Осетия Квайса



Убийство Бориса Немцова оказалось религиозно-политическим

// Следственный комитет изменил версию о мотивах преступления

Сегодня Следственный комитет России (СКР) предъявил официальные обвинения трем предполагаемым соучастникам убийства оппозиционера Бориса Немцова. Если раньше двум фигурантам громкого дела инкриминировалось убийство по найму, то теперь следствие отошло от этой версии: преступление, считают в СКР, было совершено по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти. Таким образом, следствие, очевидно, считает, что у этого преступления, как, например, в деле об убийстве бывшего командира танкового полка Юрия Буданова, совершенного уроженцем Чечни, не было заказчика.

Обвинение в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «ж» и «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти), а также ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия), следователь по особо важным делам при председателе СКР Игорь Краснов предъявил Хамзату Бахаеву, Тамерлану Эскерханову и Шадиду Губашеву.

По версии СКР, все они являлись соучастниками совершенного 27 февраля на Большом Москворецком мосту убийства Бориса Немцова. При этом участникам громкого преступления, считает следствие, в преступной группе были отведены второстепенные роли: они следили за будущей жертвой, обеспечили киллера транспортом, мобильными телефонами и SIM-картами на чужие имена.

Непосредственными исполнителями преступления, напомним, следствие считает бывшего офицера полка «Север» внутренних войск МВД Заура Дадаева и мелкого предпринимателя Анзора Губашева. Они были обвинены еще 7 марта, перед тем как Басманный райсуд избрал им меры пресечения в виде ареста. Остальных фигурантов тогда арестовали в качестве подозреваемых.

По первоначальной версии обвинения, убийство Бориса Немцова было совершено группой лиц по предварительному сговору из корыстных побуждений или по найму (п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ; Дадаев, полагает следствие, стрелял в политика, а Губашев сидел за рулем автомобиля, который увез исполнителя). Изменение обвинения, очевидно, свидетельствует о том, что в ходе расследования сотрудники СКР пришли к выводу об отсутствии заказчика в этом деле. Теперь получается, что обвиняемые объединились в преступную группу, поскольку испытывали ненависть к Борису Немцову как идеологически чуждому им политику, который в своих выступлениях допускал, как им казалось, оскорбления в адрес ислама.

Источник «Интерфакса» рассказал, что правоохранительные органы определили роли обвиняемых в совершенном преступлении. Следователи полагают, что исполнителем убийства является Заур Дадаев как человек, принимавший участие в боевых действиях. «Как полагают правоохранительные органы, именно Дадаев выследил Немцова и его знакомую Анну Дурицкую в ресторане торгового центра ГУМ в центре Москвы, а затем шел за ними следом на расстоянии примерно 100 метров до Большого Замоскворецкого моста»,— рассказал источник. По его данным, снегоуборочная машина, въехавшая в это время на мост, заглушила шаги киллера и тот приблизился к Борису Немцову и выстрелил ему в спину, после этого убийцу забрала машина, в которой находились Анзор и Шадид Губашевы.

Никто из обвиняемых, за исключением Заура Дадаева, сразу согласившегося сотрудничать со следствием, свою вину не признал. Некоторые из фигурантов дела, по данным “Ъ”, заявили об отказе в даче показаний, воспользовавшись ст. 51 Конституции, позволяющей не свидетельствовать против себя. Другие, напротив, привели доводы о своей невиновности. Например, защита Бахаева утверждает, что тот попал в орбиту следствия только потому, что жил по соседству с братьями Губашевыми и перезванивался с ними. В свою очередь, адвокаты бывшего полицейского Эскерханова утверждают, что у него было алиби на день убийства: 27 февраля тот работал охранником в ночном клубе.

Подозрения в религиозной версии защитники и родственники обвиняемых ранее называли несерьезной, так как, по их словам, никто из фигурантов не являлся глубоко верующим человеком. Во всяком случае, считают они, выступления Бориса Немцова не давали им никаких оснований для того, чтобы взять в руки оружие.

Николай СЕРГЕЕВ
«Коммерсантъ», 16.03.2015



 
загрузка...
 
Loading...