Осетия Квайса



Дзамболат ТЕДЕЕВ: «Не стреляйте в тренера»

defaul-2tДзамболат Тедеев и сегодня – совсем молодой человек, 23 августа исполнится 42 года. Когда-то он, борец-вольник, выигрывал чемпионат СССР, был чемпионом Европы. Сегодня учит выигрывать других.

С 2001 года возглавляет сборную России, которая при нем в командном зачете ни разу не проиграла ни чемпионаты Европы, ни чемпионаты мира, ни Олимпийские игры. На Олимпиаде в Афинах вольники в семи весовых категориях завоевали три золотые медали. Столько же было и в Пекине четыре года спустя.

Тедеев заехал в Москву ненадолго – по дороге из Берлина в Адлер, где команда вольников готовится к сентябрьскому чемпионату мира.

* * *

- Некоторые газеты вас называют «Дзамболат», другие – «Джамбулад». Как правильно?

- Правильно – Дзамболат. Близкие зовут меня Джабо. Так короче. Но в сборной – только по имени-отчеству, Дзамболат Ильич.

- Илья – редкое имя для осетина.

- Ничего подобного. В советское время у нас могли любым русским именем ребенка назвать. Это нынче о национальном вопросе думают.

- Отец ваш серьезно болен…

- Да, позавчера мы прилетели из Берлина – его прооперировали. С божьей помощью стало получше. Были скверные подозрения, половину легкого удалили, лимфоузлы. Сейчас чувствует себя нормально. Врачи сказали, нет большой необходимости в Германии отлеживаться, лучше отправиться домой. Там и климат привычнее, и стены помогают. Отец соскучился по Цхинвалу. Набрали всяких медикаментов – и на самолет.

- Ваш дом сегодня – тоже Цхинвал?

- Мой дом – Советский Союз. В моей душе он до сих пор существует. Друзья у меня повсюду. Цхинвал – это родина, там жил до пятнадцати лет. Ну, а в Москве обосновался давным-давно.

- На родину выбираетесь часто?

- Прежде ездил очень часто, но теперь не получается. Не все рады меня там видеть. Была история несколько лет назад – в Цхинвале у меня отобрали автомобиль. Остановили на посту и заявили, будто «мерседес» ворованный. Хотя он таким быть не мог, я взял машину во Владикавказе у двукратного олимпийского чемпиона Махарбека Хадарцева. Неделей ранее Хадарцев на этом «мерседесе» ездил в Ростов, к полпреду президента Виктору Казанцеву.

- В 90-е, во время первой войны, уцелел дом, в котором выросли?

- Это во вторую войну три снаряда попали в наш дом, половину снесли. А первая война вообще оказалась особенной. Никто не был готов к такому развитию событий. На наших глазах сначала развалился Советский Союз, а следом из Южной Осетии ушли миротворцы. Это произошло в 5 часов утра. Вот это было ужасно, настоящее предательство.

Тогда в Южной Осетии не было человека, который бы не воевал. Патриотизм удивительный. Правда, никто не знал, что такое кровь и смерть. Через год наступило перемирие, но и оно ничего не решило. Люди смотрели по сторонам – город был разрушен…

- Самый страшный для вас день на войне?

- Когда ранили отца и его двоюродного брата. Отец получил семь пуль в живот.

- Как же его выхаживали в таких условиях?

- Так и выхаживали. Дороги разбиты, магазины и аптеки закрыты. Всем городом собирали отцу кровь.

- Вы всю войну пробыли в Цхинвале?

- Разумеется. Никто из нашей родни не мог уехать или спрятаться, все воевали. Мне было 22 года, еще ни жены, ни детей. Абсолютно не думал, что могу погибнуть, – просто шел вперед.

- На следующей войне, в августе 2008-го, ваши близкие не пострадали?

- Слава богу, нет. Я был на Олимпиаде в Пекине со своей командой. Когда услышали о том, что творится в Цхинвале, схватились за голову. Мои дети и родители находились там, сидели по подвалам. Невозможно было голову высунуть, обстрел жуткий. Бомбили спящий город. Затем пошла информационная война, обвиняли Россию: якобы она напала на Грузию…

- Можем себе представить ваше состояние в Пекине.

- Жил с телефоном возле уха. В те дни решалось, быть Южной Осетии или нет. Там все меня знают – и сыпались эсэмэски от незнакомых людей. Они по двадцать-тридцать лет не выезжали за пределы Осетии, думали: раз я тренирую сборную, обо мне пишут газеты – значит, я на короткой ноге с Дмитрием Анатольевичем и Владимиром Владимировичем. И писали: «Позвони Медведеву или Путину, чтобы нас спасли». У меня слезы наворачивались. Люди прощались с жизнью, я был для них последней надеждой.

Пока шла Олимпиада, Сан Саныч Карелин с Алиной Кабаевой привезли в Цхинвал три борцовских ковра. Когда мы вернулись из Пекина, то не отправились по домам праздновать победу – а сразу полетели с гуманитарной помощью в Южную Осетию.

* * *

- В вашей жизни было много тяжелых моментов – четыре года назад потеряли брата, которого убили во Владикавказе.

- Ребята ужинали в ресторане, тут приехал брат. Сел с ними. Неожиданно ворвался человек – и начал беспорядочную стрельбу. Убил Ибрагима и парня, который сидел рядом.

- Того человека задержали?

- Его тоже там убили. Сразу. Но я до сих пор не знаю, в чем был его мотив. Честно вам говорю.

- А вы когда-нибудь мысленно прощались с жизнью?

- У всякого мужчины такие моменты были. Например, люди, с которыми я работал, оказывались по другую сторону баррикад. Когда-то они участвовали в чемпионатах мира и Европы. А я их пытался воспитывать. Видите, непросто мне приходится… Команда интернациональная. Где работаю как политик, где – как дипломат. Где надо зубы показать, там показываю.

- Чем ближе Олимпиада, тем сильнее на вас давят?

- Я недавно встречался с руководителем одной республики. Их борец выиграл чемпионат страны. Но этому чемпиону уже давали три шанса. Взяли на «Европу» – проиграл. Взяли на чемпионат мира – проиграл. Взяли на Кубок мира – снова проиграл. А я ближе к Олимпиаде ищу человека, который выступал бы надежно. И вот слышу: «Когда наши интересы в боксе ущемлялись, мы собрали исполком и сняли президента федерации». Я спросил: «Может, вы хотите снять нашего президента Мамиашвили?» Это смешно, конечно – но у каждого свой интерес. Одно дело – местный уровень, другое – сборная России. Тут ошибаться нельзя. Хоть бывают прямые угрозы.

- Например?

- Отец одного борца пришел ко мне: «Вы не привлекаете моего сына в сборную России? Так знайте – вы каждый вечер укладываете голову на подушку. Смотрите, чтоб мозги не оказались на потолке…» Вот если б вам такое сказали – как бы отреагировали?

- Стало бы не по себе.

- Я вас понимаю. Но сам одиннадцатый год возглавляю сборную. Если надо – могу немножко отступить, только не в этом случае.

- Так что ответили?

- Сказал: долой с моих глаз. Чтоб больше тебя никогда не видел.

- Этот борец сейчас в сборной?

- Нет. Но если выиграет – будет входить. А отец хочет, чтоб я за прошлые заслуги брал парня в сборную. Тогда можно и Андиева с Фадзаевым позвать обратно. Нам дорога история – но нужен результат.

- Были случаи и посерьезнее отцовских угроз – прошлым летом в Махачкале борец Багомаев стрелял в Шахмурадова, своего тренера.

- Я был потрясен, когда узнал. С Шахмурадовым у меня свои отношения, довольно непростые. Я после стрельбы прилетел в Дагестан, проведать. Хоть мы четыре года до этого не разговаривали. Сегодня я приглашаю его в сборную России – несмотря ни на что.

- На что?

- Я стал самым молодым тренером в истории борьбы. А были заслуженные, опытные тренеры. Они думали: а-а-а, пацан пришел, не потянет. Хотя все до меня работали со сборной – и не справлялись с задачей, отпустили ситуацию.

- Вам удалось навести порядок?

- Да. Кого-то отчислил из сборной, с кем-то – достаточно было поговорить.

- Стрелявшего Багомаева вы знали лично?

- В сборной его не было. Но несколько раз он приезжал и готовился с командой за свой счет. Уровень борьбы в Дагестане и Осетии настолько высок, что многие ребята могли бы выступать за сборную другой страны и брать медали на Олимпиаде. В России конкуренция сильнее, чем в мире.

- По Багомаеву было видно, что не совсем адекватен?

- А как он мог это проявить? Не угадаешь, на что человек способен. Но только умалишенный может стрелять в своего воспитателя. В наше время тренер был как отец. Он лишь посмотрит на тебя – уже мороз по коже.

- Багомаева вскоре нашли в лесу мертвым. Говорили, что застрелился. Верите?

- Я не судья, но… Наверное, Богу было так угодно.

* * *

- Среди ваших друзей – Валерий Газзаев. Так?

- Уже лет двадцать пять. А две недели назад в Москве крестил его внука. Валерий для меня как старший брат. Он достойный, благородный, сильный человек. Очень порядочный. И лучший тренер в России.

- Ездили в Лиссабон, когда его ЦСКА выиграл Кубок УЕФА?

- Нет. Зато с Газзаевым поехал в Северную Осетию, когда этот Кубок возили по стране. Валерий пригласил. Когда у него что-то не ладилось, мы вели много бесед. За последние десять лет сборная России по вольной борьбе не проиграла ни одного чемпионата мира, Европы или Олимпиаду. Я поздравлял Газзаева с победами. А как-то после поражения сказал: «Не переживай. Тебе нужно разок своих футболистов отправить к нам на сбор. Гарантирую – будут результаты». Газзаев засмеялся: «Да-да, надо попробовать…»

- Что такого в ваших сборах?

- Когда на блюдечке все преподносят – человек перестает ценить. Расслабляется. А у нас условия спартанские. Вы знаете, что борцы все время побеждали чемпионский состав «Алании» – когда играли в футбол на маленьком поле? Всегда! На ногах наши стоят крепче, да и координация получше.

- Вот только заработки у вас с футболистами несравнимые.

- В каком измерении они живут? Как можно покупать спортсмена за 10 миллионов евро?!

- Какой бюджет у вашей сборной?

- Полтора миллиона долларов. На эти деньги я год должен возить 62 борца по сборам. Олимпийский чемпион сегодня получает 15 тысяч рублей.

- Какая у вас зарплата?

- 25 тысяч рублей. У меня, главного тренера непобедимой сборной! А футболисты на чемпионат мира пробиться не в состоянии…

- Обидно?

- Не обидно – дай бог, чтоб у них было. Но и мы не должны голодать. Мне хочется, чтобы государственную команду спонсировали государственные структуры – вроде «Газпрома» или «Роснефти». А они спонсируют частные клубы.

- Вы дружите еще с одним известным осетином, Виталием Калоевым.

- Я дружу, а мой покойный брат вообще был с Калоевым не разлей вода. Перед той трагедией, которая случилась в Швейцарии, Калоев три года жил в Испании у Ибрагима.

- У брата там был дом?

- Да. Трудились вместе. Когда Калоев собрался в Швейцарию, мы его провожали – понятия не имели, зачем он туда отправляется. Объяснил коротко – хочу посмотреть на место, где погибла семья. Мы приготовили три пирога, теленка зарезали, провожали по нашим традициям. А потом пришла весть, что Виталий убил швейцарского диспетчера. Были в шоке. Сейчас Калоев живет во Владикавказе, замминистра Северной Осетии по строительству.

- С вашим братом у него был бизнес?

- Совершенно верно. Жена и дети Калоева как раз летели в Испанию на летние каникулы. Мы подружились, когда в Северной Осетии строили спиртзавод. Виталий этим строительством руководил, он очень серьезный строитель. Ибрагим потом помогал адвокатами, организовывал приезд в Швейцарию руководства Северной Осетии…

- Бывший футболист «Алании» Бахва Тедеев кем вам приходится?

- Родственником.

- Дальним?

- Мы не делим их на дальних и ближних. Родной человек – он и есть родной человек. Ведь вся наша фамилия идет из одного корня. Просто со временем жизнь нас разбросала.

* * *

- У вас есть объяснение, почему в борьбе постоянно меняются правила?

- Международная федерация все делает, чтоб другие страны тоже завоевывали медали. Вы помните, что произошло в 2007-м?

- Что?

default-1- На чемпионате мира Россия в семи весовых категориях взяла шесть золотых медалей и одну бронзовую. В истории такого не было. Вот чиновники и думают: надо или географию расширять, или закрывать борьбу.

- Куда пропали герои Пекина – Ширвани Мурадов и Бахтияр Ахмедов?

- Ахмедов на последнем чемпионате России занял второе место. После Олимпиады он год отдыхал. Потом возобновил тренировки, но Билялу Махову пока уступает. Мурадов же за два года ни разу не появился на сборах. Замучили травмы – то колено, то голеностоп. Ему уже четыре операции делали! Ширвани лишь недавно приступил к тренировкам. Если сможет полностью восстановиться – ждем его в сборной.

- А что с двукратным олимпийским чемпионом Мавлетом Батировым?

- Мавлета очень уважаю. Он как спортсмен состоялся на моих глазах. Вспоминаю, как в 2003-м повез его на первый чемпионат Европы в Латвию. Батиров на отборочном турнире не вошел даже в тройку, но я все равно включил его в состав. Чутье подсказывало – надо дать мальчишке шанс. Хотя отстоять его стоило немалых усилий. В той весовой категории у нас не было явного лидера, а Мавлету, как мне казалось, эта ноша по силам.

- Не ошиблись.

- Только не думайте, что все было гладко. На Европе он стал третьим. Поехал на чемпионат мира – а там в десятку не попал, оставшись без олимпийской лицензии! Но я все равно продолжал верить в Батирова – и страна получила двукратного олимпийского чемпиона.

- Мавлет не обиделся, что вы отцепили его от чемпионата мира в Москве?

- На что обижаться, если в этом году на чемпионате России он проиграл в первой же схватке?! Как же его можно брать на чемпионат мира? После Пекина Мавлет не выступал два года. Сейчас вернулся, но за старые заслуги место в сборной никто не получит. Его необходимо заслужить.

- Состав сборной на чемпионат мира определен. По-прежнему туман лишь с весовой категорией 96 кг, где два претендента – олимпийский чемпион-2004 Хаджимурад Гацалов и чемпион России-2010 Ибрагим Саидов?

- Да. Очень сложная ситуация. Саидов в сборной уже пятый год. Он стабильно входит в тройку призеров на чемпионате России, но за плечами у него нет международного опыта. Сколько раз пытался отправить Саидова на какой-нибудь зарубежный турнир, но у него вечно находится причина для отказа. То травма, то еще что-то. Предлагал в начале августа поехать в Польшу – опять не смог. Спрашивается, почему он боится ехать и проверить себя в схватках с основными соперниками из Грузии, Узбекистана, Азербайджана, Ирана?

- Почему?

- У меня ответа нет. В прошлом году взял Саидова на Кубок мира. Так иранцу он уже через 50 секунд уступал – 0:5, а потом тот поймал нашего борца на «промокашку» и сделал туше. Если б чемпионат мира проходил не в Москве, я, не задумываясь, включил бы в состав Саидова. Но дома, на глазах своих болельщиков, проигрывать мы не имеем права. Саидов же сегодня – это лотерейный билет. А Гацалов – опытный, стабильный борец. Впрочем, время для принятия решения в запасе еще есть.

- Кто из борцов, на ваш взгляд, мог добиться большего? За кого особенно обидно?

- За Бесика Кудухова, который в Пекине не стал олимпийским чемпионом. Хотя за год до Игр победил на чемпионате мира. Обидно за Биляла Махова и Махача Муртазалиева, которые вовсе не попали в Пекин, при том что годом ранее тоже выиграли чемпионат мира. Обидно за Георгия Кетоева. В 2007-м он стал чемпионом мира, не отдав соперникам ни единого балла! FILA (Международная федерация борьбы. – Прим. «СЭ») признала тогда Кетоева лучшим борцом года. Однако на Олимпиаде он довольствовался бронзой. Кстати, его мать – грузинка, отец – осетин. Во время трагических событий в Цхинвале в августе 2008-го мать Кетоева находилась в Грузии, а отец – в Южной Осетии. Представляете, в каком состоянии парень выходил на ковер?

* * *

- Бувайсар Сайтиев после возвращения из Пекина нам сказал: «Кудухов с Кетоевым – талантливейшие ребята, каких давно не появлялось в сборной. Растренировать перед Играми таких монстров – это надо было умудриться…» Есть что ответить?

- Проблему эту можно рассматривать с разных сторон. Я вам так скажу. Есть категория спортсменов, которые взлетели высоко, а теперь считают, будто всего достигли сами. Что им никто не помогал. Но ведь дом на чем держится? На фундаменте. Не будет его – дом рухнет. Так и спортсмен не может состояться без тренера. Чемпионами не рождаются – ими становятся. Пока они шли к успеху, рядом с ними были тренеры, врачи, массажисты. Неужели эти люди к их золоту никакого отношения не имеют?! Я, например, бываю дома четыре месяца в году. Остальные восемь провожу на сборах. Если кто-то считает, что способен добиться всего без команды, пусть приезжает один и готовится. А мы поглядим, что из этого выйдет. К сожалению, некоторые уважаемые олимпийские чемпионы на пике славы обо всем забывают. Но всегда надо реально смотреть на вещи. Знаете, что такое звездная болезнь?

- Что?

- Выиграл человек Олимпиаду, шагнул на пьедестал, его все поздравляют. Проходит время – но ему кажется, что он так и стоит на пьедестале. А есть чемпионы, которые даже после самых громких побед спокойно ходят по земле. На них и нужно равняться.

- В какой момент вы поверили, что Сайтиев все-таки поедет в Пекин? Когда с третьей попытки он победил своего главного конкурента – Махача Муртазалиева?

- Да. Ведь у нас четкие критерии отбора. Конечно, есть борцы, которые на чемпионате России выступают хорошо, но вывозишь их на международные турниры – и проигрывают. Чаще всего не выдерживают психологического давления. Но в весовой категории до 74 кг таких проблем не было. Что Сайтиеву, что Муртазалиеву титулов не занимать, они стабильно побеждали своих главных зарубежных соперников. Поэтому на Олимпиаду должен был поехать тот, кто выиграет отборочный чемпионат России. Победил Сайтиев – он и отправился в Пекин.

- Сильно удивитесь, если к Лондону Бувайсар решит вернуться?

- В моей жизни было столько сюрпризов, что давно ничему не удивляюсь. Если Сайтиев надумает вернуться – дай бог ему здоровья. Будет сильнее конкурентов – поедет на четвертую Олимпиаду.

- В сборной и без Сайтиева в этом весе запредельная конкуренция. Сейчас в лидеры выдвинулся Денис Царгуш, победивший на чемпионате мира-2009 и чемпионате Европы-2010. Он и в Москве выступит. А есть еще Махач Муртазалиев, который пока на вторых ролях.

- У Махача – проблемы с позвоночником, перенес операцию и не успел набрать форму. Но, уверен, восстановится и поборется за путевку на Олимпиаду с тем же Царгушем.

- А в чем была проблема знаменитого Курамагомедова, который так и не стал олимпийским чемпионом?

- Не знаю, проблема ли это – он был слишком самоуверенный. Психологически мог покорить Олимп – но тело к этому готово не было. На чемпионате Европы боролся хорошо – а на чемпионате мира или Олимпиаде не получалось. Зато Давид Мусульбес, который не имел хлопот ни с кем другим, с ним бороться не мог, Курамагомедов для него был неудобным.

- После Игр борцы нередко берут тайм-аут. Но когда до Олимпиады остается год-полтора, снова начинают тренироваться. Какое возвращение вас больше всего поразило – со знаком плюс и минус?

- Сразу скажу – ни разу не было такого, чтоб борец пропустил два-три сезона, а потом вернулся и стал олимпийским чемпионом. Пожалуй, самым удачным получилось возвращение Махарбека Хадарцева. Почти три года не выступал, но на Играх в Атланте завоевал серебро. А со знаком минус – история Арсена Фадзаева. Двукратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, он уже два с половиной года тренировал сборную России по вольной борьбе. Но накануне той же Олимпиады в Атланте внезапно решил вернуться на ковер. Закончилось это тем, что в Америке Фадзаев проиграл какому-то сирийцу и остался без медали. Или Мурад Умаханов, олимпийский чемпион Сиднея. Тоже три года не боролся, потом поехал в Афины – и ничего не показал.

* * *

- Недавно чемпион мира в тяжелом весе Билял Махов и его тренер Магомед Гусейнов всерьез обсуждали возможность отобраться на Олимпиаду не только по вольной, но и по греко-римской борьбе. Как вам идея?

- Я костьми лег, чтоб этого не допустить, когда вопрос обсуждался на исполкоме ФСБР. Да, Билял – талантливый борец, который потенциально способен завоевать медаль и в вольной, и в греко-римской борьбе. Но нельзя забывать о том, что Билял перед каждым турниром вынужден гонять вес. И не два-три кило – десять! Это очень много. Сами посудите: после сгонки веса провести пять тяжелых схваток, а потом спустя два дня еще пять раз выходить на ковер, причем перед этим снова сбрасывая лишние килограммы, – кто же выдержит такую нагрузку?! Это отразится как на результатах, так и на здоровье борца. Не стоит Махову распыляться.

- Легенды ходят о том, как борцы гоняют вес. Кому-то в этот момент снятся фонтаны, водопады и журчащие ручьи из газировки. А один борец в бане, опустив голову в таз с холодной водой, не удержался и осушил его до дна. С тех пор получил прозвище Тазик. Какие истории помнятся вам?

- О, неисчерпаемая тема! Помню чемпионат мира в Атланте в начале 90-х. Я после развала Советского Союза боролся за сборную Украины. Был в нашей команде чемпион Европы Виктор Ефтени, который выступал в категории 48 кг. Он все время гонял вес. Мы прилетели за неделю до турнира, чтобы пройти акклиматизацию. У меня-то с весом сроду не было проблем. В ресторане Ефтени постоянно усаживался за наш столик и в тарелку накладывал от души. «Как же ты завтра на взвешивание пойдешь?» – спросил я. Он отмахнулся: «Не переживай, я всегда вес сделаю». Но на следующий день выяснилось, что у Вити перевес.

- Большой?

- 200 грамм. Идет в баню, ждет, когда эти граммы уйдут с потом, – не помогает. Тогда тренеры загнали его в парную, сами встали снаружи у двери, чтобы не вырвался. Ефтени стучал, ломился, кричал – те не пускают. И вдруг – тишина. Открывают дверь – а Витя на полу без сознания. Язык проглотил. Откачали чудом. О том, чтобы ему бороться на чемпионате мира, не было и речи.

В 2007-м иранца, чемпиона мира, выступавшего в весовой категории 60 кг, на взвешивание несли на руках. Сам он, обессилев от голода и жажды, стоять уже не мог. Водрузили на весы – лишних 150 грамм. По правилам борцы взвешиваются в трико. Так иранцы хватают ножницы и отрезают кусок ткани, делая из трико плавки. Опять ставят на весы – нужно еще скинуть 100 грамм. И тут главный тренер сборной Ирана со всего размаха ка-а-к даст ему кулаком в нос!

- За что?

- У парня из носа хлынула кровь. Подождали, когда остановят кровотечение, снова взвесили – 100 грамм как не бывало. Вышли вместе с кровью.

- Как же он боролся?

- За сутки, что отделяют взвешивание от первой схватки, можно оклематься. Врачи прокапали лекарствами, иранец даже закончил турнир с бронзовой медалью. Видел я и как перед взвешиванием борцов могли полностью обрить – и руки, и ноги, и спину…

- В такие минуты каждый грамм на счету.

- Конечно! А об одной истории я только слышал. В 60-е годы на чемпионате мира существовало правило: при равном счете борцов взвешивали. Кто легче – тот и побеждал. И вот великий Александр Медведь в финале сошелся с соперником, который весил меньше, чем он. Когда схватка завершилась вничью, их позвали на повторное взвешивание. Медведь понимал, что шансы на золото уплывают. Так что придумал? Взял да и помочился прямо в трико. А потом встал на весы – и оказался легче соперника на 50 грамм. Стал чемпионом мира.

- Олимпийского чемпиона по боксу Олега Саитова успокаивали индийские философские трактаты. А какие у ваших борцов способы сохранить душевное равновесие?

- Вспоминаю Пекин. Предстартовая суета, накал страстей – а Бахтияр Ахмедов лежит в раздевалке с томиком Расула Гамзатова. Я обомлел. Ему через две пары выходить на ковер и бороться за выход в финал – а он книжку читает! В Афинах уже был похожий момент. Сажид Сажидов точно так же лежал с книгой. Говорю тренеру Магомеду Гусейнову: «Чего он разлегся? Поднимай! У него до полуфинала десять минут!» В ответ слышу: «Не переживай, пусть отдыхает». Настаивать не стал. Сажидов проиграл ту схватку. А потом мне объясняют – не настроился… Вот я на Ахмедова и накинулся. А он говорит: «Не волнуйтесь, Дзамболат Ильич. Все под контролем». Бахтияр действительно вышел на ковер спокойным как удав. И уверенно победил. Просто есть борцы, которые умеют справиться с волнением в любой ситуации. А есть те, у кого нервы сдают. Возраст тут роли не играет.

- Женаты вы давно?

- Успел и жениться, и развестись.

- Невеста есть?

- Есть.

- А дети?

- У меня два сына и дочка.

- К борьбе кто-нибудь из них имеет отношение?

- Сыновья приходят в зал, тренируются потихоньку.

- Вам бы хотелось, чтоб они стали борцами?

- Мне хочется, чтобы они стали честными и порядочными мужчинами. А борьбой будут заниматься или чем-то еще – не важно. Поверьте, стать великим борцом – не самое главное в жизни.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ,
«Спорт-Экспресс», 20.08.2010

Фото - wrestrus.ru



 
загрузка...
 
Loading...