Осетия Квайса



Алан ДЗАГОЕВ: «Если у девушки красивые глаза, у меня сразу начинает срывать голову»

62-f2

В честь первого гола Алана ДЗАГОЕВА, забитого за сборную России, Мария Командная и Катерина Кирильчева публикуют продолжение интервью с полузащитником национальной команды. В блоге «Чего хотят женщины» Алан Дзагоев рассказывает, в какой момент его мама всерьез увлеклась футболом, поясняет, зачем он решил заняться танцами, и признается, какие девушки ему нравятся.

КК: Алан, что ты больше всего любишь в своей работе?

– По мне, выходить на тренировки надо с радостью. Это самое главное! Причем нужно не просто показывать, что тебе работа в радость, а именно чувствовать. Это касается и тренировок, и игры, и тренажерного зала, хотя тренажерку никто не любит (смеётся).

КК: Зато все любят массаж и сауну, наверное?

– Да-да, конечно.

МК: А кто вам делает массаж? Девочки?

– Маш, ну какие девочки! Так только в Европе. В Германии, например. Там точно есть массажисты-женщины. Серьезно!

МК: Алан, а Леонид Викторович Слуцкий умеет построить тренировочный процесс так, чтобы футболисты были довольны?

– Думаю, да. Футболистам нравятся занятия с мячами. Ещё все любят пробовать что-то новое. Это ещё и очень полезно, на мой взгляд. Настроение на тренировках также напрямую зависит от результата матчей. Сравните эмоции, когда твоя команда побеждает или проигрывает, они же совсем разные. Физическое состояние тоже от этого зависит. Выиграл – у тебя всё отлично, и с настроением, и с физикой. Проиграл – все наоборот, настроения нет.

МК: Сколько времени тебе нужно, чтобы отойти от неудачного матча? В психологическом плане.

– Раньше мне нужно было больше времени. Думал аж до следующей игры, да и после нее еще некоторые моменты вспоминал – почему тут так не сыграл, там так не сыграл… Сейчас, я уже на следующей тренировке всё забываю.

КК: Продолжаем футбольную тематику. Вопрос про Вагнера Лава. Как ты его встретил, когда он вернулся из аренды? Спрашиваю, потому что, когда ты еще только начинал в ЦСКА, он очень сильно тебя поддержал, вплоть до того, что говорил: «Не бойся, Алан, всё нормально будет! Выходи, играй, а я тебя, если что, подстрахую». Сейчас ему, наверное, сложно заново адаптироваться в российском чемпионате?

– Мне кажется, он подустал уже играть в России. Он ведь здесь уже пять лет выступает. Ему, само собой, пора уезжать куда-нибудь в Европу. Он играл в аренде в Бразилии, оттуда его вряд ли купили бы в Европу. Я думаю, после этого сезона, вполне возможно, он уйдет. Время пришло. А так, насколько я вижу, он и на тренировках, и в матчах полностью выкладывается.

КК: Скажи честно, тебе самому приятнее играть вместе с Вагнером?

– Мне, конечно, приятнее, да. Стало намного лучше! Игра у нас пошла. И, что я заметил, Вагнер и Думбия хорошо взаимодействуют.

МК: На каком языке ты общаешься с Вагнером?

– Он на русском хорошо разговаривает. Ну, не прямо хорошо – нормально. Понять можно.

МК: Шутки шутит?

– Бывает. Помню, еще при Газзаеве дело было. Мы готовились к одной игре, по-моему, на Европу с кем-то матч был. Сидим в раздевалке, до выхода на поле минут пятнадцать осталось. Настроение у всех веселое. Доктором у нас тогда работал Олег Николаевич. Ему лет 60 было. И Вагнер как закричит ему: «Олежка! Олежка!». Мы вообще там упали все.

МК: Кто из новичков – Тошич там или, может быть, Думбия – кто из них самый юморной?

КК: Или, может, Секу? МК: Мой любимчик!

– Секу – это вообще! (Смеётся). Сейчас на тренировки он вроде с Думбия ездит. Они сдружились, и, по-моему, рядом живут. А до этого, когда от «Динамо» мы все вместе ездили, он пару раз опаздывал на автобус – мы все его ждали. Даже минут на двадцать-тридцать мог опоздать. Он такой соня, блин! Даже на теории засыпает. Он, главное, сидит, залипает, раз – губа нижняя упала. Там же губы вот такие, чуть ли не до пола (показывает и смеется). Он сидит в первом ряду. Очень близко к Слуцкому.

КК: Прости, а что Леонид Викторович в эти моменты говорит?

– А он не обращает на него внимания. А мы иногда переглядываемся, смеемся. Марк Гонсалес тоже над ним смеется и через переводчика говорит: «Во, Секу, даёт, вообще, залипает, нижнюю губу откинул!».

МК: Раскатал губы Секу Олисе!

КК: За карьерой Красича в «Ювентусе» следишь?

– Еще ни одной игры не видел.

МК: Он там голевые только так раздает. Хет-трик вот недавно сделал.

– Я у Папы всегда спрашиваю, как он там.

КК: У папы?

– Рахимича у нас все Папой называют.

КК: Хорошо, хоть не Дедушкой! Давай поговорим о твоих кумирах. Мне кажется, Месси тебя уже не вдохновляет.

– Супер-кумира у меня сейчас нет.

МК: Ты, наверное, хочешь быть собой, правильно?

– Да! Даже реклама такая есть с Жозе Моуриньо. «Не старайся быть похожим на Месси, на Криштиану. Будь самим собой!», – это слова из рекламы.

МК: У меня к Алану, на самом деле, есть еще один довольно личный вопрос. Алан, год назад я подарила тебе диск с фильмом «Амели». Посмотрел ты его или нет?

– Если честно, то нет.

МК: И не стыдно тебе?

– Мне стыдно. Честно!

МК: У меня больше нет к тебе вопросов! А если серьезно, то какие фильмы ты смотришь? Если не «Амели»?

– Разные. Последний раз что я смотрел? Так…

КК: «Неудержимых» смотрел?

– Смотрел. Ещё «Обитель зла – 4» видел.

КК: Класс! Ты смотрел в 3D?

МК: Это с Милой Йовович, что ли?

– Да, ничего такая (улыбается).

КК: Твой любимый российский игрок – Евгений Алдонин. Он женат, как известно, на Юлии Началовой. Ты бы хотел найти такую же красотку, как Юлия Началова? Или у тебя какие-то другие вкусы? Блондинки тебе нравятся или брюнетки? Мила Йовович – она же вообще какая-то рыжая.

МК: Главное, чтобы она не была такой, как в фильме «Пятый элемент», – с красными волосами.

–Там она, да, не очень.

КК: У тебя же очень много поклонниц. Кстати, объясни, почему ты так популярен? Что ты сам по этому поводу думаешь? Тебе же даже цветы кто-то дарил после матча.

– Ну, не раз.

МК: Это мода такая новая? Футболистам цветы дарить?

КК: Дарить цветы футболистам было принято в шестидесятые годы.

– Мы когда в «Лужниках» играли, я помню, там одна болельщица постоянно с цветами ко мне подходила.

МК: Приятно было от нее цветы получать?

– Цветы, конечно, приятно было получать. Кому это может быть неприятно?!

МК: Э-э-э, мужчинам.

КК: Ладно, давай на вопрос про популярность отвечай. Какие тебе девушки нравятся? И сколько у тебя подруг в «Одноклассниках»?

– Я не считал.

МК: Часто тебе девочки пишут?

– Ну да, частенько.

МК: Что они обычно пишут?

– Бывает так. Сидишь в каком-нибудь ресторане за соседними столиками, а она потом раз и напишет. Ты ее спрашиваешь: «Мы разве с тобой знакомы?». А она так отвечает, как будто бы что-то знает обо мне. Я ее переспрашиваю: «Мы точно знакомы?» И она уже пишет: «Да, там-то виделись. Сидели за соседними столиками». Вот так. Ну, и дальше все развивается (смеется).

МК: Так! Начинается самое интересное.

КК: Ладно, не будем тебя больше мучить, скажи, девушка у тебя есть?

– Сейчас нет. Постоянной – нет.

КК: А была? Почему вы с ней расстались? Серьезные отношения у тебя были?

–Нет. Серьезных отношений пока не было.

КК: Какая она была? Опиши свой типаж, пожалуйста. Брюнетка или блондинка?

– Какой она должна быть? Я в первую очередь смотрю на глаза.

КК: Ага, на глаза! Как же!

– У всех все по-разному. Кто-то пониже ниже, кто-то повыше. Кто-то больше на губы обращает внимание, кто-то на глаза. Если у девушки красивые глаза, то дальше уже меня начинает к ней тянуть.

МК: И что же ты должен прочитать в ее глазах такое?

– Прочитать – не знаю, но, если они красивые, у меня сразу начинает срывать голову.

КК: Тебе, как футболисту, должно быть сложно найти нормальную девушку. Мы уже неоднократно поднимали эту тему в нашей программу. Уж слишком много вокруг меркантильных девиц, которые гонятся не за тобой как за человеком, а за тобой как за мешком денег, грубо говоря. Ты фильтруешь своих девушек, подруг?

– Я даже не знаю, как это в подробностях описать. Просто, ты же видишь, когда, вот как ты сказала, ты интересен только как мешок денег. Такой тип девушек ты распознаешь сразу. Я, например, его вижу.

КК: Тебе, наверное, просто в силу воспитания непозволительно встречаться с такими девушками. А у тебя есть какие-то границы, дескать, до определенного возраста ты не женишься?

– Ну, наверное, лет до 25 я постараюсь не жениться. А там уже дальше как получится. Как судьба повернется.

МК: Алан, ты получал довольно консервативное, даже где-то жесткое воспитание. И вдруг Москва. Столько соблазнов! Город, где можно развлекаться 24 часа в сутки.

– Ну да.

КК: Я хочу добить тему девушек. Я же радею за наших слушательниц и читательниц, среди них наверняка немало поклонниц Алана. Итак, какой цвет волос ты предпочитаешь?

– Мне больше брюнетки нравятся. Но блондинки тоже (смеется).

КК: А рыжие?

– Нет, только не рыжие!

КК: Они же самые страстные!

МК: Катя! Алан, ты сказал, что не ходишь в Москве в осетинские рестораны. Тогда куда ты ходишь развлекаться?

КК: Может, ты в библиотеку ходишь на досуге?

МК: Катя!

– Пока я не дошел до того возраста, чтобы ходить по библиотекам. Вот недавно начал на танцы ходить.

КК и МК (в один голос): Серьезно?

– Да. Правда, пока был только на одном занятии.

КК: Танцы латиноамериканские?

– Нет. Мне нравится хип-хоп, r&b. Я, конечно, пока деревянный. Но там мне сказали, что можно за два месяца научиться танцевать. Я на «Шаг вперед» в кино ходил. На все три части. Мне нравятся танцы!

КК: Наверняка скучно одному было идти. Ты взял кого-нибудь за компанию?

– Нет, один пошел. Нормально, не скучно.

КК: Группа не упала, когда ты пришел? Или они вообще тебя не узнали? Или ты берешь индивидуальные занятия?

– Я занимаюсь индивидуально. Поэтому и выбрал эти курсы. А так, там бы вообще все сломались бы от хохота. Я же как топор пока танцую (смеётся).

КК: А я думала, что футболисты очень координированные. А ты говоришь, ты «топор в танцах».

– У нас Секу очень хорошо танцует.

МК: Секу?

– Он же после голов начинает такие па выделывать.

КК: А Папа танцует?

– Папа не танцует (смеётся).

КК: Ты сейчас подтягиваешь свои танцевальные навыки, чтобы прикольнее в клубах смотреться? Или есть другие причины?

– Нет, просто так, для себя.

КК: Я придумала! Ты еще походишь на занятия и будешь праздновать голы по-особому!

– Кстати, да (смеется). Я еще хочу пойти на акробатику. В футбольной школе в Тольятти был специальный зал для хореографии. Мы там учились всякие кувырки делать, на батуте прыгали. У меня тогда нормально получалось, и я сейчас хочу все это вспомнить. Я считаю, что это и футболу помогает – и танцы, и акробатика. Какую-то легкость дает.

КК: Ты из одного региона с Касаевым и Гатаговым. Вы общаетесь?

– С Касаевым я только сейчас познакомился, в сборной. У нас разница в возрасте четыре года. Тем более, он очень рано уехал из Осетии. Он родом из Владикавказа, но воспитанник питерского «Зенита». А с Гатаговым мы вместе даже на один турнир ездили в детстве. Он назывался «Колосок». Не знаете, проходит он ещё или нет? Это что-то типа «Кожаного мяча», но по всей России. Я, кстати, даже ездил на матчи во Францию. Мы заняли там девятое место, но Гатагова тогда с нами не было.

МК: С кем из молодых футболистов ты дружишь, поддерживаешь отношения?

– Больше со своими – с Артуром Нигматуллиным, с Русланом Камболовым. С Джанаевым мы раньше рядом жили, часто встречались. Но он сейчас уехал.

КК: Но с ним вы не близкие друзья?

– Как раз с ним мы близкие друзья. Еще созваниваюсь с Никой Пилиевым, с тем же Джанаевым, да и с Касаевым тоже. Из молодых еще дружу с Денисом Глушаковым, с Сашей Кокориным. С Федей Смоловым тоже общаюсь.

КК: Раз вы близкие друзья с Джанаевым, не могу не спросить. Как он пережил всю эту ситуацию со «Спартаком»?

– Очень тяжело. Я знаю, что он не хотел уезжать. Есть «Спартак», а есть «Терек». «Спартак» – народная команда с большими традициями, у нее болельщиков куча. Само собой, Джанаев хотел остаться в «Спартаке». С другой стороны, постоянной игровой практики он бы не имел. Надо было что-то делать, и он решил, что надо переходить в «Терек».

МК: Ты поддерживал его как-то в сложившейся ситуации?

– Да, мы часто виделись как раз в эти моменты. Я высказывал свою точку зрения. Я тоже считал, что ему надо было уехать.

КК: У южных народов очень сильные традиции. Братья Гатаговы рассказывали нам, что они полностью сейчас содержат своих родителей. Твои родители продолжают работать?

– Моя мама никогда не работала, всегда дома была, после школы встречала меня. Пирогами! Приходишь, уже стол накрыт. Папа работал раньше, но сейчас уже не работает. Денег на всех хватает.

КК: Правда, что твоя мама более увлечена футболом больше, чем все твои родственники-мужчины?

– Не совсем. Просто, она больше в нем разбирается, чем все они вместе взятые.

КК: Что, женщина может разбираться в футболе?!

– Моя мама – да!

МК: Ну, ничего себе! После каждого матча она разбор игры делает?

– Да. Она всегда мне что-то говорит. И всегда по делу.

КК: Ты принимаешь ее советы к сведению?

– Конечно.

КК: Как твоя мама стала разбираться в футболе?

– В детстве она играла, кажется. Потом мы со старшим братом стали тренироваться, и со временем она тоже увлеклась. Тогда она как раз и начала понимать футбол. Отец сгоряча начинает: «Вот, ты плохо сыграл!». А мама всё подмечает – тут, там. Здесь хорошо сыграл, здесь не очень. Она всегда всё по делу говорит. Я не помню, чтобы она когда-то что-то сказала не по делу. Не было такого!

МК: Чтобы у каждого футболиста была такая мама. Алан, сейчас я тебе задам самый главный вопрос, которым заканчивается каждая наша передача. Чего хотят женщины?

– Чего хотят женщины? Мне кажется, что, в первую очередь, женщина хочет чувствовать себя как за каменной стеной. Чтобы парень всегда ее мог защитить, всегда мог помочь в чем-то, дать совет.

И еще. Алан, мы тебя поздравляем!

Катерина КИРИЛЬЧЕВА, Мария КОМАНДНАЯ,
Sports.ru/tribuna/blogsl, 9.10.2010



 
загрузка...
 
Loading...