Осетия Квайса



Эльбрус ТЕДЕЕВ: «Осетины – это сильная, гордая нация»

o-00008552-a-00002013Бытует мнение о том, что если человек талантлив, то он талантлив во всем. В случае с Эльбрусом Тедеевым все не так однозначно. С одной стороны, его спортивные таланты не подлежат сомнению. С другой – за четыре года, проведенные под куполом Верховной Рады, Эльбрус Сосланович так и не проявил себя как искусный законодатель или умелый оратор. Он словно является олицетворением социалистического принципа формирования советов – в их состав должны входить не только профессиональные юристы и экономисты, но и представители других слоев общества: шахтеры, врачи, спортсмены.

Посему политиком в прямом смысле этого слова Тедеева назвать сложно. Однако он в какой-то степени является символом нынешнего украинского парламента. Не только из-за своего постоянного участия в блокированиях парламента, но и отношением к этой отличительной черте Рады нынешнего созыва. Силовые противостояния возле трибуны ВР – это одно, а личные взаимоотношения с коллегами по парламенту – совсем другое. Свидетельство этому – фотографии Тедеева в обнимку с бютовцем Николаем Томенко, и рядом со спикером Арсением Яценюком, конечно же, во время блокирования президиума Рады, на стене его рабочего кабинета…

После разговора с Эльбрусом Тедеевым может сложиться впечатление, что политика стала для него заменой спорту после окончания активной карьеры борца. Он все так же трудоспособен и дисциплинирован, избегает обсуждения тренерских указаний, а просто выполняет их в полную силу, готов положить здоровье на алтарь победы своей команды. И, кажется, что в Верховной Раде нынешнего созыва такое отношение к политике имеет право на жизнь – как минимум, не меньшее, чем напыщенность хозяев жизни, которая исходит от целого ряда коллег Эльбруса Тедеева по парламенту…

«РУКА МИХАИЛА ВАСИЛЬЕВИЧА – ЭТО НАПОМИНАНИЕ О ЕДИНО ВЕРНОМ РЕШЕНИИ ПО КАЖДОМУ ОТДЕЛЬНОМУ ВОПРОСУ»

– Как четыре года, проведенные вами в Верховной Раде, изменили вас? Какие новые черты характера у вас появились, а какие наоборот – исчезли?

– Главное – что у меня не появилось раздвоения или растроения личности (смеется).

Конечно, те тонкости, о которых ты раньше узнавал только из прессы или телевидения, заставляют человека очень сильно задумываться. Естественно, от этого человек становится мудрее – может, даже не по годам. С другой стороны, ощущается нехватка тех фундаментальных знаний, восполнить которую до того, как я попал в парламент, я не мог…

По-моему, Цезарь когда-то сказал золотые слова: лучше быть первым в селе, чем вторым в Риме. То есть, конечно, лучше быть олимпийским чемпионом, чем в парламенте одним из 450 депутатов. Потому что есть в парламенте и немало таких вещей, которым научиться невозможно. Ты не можешь обманывать, лоббировать какие-то свои интересы, целенаправленно вводить в заблуждение своих коллег-депутатов и народ, который до сих пор верит обещаниям. Часто с трибуны Верховной Рады на всю страну в прямом эфире звучит сплошная чернота, и адаптироваться к этому, пройти эту акклиматизацию очень сложно. Немногие в состоянии воспринимать этот негатив.

– Если вы говорите, что лучше быть первым в каком-то другом месте, чем рядовым депутатом, то вам не приходила в голову мысль послать этот парламент к черту и быть первым где-то вне его стен?

– Для удовлетворения моих амбициозных спортивных целей я возглавляю целый ряд спортивных формирований, к примеру, Комиссию тренеров НОК и другие. В свободное время, когда нет пленарных заседаний, я еду либо в Ассоциацию спортивной борьбы Украины, либо в мой 98-й избирательный округ – это здесь, рядом: Бровары, Барышевка, Славутич.

И на самом деле это очень интересно: проводить с людьми встречи, отвечать на их сложные социальные вопросы. Очень тяжело понять, как решить те проблемы, которые есть в 50-60 км от Киева, столицы Украины. А проблем достаточно: в селах нет садиков, нет школ, нет спортивных залов – и это в 50 км от Киева!

Ну, допустим, один спортзал построил, еще для одного купил всю инфраструктуру, обеспечил материально-техническую базу. Ну, хорошо, отдаю я на эти цели периодически всю свою депутатскую зарплату – не раз такое было. Но что делать с детьми-сиротами? С пожилыми людьми, брошенными всеми абсолютно? Что делать с теми детьми, которые хотят стать олимпийскими чемпионами, но у них в районе нет спортивного зала, нет футбольных полей, не говоря уже о теннисных кортах и борцовских залах? Ведь у нас есть тысячи таких сел, сотни таких районных центров!

Надеюсь, что эта ситуация изменится благодаря Виктору Федоровичу, который и сам, по большому счету, является человеком от спорта, знает его проблемы, он возглавлял Национальный олимпийский комитет. Тем более, у нас сейчас есть уникальные возможности: провести Евро-2012, чемпионат мира по хоккею в 2011-м. Дай Бог, чтобы мы профессионально подготовились и получили право на проведение зимних Олимпийских игр в 2022 году. Ведь у нас для этого есть все аргументы, все основания…

– Давайте о спорте поговорим чуть позже. Меня вот что интересует: какая дисциплина, по вашему мнению, является более строгой, спортивная или политическая? В Партии регионов воплощением партийной дисциплины являются взмахи руки Михаила Чечетова…

– Остро вы ставите вопрос. Но я отвечу. В каждом трудовом коллективе его члены имеют определенные обязанности. В данном случае есть повестка дня, в ней есть законопроекты, внесенные оппозицией, а есть – законопроекты народных депутатов от коалиции, Кабинета министров Украины, они согласованы на политсовете Партии регионов, на коллегии коалиции. Естественно, рука Михаила Васильевича – это напоминание нам о едино верном решении по каждому отдельному вопросу.

– Но дискуссии по поводу поддержки каких-то законопроектов у вас бывают?

o-00008553-a-00002013– Естественно, бывают. У нас есть очень авторитетные народные депутаты, которые не один, не два и не три созыва находятся в парламенте, а все созывы еще со времен Советского Союза. У них может быть свое мнение в оправдание того или иного законопроекта.

– А в вашей политической практике были такие проекты, за которые вы лично считали, что надо голосовать, а Чечетов семафорил, что не надо? Или наоборот?

– Этим мы и отличаемся от других политических сил. И в спорте должна быть дисциплина, и в политике. Чем больше свободы, тем больше хаоса, тем больше абсурда.

Вот сейчас на местных выборах есть практика 50 на 50 – по мажоритарной системе и по спискам. Вот и посмотрим, что из этого получится…

– То есть, вы намекаете на то, что мажоритарщики указаниям Чечетова уже бы не подчинялись?

– Посмотрим…

– А если бы по такой же системе проходили выборы в парламент, вы бы баллотировались от списка или от округа?

– Понимаете, тут может сказаться проблема недостаточности опыта, недостаточности авторитета…

– Это у вас недостаточно авторитета?

– Мы должны четко понимать, что избирательный процесс – это дорогостоящий проект, и ни для кого это не секрет. Чтобы избиратель тебя услышал, к нему нужно обязательно приходить с помощью. Не с той помощью на словах, которая озвучивается с трибуны Верховной Рады: мол, завтра заработная плата поднимется, пенсии поднимутся, инвалиды получат надлежащую помощь. Это все они слышали уже не один год…

– В том числе и от вашей партии, кстати.

– Надеюсь, что при помощи четкой и понятной политики Президент выполнит все свои обещания. Сегодня у нас есть сбалансированная команда, есть парламентское большинство, есть Кабинет министров…

Конечно, и там бывает недопонимание по поводу того, что вот, мол, кто-то пришел во власть по чьей-то квоте. Это тоже может раздражать Президента, который дает указания, а в каких-то местах они недовыполняются. Но я уверен, что четкая вертикаль власти сегодня обустраивается, хоть кому-то это может и не нравиться.

Кто-то хочет приходить на работу к двенадцати, к часу, в обед, как это делалось у наших коллег-оппонентов? Такого здесь не будет! Все засучили рукава! На повестке дня у нас – борьба с бедностью, а как министр может бороться с бедностью, если он к обеду на работу приходит? Должна быть дисциплина!

Или вот сегодня, например (интервью записывалось 20 октября – Ред.) – день оппозиции, а наши политические оппоненты заблокировали работу парламента. То есть, сама сессия есть, а работа не выполняется. Значит, завтра нам как дисциплинированной политической силе надо прийти пораньше (смеется) и сделать все для того, чтобы принимались законопроекты, необходимые для проведения Евро-2012, для прокладки дорог, постройки мостов. Для всего этого нужна постоянная динамичная законодательная работа. Так что ради этого завтра придется с утра пораньше встать.

– Если мы проводим параллели между спортом и политикой, то нужно вспомнить и о такой вещи, как звездная болезнь. То есть, если человек достигает каких-то высот, то ему кажется, что уже и море по колено. Вот, например, Янукович – выиграл президентские выборы, с Россией отношения улучшил…

–  (перебивает) А кто у нас недавно был в гостях? Ведь не только с Россией отношения развиваются, еще и с Латинской Америкой. В европейских странах уже несколько встреч было. И на Западе у нас все нормально! Он говорит: «Наш курс – в Евросоюз, открывайте безвизовые ворота, пожалуйста». Это – приоритетное направление, которое он озвучивал, еще будучи кандидатом в Президенты… Разговор о звездной болезни здесь не уместен.

– …но сейчас, после отмены политической реформы, у него еще и полномочий больше стало. Сплошные успехи, одним словом. Вы, как человек, наверняка знающий, что такое звездная болезнь, как считаете: у Януковича может от этих успехов закружиться голова?

– Надо просто почитать его биографию с самого детства. Он сам рос, без родителей с двух лет, его воспитывала бабушка, как в сказке, получается. Но он фактически с 20 лет возглавлял комсомольские организации, с 20 с лишним лет – возглавлял государственные предприятия. Он дошел до должности губернатора родного края. Может после этого всего голова закружиться у человека от успеха? Может! Он же нормальный человек, из плоти, как и мы с вами.

Главное здесь – окружение профессионалов. Ведь посмотрите, сколько есть профессионалов в окружении Виктора Федоровича. Много! Ему есть на кого опереться. Возле него есть люди, которые подставят плечо.

А сила такого человека, как наш Президент, состоит не в каком-то физическом аспекте, а еще и в моральном, духовном. Вот что дает ему больше шансов удержаться на этом пике славы, на этом очень высоком уровне. Ведь он неразлучен с теми ценностями, которые в него закладывали его бабушка, рабочие, с которыми он работал в одной из самых преуспевающих областей Украины. У таких людей голова не должна кружиться.

– Просто сейчас много говорят о том, что члены этой команды поддерживают Януковича по-разному. Одни его подпирают со своей стороны, другие – тянут его на себя, третьи – отталкивают от него четвертых… Это ведь тоже факт.

– Все может быть. Мы ведь все люди, у каждого свои интересы. Все понимают, что чем ближе к руководству, тем теплее. Все понимают: вот если бы я был ближе к Президенту, мне бы проще было свои интересы отстаивать, приходить к нему с новыми проектами, осваивать те инвестиции, о которых он договаривается в Европе, в Китае или где-нибудь еще.

Но если ты не показываешь работу, если ты не успеваешь за шагом Президента – будь добр, освободи кресло. Есть те, которые будут успевать лучше тебя, и будет этим самым ярче Украина. И, конечно, есть правда в ваших словах, но надеюсь, что этот мудрый человек сделает все, чтобы баланс всегда сохранялся.

– Члены вашей команды очень любят рассказывать о достижениях команды Януковича, но признают ее ошибки, даже называют их вслух – не очень охотно. А как, по-вашему, были ли у новой власти какие-то ошибки за прошедшие месяцы?

– Я могу говорить только о нашей, спортивной отрасли. Она сегодня развивается очень динамично, было сделано множество заявлений о будущих международных форумах на территории Украины. А мы прекрасно знаем: если Виктор Федорович говорит о каких-то проектах, то он их все реализует, опять же, с помощью профессионалов, которые вдохнут в эти проекты жизнь. И я уверен, что физическая культура и спорт, детский спорт, олимпийское движение будут в нашем государстве на очень высоком уровне. Ведь даже сегодня нет на нашей планете такого места, где нас не знают как великую спортивную державу.

– Ну, со спортом более-менее понятно. С другими сферами все не так однозначно. Например, еще с лета члены вашей команды говорят о кадровых ошибках, допущенных нынешней властью…

– Вы сами прекрасно знаете, что когда формировалось большинство в парламенте Украины, те или иные государственные должности распределялись по квотам. И тут надо говорить о том, что в нашей команде есть десяток Героев Украины в разных отраслях, есть профессионалы, которым можно доверять, которые справятся с любой задачей. А у других политических сил, возможно, не хватает потенциала, у них ограниченная скамейка запасных.

Для того чтобы таких ситуаций не было, все-таки нужно сконцентрировать власть так, чтобы у нас был один ответственный человек за все, что происходит в нашей стране. Я думаю, что Виктор Федорович, Президент Украины в ближайшее время разберется в каких-то кадровых проволочках, опять-таки при помощи своей Администрации и ее серьезных кадровиков, очень долго проработавших в системе государственной власти и знающих, кто на что способен.

– А если говорить об обещанных членами вашей партии кадровых ротациях, то видите ли вы лично какого-то человека или людей в правительстве, которые, возможно, не справляются со своими обязанностями?

– Я могу в таком ключе обсуждать вопросы, касающиеся национальной олимпийской команды по вольной борьбе – и девочек, и мальчиков. Там я вижу тех, которые сегодня, возможно, не справляются, тех, кто не до конца активны, не до конца отдаются работе…

А для кадровых ротаций в сегодняшней власти есть Николай Янович Азаров, для этого есть Президент, есть его Администрация, которые знают каждого в лицо, знают, кто на что способен.

– А вот когда нынешним летом коалиция увольняла Нестора Шуфрича, и вы голосовали за его отставку, то это было свидетельством того, что он не справлялся?

– Тут вопрос к самому Нестору Ивановичу, прежде всего. Он знает, за что его уволили, и я уверен, что он может поделиться исчерпывающей информацией о своей отставке (пауза). Конечно, мне обидно, что так случилось.

«Я НА СВОЕЙ ПАМЯТИ НИКОГО ИЗ КОЛЛЕГ НЕ ОБИЖАЛ. К СЧАСТЬЮ. Я ЖЕ ОЧЕНЬ СДЕРЖАННЫЙ»

– Ваша парламентская деятельность у многих ассоциируется с участием в силовых противостояниях в стенах Рады. В ходе таких событий вас часто видят в президиуме парламента, на его трибуне… Вам самому это нравится?

–  (пауза) Вот мы сейчас смотрим историю парламента Украины (показывает на экран телевизора, на котором демонстрируются кадры парламентской хроники 2000 года – Ред.). Это ведь давно было, даже до пятого созыва. Даже тогда отношения были очень не простыми.

– Но тогда как-то без крови обходилось. Первый раз на моей памяти кровь под куполом пролилась в апреле этого года, когда ратифицировались «харьковские соглашения»…

– Это когда они дымовые шашки принесли?

– Да.

– Так хорошо, что они гранаты не принесли. Хорошо, что на бензовозе в Раду не заехали…

Вы посмотрите архивы. У нас такое давно происходило. Когда еще в 2000-х годах побили Мартыненко, крови было еще больше, чем в апреле. Или когда Бондаренко сальто сделал. Или когда Суркис провел Юлии Владимировне такой не очень эффектный удар, а она ему сдачу дала. Или когда Черновецкий плевался на других людей…

– Но вы считаете, что учащение и ужесточение подобных событий в нашем парламенте – это нормально?

o-00008554-a-00002013– А вы последние события в японском парламенте видели? Когда там одна женщина у мужиков вообще чуть скальп не снимала (улыбается). Это происходит не только в нашем парламенте, но и во многих парламентах мира – и в демократических режимах, и в тоталитарных, везде! Везде, где пытаются главу парламента и премьер-министра назначить пакетом, – везде происходят такие события. А если депутатов травят газами, то, я думаю, что журналисты должны с критикой обращаться не в нашу сторону, а в сторону наших оппонентов.

Нужно просто смотреть на мировой опыт. Смотреть, как работают парламенты тех стран, на которые нам показывают пальцем: вот, мол, посмотрите, как у них все светло, без крови. А на самом деле то, что происходит у нас в парламенте – это использование опыта других парламентов. В том числе европейских, демократических.

Мы все люди, у всех есть эмоции, но кто-то из нас более сдержанный, а кто-то менее. Я на своей памяти никого из своих коллег не обижал. К счастью. Я же очень сдержанный. Ведь если говорить о моем заряде на победу, то я понимаю, что никого не смогу победить в парламенте Украины! Мои коллеги – женщины и мужчины, лучшие представители украинского народа, у всех у них есть родители, есть избиратели. Кого ты там можешь победить? Здесь у меня есть понимание ответственности и солидарности, тем более, спорт воспитывает уважение к слабым…

Если сегодня нам нужно остановить какие-то нерегламентные действия наших оппонентов, или если наши оппоненты останавливают работу парламента – то это нормальные рабочие отношения и аспекты. Спорные вопросы, на мой взгляд, нужно обсуждать исключительно на согласительных советах. Руководители фракций должны собраться, пожать друг другу руки, а тогда вместе выйти и голосовать за вопросы повестки дня. А если такого консенсуса не будет, то никогда не будет и того спокойствия, на которое вы намекаете.

– Подобные вопросы иногда задают Виталию Кличко, фракция которого время от времени принимает участие в силовых противостояниях в Киевсовете. Вам, спортсменам, вообще тяжело сдержаться от того, чтобы продемонстрировать в зале заседаний свой профессиональный арсенал? То есть, чтобы не просто постоять в президиуме или потолкаться за трибуной, а…

– Ну, посмотри на этих уважаемых людей! Кого ты здесь можешь пальцем тронуть? Ведь они все уважаемые, все – любимые народом Украины: частично теми, частично теми. Кого ты здесь можешь обидеть?

Ну, посмотри, какие классные у меня объятия с Томенко Николаем Владимировичем (показывает на фотографию, висящую на стене). Или с Костенко. Это для меня уникальные люди. Они могут быть еще в десятках созывов, до конца своей жизни в парламенте, и всегда будут для меня уважаемыми. Ну, кого из них ты можешь пальцем тронуть?

Другое дело – если идет личное оскорбление. Я думаю, что если бы в Киевсовете кто-то Кличко лично оскорбил, то он бы там нокаутировал любого. И если меня кто-то лично оскорбит, то, думаю, я с ним разберусь.

А если говорить о противостояниях в городском совете, то пусть Кличко приходит туда со своим большинством и делает то же самое, что делал Блок Черновецкого со своим большинством. Ну, пришло в Киевсовет большинство, делят они ту же землю, пополняют бюджет города – так дай Бог им здоровья. Если есть к ним вопросы – для этого есть прокуратура, МВД, СБУ, которые разберутся со всеми, и это правильно.

– В интервью газете «Бульвар» еще за октябрь 2004 года, до вашего прихода в политику вы пообещали журналисту, что через полгода будете давать интервью по-украински…

– Я со своей помощницей розмовляю українською мовою. Виключно. У меня есть друзья, которые возглавляют наши партийные организации в областях западных, я с ними говорю тоже на украинском языке. Исключительно. Моя дочь – лучшая в своем лицее по украинскому языку, по нашій державній мові, и я это поддерживаю.

– Просто оппозиция угрожает, что для того, чтобы заблокировать принятие закона о языках, она пойдет на такие действия, по сравнению с которыми дымовые шашки во время ратификации «харьковских соглашений» покажутся вам цветочками. Речь идет чуть ли не о том, чтобы заминировать трибуну парламента. Если действия оппозиции будут еще более радикальными, чем в апреле, готовы ли вы действовать еще радикальнее, чем тогда?

– В Конституции четко прописан закон о языках, об особенностях территорий, на которых компактно проживают румыны, русские, представители других национальностей. Мы не говорим сейчас о государственном языке: державна мова всегда была и будет для нас приоритетом. Но мы говорим о том, что если человек не знает свою личную историю, свою культуру, свой язык, то он не сможет с любовью, с уважением относиться к истории, к культуре того народа, частью которого он является сегодня, в чьей арбе он едет, в котором рождаются его дети. Я свою жизнь связываю исключительно с Украиной, с ее целостностью, с единственным государственным языком. Но мы должны говорить о том, что есть вопрос компактного проживания людей, которые воспитывают детей на каком-то своем языке. Ведь если мы говорим о татарах, то что, вы думаете, что они все сегодня готовы перейти на державну мову? Это делать нужно постепенно, плавно, их надо массировать, готовить к решению этих вопросов.

А если кто заминирует трибуну… Вчера мы видели, как в парламент Чеченской республики залетели радикалы, убили людей… Их просто осудят, и на этом все закончится. Они станут такими же врагами для украинского народа, как те чеченцы, которые вчера убивали своих сограждан. От них откажутся свои же. Даже если на повестке дня стоит закон о языках, отстаивать его нужно демократично.

«ПРИЗНАЕТ УКРАИНА НЕЗАВИСИМОСТЬ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ ИЛИ НЕ ПРИЗНАЕТ – ОНА УЖЕ СУЩЕСТВУЕТ»

– В ходе избирательной кампании Виктор Янукович обещал, что признает независимость Южной Осетии. Сейчас он говорит, что делать этого не будет. Как вы относитесь и к этой проблеме, и к изменению позиции Януковича по этому поводу?

o-00008555-a-00002013– Для меня Виктор Федорович в прямом и переносном смысле – Бог и царь. Это – единственная надежда Украины, которая может вытащить нас из той экономической катастрофы и политического хаоса, который стоял у нас все это время…

Признает или не признает Виктор Федорович независимость Южной Осетии и Абхазии – это вопрос исключительно к нему. Но в мире нет такой нации, у которой есть автономная республика в составе Российской Федерации, и есть свое государство. У осетин есть независимое государство, есть дипломатические отношения с шестью государствами мира, и есть независимая республика в составе Российской Федерации.

Осетины – это сильная, гордая нация, которая в борьбе за свою независимость потеряла 30 тысяч лучших сыновей. То же можно сказать и об абхазах. Борьба за независимость без крови не обходится, но не дай Бог какому-либо народу – малому или большому – пройти через такие процессы, через которые прошли осетины: через военные вторжения, тысячи детей пропали без вести, семьи разрушены…

Нельзя склеить исторические страницы, которые проходят через геноциды. Ведь аморально в день открытия Олимпийских игр нападать на спящий город, на детей, на бабушек. Это осудил Европейский Союз, Европарламент. А сегодня в Украине очень остро стоит вопрос о поставках оружия в Грузию. На повестке дня Генеральной прокуратуры сейчас стоит возбуждение уголовного дела: продано оружия на сотни миллионов долларов, а в бюджет попало пару тысяч гривен…

– А как лично вы относитесь к тому, что сегодня Янукович встречается с Саакашвили, Президент Грузии приезжает к нашему на день рождения, а Южную Осетию Украина не признает?

– Мы – демократическая, сильная, независимая страна. И через такие встречи мы становимся еще сильнее. Может, Саакашвили покается, скажет: «Извините, я не хотел, меня вынудили это сделать. Извне позвонили мне, Бог его знает, откуда, дьявол меня попутал, и я это сделал».

– А вы у Януковича никогда не спрашивали, почему он не признает независимость Южной Осетии?

– Виктор Федорович – очень опытный человек, он сам разберется с этим…

– А вам это лично не интересно?

– Мы – уже независимое государство. Признает Украина независимость Южной Осетии или не признает – она уже существует. Она – сильное независимое государство, со своими границами, с селами, столицей – маленьким городом Цхинвалом. Очень красивое: там очень красивые рельефы, горные ручьи… Там всегда жил народ, независимый ни от кого. Даже в составе Грузии, куда его Иосиф Виссарионович Сталин присоединил насильственным путем, он всегда был независимым.

Осетины жили там веками – гордые, сильные. Что нам дает возможность ходить с очень высоко поднятой головой – так это то, что Осетия во время Великой Отечественной войны дала больше всего Героев Советского Союза на душу населения. У этого маленького народа – 36 героев Советского Союза, в том числе генерал армии Плиев, дважды Герой Советского Союза, герой Манчжурской войны. Ради своей свободы, своей Отчизны осетины готовы отдать самое дорогое – свою жизнь, они готовы пожертвовать своими детьми, и это дает нам возможность чувствовать себя независимыми людьми. Многие из осетин погибли именно на территории Украины. Мой дядя в Харькове потерял ногу… Мы связаны друг с другом, и признание или непризнание – это всего лишь маленькая формальность.

А мы как жили там, так и будем жить. Потому что наши горы не перенесешь в Южную Америку. И наш Чернобыль тоже не перенесешь. И Черное море наше тоже никто не отберет. Но за это все надо бороться. За свою независимость всегда нужно будет бороться. Слабый человек никогда не сможет взять в руки оружие и защищать свою страну. А если ты будешь сильным, то сможешь спокойно разговаривать с любым пришельцем, с любым завоевателем – кем бы он ни был, хоть марсианином.

Святослав ХОМЕНКО,
«Главком» (Киев), 27.10.2010

Фото: Роман МАЛКО («Главком»), пресс-служба Эльбруса ТЕДЕЕВА



 
загрузка...
 
Loading...