Осетия Квайса



Терроризм как норма жизни

KMO_092719_00082_1_t207//Теракты — это наша повседневная реальность, и надо учиться в ней жить, считает спецкорреспондент ИД «Коммерсантъ» Ольга Алленова

Один дагестанский знакомый недавно рассказывал мне о спецоперации в многоэтажном доме, где жили его родственники. Спецслужбы штурмом брали квартиру двумя этажами ниже, а родственники рассказывали ему об этом по телефону. Вели, можно сказать, прямой репортаж о том, что происходит внизу. В это же время, пока внизу шла операция со стрельбой, этажом выше кто-то продолжал делать ремонт — оттуда раздавались звуки дрели и отбойного молотка.

В Дагестане давно перестали воспринимать вооруженные столкновения и убийства как что-то из ряда вон выходящее. С этим здесь просто живут. Местные чиновники успокаивают: по статистике, в ДТП погибает в пять раз больше людей, чем от действий криминальной и террористической направленности. Эта статистика позволяет жить без ощущения обреченности.

Точно так же, к примеру, уже давно живут в Израиле. Правда, граждане Израиля знают, что такова плата за их государственность. В России же терроризм — плата за ошибки власти на Кавказе. За то, что Кавказ в постсоветской России превратился в трамплин к власти и большим деньгам.

Не стоит забывать о том, как началась вторая чеченская война. После взрывов жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске катализировались античеченские настроения во всей России. Последовавший за взрывами ввод российских войск в Чечню был горячо поддержан большей частью российских граждан, а Владимир Путин стал президентом России.

Спустя пять лет после того триумфального избрания Кремлю пришлось создать интернет-портал «Антитеррор.ру» и издать тоненькую красную книжицу «Антитеррор. Практикум для горожанина», которую, впрочем, мало кто заметил. Однако в Северной Осетии, пережившей Беслан, книгу перепечатали во всех местных газетах, переиздали и в количестве около 20 тыс. экземпляров раздали в учебных учреждениях. Там изложена вполне полезная информация, например, о том, что, если вы попали в заложники и начался штурм, «необходимо упасть на пол и закрыть голову руками, стараясь занять позицию подальше от окон и дверных проемов». Что в аэропортах и на вокзалах надо «занимать место в зале ожидания спиной к стене» и «осматриваться по сторонам, фиксируя возможные места, где можно спрятаться». Что в каждой семье должна быть наготове сумка с набором для выживания: с противогазами, аптечкой, палаткой, крючками для ловли рыбы и прочной длинной веревкой.

Звучит немного смешно, но на Кавказе к таким рекомендациям относятся вполне серьезно. В остальной России и особенно в Москве — нет. А следовало бы: последний теракт показал, что власти не способны оказывать серьезное противодействие терроризму. В 2004 году, после взрывов двух самолетов, вылетевших все из того же Домодедово, было объявлено об усилении милицейской охраны аэропортов. Каким оказалось это усиление, все увидели 24 января. Все попытки властей изображать кипучую деятельность после терактов смешны и нелепы. Потому что перевести в режим усиления милицию после теракта в аэропорту — это самая простая и самая очевидная вещь. Очень скоро все вернется на круги своя.

Взрыв в Домодедово произошел не потому, что там какое-то особенно бестолковое руководство. Просто если можно чего-то не делать, то оно и не делается. Внешняя охрана была поручена МВД. Но приказа о поголовном досмотре входящих в аэропорт не было — их и не досматривали. Теперь будут, какое-то время.

А на московских железнодорожных вокзалах вообще нет рамок на вход. И в мегамаркеты, заполненные по выходным тысячами людей, может прийти кто угодно и с чем угодно. Если рванет, на какое-то время там усилят охрану, потом снова успокоятся. Ведь и в московском метро спустя почти год после терактов милиционеры — редкие гости, а если они и есть (как сейчас, в период «усиления» после взрыва), то обычно заняты интересными разговорами между собой, а не пристальным разглядыванием пассажиров в поисках возможных террористов. Российские силовые структуры могут изменить название, но не качество работы. Они запрограммированы на постфактум. Они могут приехать на место трагедии, унесшей десятки жизней, и перекрыть его по периметру синими лентами, но обезопасить жизнь граждан не способны.

Нужна программа по защите людей от терактов. Но официально разработать и внедрить такую программу — значит официально признать, что российская политика на Кавказе провалилась. И что именно эта политика стала причиной того, что терроризм вошел в нашу жизнь. И к нему просто пора привыкнуть, как уже привыкли на Кавказе. Нужно собирать наборы для выживания, класть туда крючки и прочные веревки.

И еще одну вещь надо понимать: события 1999 года могут повториться. Теракты вызывают массовый страх и ненависть, которую проще простого повернуть против «инородцев». Очередную войну сегодня начать легче, чем 12 лет назад, и события на Манежной площади это продемонстрировали. А любая война требует к рулю человека, готового «мочить в сортире». Ведь не случайно же в российских социальных сетях на прошлой неделе родилась черная шутка: «Владимир Владимирович, не надо! Мы и так вас выберем!»

Ольга АЛЛЕНОВА,
«Коммерсантъ-Власть»,   31.01.2011

Фото: Валерий Мельников/Коммерсантъ



 
загрузка...
 
Loading...