повторно используются в строительстве. Что касается твердых бытовых отходов, то емкости действующего полигона в Лоо хватит на несколько лет до ввода в эксплуатацию современного мусороперерабатывающего комплекса в междуречье Буу и Хобзы. Кроме этого город получает очистные сооружения в Красной Поляне и Адлере, новые глубоководные выпуски сточных вод, а новые дороги и транспортные развязки — это отсутствие пробок, а значит, чистый воздух. Таким образом, благодаря Олимпиаде в Сочи решаются годами накопленные экологические проблемы.

«ЛУЧШЕ МЫ ПРОИГРАЕМ, НЕЖЕЛИ ОКАЖЕМСЯ В СЕРОЙ СХЕМЕ»

— Вы упомянули о финансовых издержках своего решения возглавить «Олимпстрой». О каких проектах идет речь?

— О строительстве жилого комплекса «Сияние Сочи». Это не имеющий аналогов проект с паркингом на полторы сотни мест и бассейном. У всех, в том числе кредиторов, мое желание его продать вызвало удивление. Однако поступить иначе я не могу по политическим и этическим причинам: работать в регионе и заниматься здесь бизнесом — неправильно. Сейчас идет поиск покупателей.

— А что с вашим швейным и строительным бизнесом в Санкт-Петербурге?

— Им занимаются управляющие компании. Я практически не вмешиваюсь.

— Говорят, вы разочаровались в швейном бизнесе и хотите выйти из него.

— Это не так. Российский рынок легкой промышленности измеряется десятками миллиардов долларов. К сожалению, государство пока мало на него обращает внимания, хотя два года назад и был госсовет в Иванове, где президент поручил поставить заслон контрафактной продукции из Китая и третьих стран.

— Ваша «БТК-групп» известна тем, что много шьет по заказу государства и контролируемых им компаний. Такая стратегия будет продолжена?

— Да, но мы участвуем во всех крупных конкурсах, даже за рубежом, например в Скандинавии. Нам не важно, кто заказчик, главное, чтобы конкурс был прозрачным. Лучше мы проиграем и не будем выполнять заказ, нежели окажемся в какой-то серой схеме.

— А шьете в Китае?

— Нет, на собственных фабриках в Санкт-Петербурге, Ленинградской области и Краснодарском крае.

— Для МВД шить не планируете?

— Несколько лет назад мы предлагали новый вариант формы. Была даже тестовая носка в нескольких регионах — всем понравилось, однако окончательного ответа от МВД не получили. Видимо, у них возникли финансовые сложности, но нужно понимать, что дешево и качественно не бывает. Если дешево, то это сказывается на качестве шитья и материала.

— Что c торгово-офисным и гостиничным комплексом на набережной Мойки? Строителей не видно, он весь в лесах, хотя должен был заработать в I квартале 2010 г.

— Отставание от графика — следствие уникальности проекта. Строительные леса ничего не означают — там идет активная работа с привлечением японских, немецких и английских специалистов. Здание построено в 1907 г. и было первым торговым домом в России. На первых этажах располагался по нынешним понятиям торговый центр, затем — швейные мастерские. В советское время здание несколько раз перестраивалось, но мы полностью восстановим его исторический вид — вплоть до установки шпиля, который был четвертой высотной доминантой Петербурга после Исаакиевского собора, Адмиралтейства и Петропавловской крепости. К 2012 г. планируем завершить все работы.

Максим ТОВКАЙЛО,
«Ведомости», 04.10.2010

Фото: Е. Кузьмина

Биография

Родился в 1953 г. под Владикавказом в семье учителей. После окончания Московского технологического института пищевой промышленности пошел мастером на комбинат пивоваренной и безалкогольной промышленности им. Степана Разина, дослужился до начальника цеха.

1984 – директор Всеволожского промышленного комбината

1987 – главный технолог-пивовар комбината им. Степана Разина

1991 – гендиректор, президент пивоваренной компании «Балтика»

2005 – председатель совета директоров ЗАО «БТК групп»

2009 – назначен президентом госкорпорации «Олимпстрой»

Олимпиада-2014 изнутри

Олимпийские и Паралимпийские игры пройдут в Сочи в феврале и марте 2014 г. соответственно. Стадионы и объекты инфраструктуры, которые необходимо построить к этому сроку, прописаны в правительственной программе, утвержденной в конце 2007 г. Тогда же для ее реализации была создана госкорпорация «Олимпстрой»: некоторые объекты она строит за деньги федерального бюджета сама, для других – привлекает инвесторов: в Сочи уже работают «Газпром», «Интеррос», РЖД, «Базэл», группа АСТ. Основное строительство идет в Имеретинской низменности, где будет расположено большинство стадионов, и Красной Поляне – там появятся трассы для лыжных гонок.

Строительство стадионов и минимальной инфраструктуры для их нормального функционирования – 185 млрд руб., из которых только 80 млрд потратит федеральный бюджет, говорил ранее вице-премьер Дмитрий Козак. Общие затраты на реализацию правительственной программы составят около 1 трлн руб. (доля федерального бюджета – более половины). Такие расходы должны позволить не только провести Олимпиаду на высоком уровне, но и превратить Сочи в курорт мирового масштаба.

Штрихи к портрету

160,7 млн руб. Cтолько согласно опубликованной декларации о доходах за 2009 г. составил официальный доход Боллоева. У него в собственности три дома, столько же земельных участков и квартир, а также шесть автомобилей.

$30 млн. Столько выручил основатель «Балтики», уйдя из компании в 2004 г. и продав принадлежащие ему около 1% ее акций.

«БТК Групп» Боллоева (точная доля не известна, по данным участников рынка, он основной акционер) занимается пошивом одежды, известна на рынке под элитными мужскими марками FOSP и Onegin. Чистая прибыль в 2009 г. – 154,8 млн руб. (данные «СПАРК-Интерфакса»)

«БТК-Девелопмент» (Боллоеву принадлежит 58,98%) строит бизнес-центры в Санкт-Петербурге, например BolloevCenter и «Петергофский» (класс B+), а также коттеджные поселки в Ленинградской области. По данным «СПАРК-Интерфакса», чистый убыток «БТК-девелопмента» за первые шесть месяцев 2010 г. – 1 млн руб.

Хоккейные заслуги Боллоева

«В середине 1990-х, когда возглавлял «Балтику», ко мне пришел тогдашний руководитель Федерации хоккея России Александр Стеблин и предложил спонсировать хоккейный турнир, который патронировала газета «Известия». Компания поддерживала хоккей до 2002 г. Не согласись я тогда, Россия могла бы этот турнир потерять».



 
загрузка...
 
Loading...