Осетия Квайса



Феликс ЦАРИКАТИ: «Москвичи меня любят, потому что я не обманываю»

30-12-04--_resizeМосквы бояться – знаменитым артистом не быть. Вот и он, впервые приехав в столицу из маленького кавказского городка, где и сегодня нет метро и таких огромных проспектов, почему-то сразу почувствовал себя как дома. А ведь мальчугану было всего восемь лет! Он влюбился в этот город и уже тогда решил во что бы то ни стало его покорить. Говорит, именно эта уверенность и помогла добиться амбициозной цели. Свой чарующий голос, которому подвластны как сложнейшие классические партии, так и эстрадные поп-шлягеры, он, кажется, в расчет не берет…

И пусть сегодня этот замечательный певец появляется на ТВ чуть реже, чем наспех «сфабрикованные» молодые звезды, от этого он не менее востребован и любим. Да и кто же в Москве не знает Феликса Царикати?

«Я НИГДЕ НИЧЕГО НЕ ЕМ»

Разговор о столице ведем в тенистых интерьерах Тимирязевского парка, где наш герой так любит гулять со своей маленькой дочкой. Как и для многих представителей музыкально-певческой братии, Москва Феликса Царикати началась с легендарного ГИТИСа.

– Я с самого начала знал, что буду там учиться. Честно! В принципе, всегда был уверен в себе, начиная с детского садика. Поэтому, когда ехал в Москву, знал, что поступлю – 100%. Причем именно в ГИТИС! Конечно, сначала я хотел поступать в Консерваторию, но мой первый педагог меня переубедила. Сказала: с твоей подвижностью, а тем более с твоим несоответствием голоса и внешности, – только на факультет актеров музкомедии в ГИТИС. У меня тогда был низкий голос, а сам я такой худощавый, невысокого роста. В общем, не для оперы (смеется).

В ГИТИСе, как сейчас помню, был дикий конкурс – 120 человек на место, но я легко его прошел. Так и началась моя счастливая студенческая жизнь…

Правда, поначалу счастье несколько омрачалось суровым общежитским бытом. Феликса поселили в четырехместной комнате рядом с кухней. Ему, привыкшему к идеальной чистоте, жить в таких условиях было просто невыносимо. Он даже домой хотел возвращаться, но мало-помалу привык. Впрочем, связь с малой родиной поддерживал исправно – чуть ли не каждые выходные летал на Кавказ. Благо студентам тогда полагались большие льготы. Дома, конечно, отъедался, запасался продуктами впрок. Несмотря на общежитское прошлое, Феликс до сих пор не может есть ничего, кроме домашней пищи.

– Еда для меня – это отдельная тема, – смеется Царикати. – Я нигде ничего не ем. Все привожу с Кавказа. Единственное, что спасало в общежитии, у нас была адыгейская студия, и там девчонки очень вкусно готовили, угощали меня. А после первого курса меня забрали в армию, и когда я восстановился, то уже жил один в комнате. Наступило счастье. Холодильник был затарен едой из дома. Хотя, конечно, если приходили гости, все сметалось в одну секунду (улыбается).

30-12-03_resize– Вы говорите, что до сих пор едите только домашнее? А как же гастроли? Неужели с собой все берете?

– А на гастролях я ем только пиво (смеется). Я вообще очень удобный артист – никаких сверхтребований не предъявляю. Единственное, с недавнего времени не сажусь в «Газель». В прошлом году зимой у нас были гастроли в Мурманской области. Можете себе представить, какие там зимы? А нам пригнали «Газель» с каким-то ненормальным водителем, но самое главное – с «лысой» резиной. Я понимал, что на дорогах – каток, поэтому долго отказывался ехать. Но все-таки уговорили. Мы взяли пиво, подняли тост за Святого Георгия, который нас охраняет в дороге, и отправились в путь. Я ехал спиной к движению. Вдруг – удар, все смешалось, как в барабане лото, где я и моя группа были шариками. Представляете, мы летели с 15-метровой скалы. У Петровича в итоге позвоночник пострадал, сотрясение мозга, разбита голова, у других – переломы… Один я остался цел и невредим, даже царапины не было. И в таком состоянии мы вышли на сцену. Перед этим, конечно, долго снимали стресс водкой, но были ни в одном глазу. Вот почему я больше не сажусь в «Газель»…

– Да, неприятная история. Но давайте вернемся к Москве. Впервые вы приехали в столицу, когда вам было…

– Восемь лет. Это было что-то потрясающее. Красная площадь, весь этот московский глобализм… А жил я у близкой знакомой в Новокосине. Помню, на 15-й маршрутке доезжал до метро «Ждановская» (сегодня – «Выхино». – М.Е.) и ехал гулять по городу.

– Один?

– Конечно! Я запомнил одно золотое правило: куда бы ты ни поехал в Москве, где бы ни вышел, всегда должен первым делом узнать, где метро. С метро уж точно не заблудишься. Так что страха не было, я как-то сразу адаптировался и уже тогда решил: обязательно вернусь сюда! И, как видите, вернулся.

Потом я приезжал в Москву, когда учился в 8-м классе. Первые джинсы купил здесь, в магазине польской моды. А еще – вельветовые джинсы-клеш, рубашку-батик с воротником «поросячьи» уши. Тогда еще были очень модны туфли на каблуках. Помню, захожу в класс уже в Нальчике и понимаю, что стал чуть ли не выше всех, а так всегда на физкультуре стоял предпоследним. Ниже был только Губин (смеется). Мне это так понравилось. И девчонки сразу внимание обратили. До этого-то я был в тени из-за своей скромности. Это потом, уже в Москве, разошелся. Причем не на шутку (лукаво улыбаясь).

– Знаем, знаем!

МАСТЕР-КЛАСС ДЛЯ КИРКОРОВА

Ох, и любят звезды эти жуткие истории про сидение на хлебе-воде и одной паре ботинок на четыре сезона. А вот Феликс Царикати все негласные законы студенческой жизни нарушал нещадно. Если и голодал, то только по причине собственного гурманства, одевался всегда хорошо, а бюджетному метро обычно предпочитал затратное такси. Не каждый москвич мог себе такое позволить, а осетин Царикати – мог. И было с чего! К 100 рублям, ежемесячно «прилетавшим» с далекого Кавказа, прибавлялись еще 150, заработанных честным трудом аккомпаниатора в ансамбле «Дружба». Так что жилось «бедному студенту» очень даже хорошо. По крайней мере, лучше, чем «земляку» из Дагестана Иосифу Пригожину. Оказывается, будущий крутой продюсер когда-то работал под началом нашего героя – играл на барабанах все в той же «Дружбе». Он и в общежитие ГИТИСа попал благодаря связям Царикати и там был долго им опекаем. Такое оно, кавказское братство!

30-12-01_resizeС другой культовой нынче фигурой наш герой тоже впервые повстречался в ГИТИСе. Дело было в 84-м году. Высокий худощавый юноша с наивными большими глазами возник на пороге аудитории. «Я сын Бедроса Киркорова, меня зовут Филипп, – сказал он педагогу Царикати, – хочу, чтоб вы меня послушали». Будущий поп-король российской эстрады исполнил отрывок из арии Фигаро из «Свадьбы Фигаро». И надо ж было такому случиться, что именно эту партию Феликс готовил к итоговому экзамену на окончание курса. Вердикт преподавателя был более чем красноречив: «Иди, покажи мальчику, как надо петь»… В итоге в ГИТИС Киркоров так и не поступил, но это никак не отразилось на их с Феликсом дружбе, которая продолжается до сих пор…

ВМЕСТО ДОСЬЕ

Феликс Царикати, заслуженный артист России, народный артист Северной Осетии. Родился 13 сентября 1964 года в городе Нальчик. В 1983 году окончил вокальное отделение училища искусств в Орджоникидзе (сегодня – Владикавказ), а в 1991-м факультет актеров музтеатра ГИТИСа. Участник конкурса молодых исполнителей «Юрмала-89». Дипломант фестиваля «Ялта-91», где стал обладателем приза зрительских симпатий. Лауреат фестиваля «Хрустальный дельфин-92». Первый альбом «Непутевый» выпустил в 1991 году. В 1993 году исполнил главную роль в фильме «Легенда горы Тбау».

Самые известные хиты: «Непутевый», «Провинциальная принцесса», «Ох, уж эти ножки!», «Спартак-Алания» и др.

30-12-05_resizeСвой первый успех Царикати пережил в 89-м году, когда учился на четвертом курсе. «Юрмала»… Одно название этого конкурса вызывало благодатный трепет у молодых исполнителей и бурный восторг у зрителей по всему необъятному Советскому Союзу. И, несмотря на то, что Феликс тогда не стал лауреатом, судьбоносный тумблер щелкнул в правильном направлении – молодого исполнителя заметили.

– Помню, все отборочные этапы проходили в Останкине. Это тоже очень знаменательный момент в моей жизни. Впервые я пришел в Останкино, увидел там воочию миллион всяких знакомых людей, которых до этого видел только по телевизору. Я был просто в шоке от происходящего. Конечно, это незабываемые впечатления. А потом был эфир, который впоследствии сделал меня знаменитым на всем Северном Кавказе. Конкурсы тогда ведь смотрели все, их ждали. Сейчас уже не так – народ насытился всем, нет ажиотажа и азарта. Так вот, после «Юрмалы» я и стал мелькать на экране. К тому же меня заметили видные деятели нашей музыкальной культуры: сначала великий Леонид Петрович Дербенев взял меня под свое крыло, потом меня пригласили в группу «Браво» на место Жанны Агузаровой. В общем, жизнь завертелась.

А в 91-м году я уже стал лауреатом конкурса «Ялта-91». Именно этот конкурс и сделал меня известным на весь Советский Союз, когда мне стали приходить письма со всех концов страны. До сих пор сохранилась вот такая огромная кипа телеграмм. Эти ощущения я никогда в жизни не забуду. А ведь все это происходило в Москве. И пусть сегодня я не мелькаю на экране, и меня нет, скажем, в первом эшелоне, я, слава богу, очень востребованный артист. Получается, до сих пор еду «по старым рельсам» и от этого ничуть не проигрываю (улыбается). И за все спасибо Москве, Москве, Москве!

АЛАВЕРДЫ ОТ МЭРА

Коллеги в шутку называют его любимым певцом правительства Москвы.

И основания для этого, прямо скажем, есть. Осетин Царикати, который, кстати, за 26 лет жизни в столице так и не почувствовал себя москвичом, сохранив верность родному Кавказу, не раз представлял Первопрестольную на самых разных международных фестивалях. Даже в Кении. А уж ежегодные поездки в город-герой Севастополь на День военно-морского флота России Феликс вообще никогда не пропускает. Говорит: «Юрий Михайлович отказывается без меня туда ехать».

А познакомились мэр и певец в самолете. Лужков как-то заметил голосистого осетина на одном из концертов и предложил администраторам, чтобы те пригласили его в поездку в Севастополь. Уже в полете к Феликсу подошел кто-то из приближенных: «Вас просит пройти Юрий Михайлович». Мэр летел в соседнем салоне. Пообщались, Царикати подарил ему кассету со своими песнями. В качестве алаверды Лужков вручил исполнителю часы. Правда, весьма нестандартным способом. В тот вечер наш герой закрывал праздничную программу гимном Москвы. На последних словах градоначальник снял с себя часы и бросил их на сцену. Феликс поймал их на лету.

30-12-02_resizeСегодня ни один городской праздник не обходится без выступления Царикати. Причем певец выступает не только на центральных концертных площадках, но и в округах и префектурах. На День Победы, например, успевает объездить, как минимум двадцать точек, где проходят торжества. И везде его, артиста, в последнее время не избалованного вниманием, обеспечивающего популярность ТВ, принимают как самую большую и самую главную звезду. Одним словом – народный певец Феликс Царикати.

На вопрос: «В чем же секрет этой народной любви?», он отвечает, не задумываясь:

– Потому что я не обманываю. Я такой, какой есть, и делаю свое дело на 100% честно. Начнем с того, что я никогда не работаю под фонограмму. И еще никогда в жизни я не отменил свой концерт по болезни. У меня были моменты, когда температура под 40, но я шел и работал. А однажды делал «ковырялочку» и подвернул левую ногу, ходить вообще не мог, на сцену выпрыгивал на одной ноге, и все равно ни один концерт не пропустил.

Еще важно то, что я просто добрый человек. Моему коллективу уже 19 лет, но ни один человек за это время не слинял. Мы уже состарились вместе (смеется). Когда их спрашивают: какие у Феликса хорошие черты характера, они отвечают: «Он добрый». А плохие? «Он добрый». Я никогда не уйду с площадки, не расписавшись последнему поклоннику, который ко мне подошел. Люди это видят и ценят…

– В каком-то другом городе вы можете рассчитывать на такую же популярность?

– Только у себя, на Северном Кавказе. Конечно, я очень много гастролирую по другим городам, но все эти концерты не афишные. И связано это с отсутствием меня на экране, скажем так. А вот Москва, которая стала моим вторым городом, меня безумно любит. Поэтому и я безумно люблю Москву, москвичей, гостей столицы. Мне приятно, что на мой февральский концерт в «Лужниках» собрался битковый зал, в последний день билеты невозможно было достать. Народ шел толпой. Вячеслав Добрынин, проезжая вечером там, подумал, что будет какой-то матч, о котором он не знает. А Слава страшный болельщик. И, самое главное, лишь малую часть зрителей составляли мои земляки: кабардинцы, осетины, все остальные были москвичи, которые, извините за нескромность, просто соскучились по хорошему голосу, хорошей музыке, хорошим песням. Я всегда говорю: у меня два недостатка. Я красивый и скромный (смеется).

– Свой первый концерт здесь помните?

– А как же! Он проходил в любимом мною концертном зале «Россия». Это было в 94-м году. Вы даже представить себе не можете, что тогда чувствовал я, молодой исполнитель, приехавший с Кавказа! Полный аншлаг, эфир на Первом канале… Ощущение потрясающее. Это просто надо пережить.

– Как вам кажется, почему Москва вас так легко приняла?

– Это связано с моей уверенностью в себе. Москва любит сильных. А еще она любит благодарных: когда ты приезжаешь сюда не для того, чтобы обогатиться, а для того, чтобы подарить этому городу и его жителям свой талант, себя. Этот город надо любить. Вот меня поначалу так тянуло домой, но уже через 2-3 года я приезжал домой, а мне там не хватало Москвы. Тянуло в метро, на Красную площадь, в зоопарк. До сих пор это одни из моих самых любимых мест в Москве. Москва – это тот город, без которого я просто не могу дышать. А поверьте, я много поездил по свету, но ни к какому другому городу ничего подобного не испытывал. Когда я выступаю на городском празднике, на Поклонной горе или на Лубянской площади и вижу эту толпу людей, которая подпевает мне, я понимаю, что это и есть настоящее счастье!

– Но у себя на родине-то вас, наверное, еще лучше принимают?

– Особенно на рынке! (Смеется.) Как ни придешь, сразу начинают кричать со всех сторон: «Иди к нам, иди к нам». И обязательно завышают цену, в два раза. Естественно, я никогда не торгуюсь, и они от этого кайфуют. Вот такой «прием». Но это уже совсем другая история…

Секреты популярности в Москве у Феликса Царикати выведывали

Мария ЕГОРОВА и Александр ОРЕШИН (фото),
газета «Москвичка», 8 августа 2009 г.



 
загрузка...
 
Loading...