Осетия Квайса



Сослан КОКОЕВ «УАЦАМОНГА. Честь осетина или приватные беседы с «Джабеличем» (Э.Дж.Кокойты)»

И моя ли в том вина,
Если это действительно так.

Макиавелли

Anons  0 0 6«…Не верьте угрюмому уродству, облаченному в пестрые шелка трусливо подкрадывающегося обмана!

Не верьте сильному, облаченному в шкуру смирения, он опасней всего, ибо не обладает еще достаточной мощью, чтобы не стыдиться ее, достаточной для того, чтобы не брать, а отдавать Вам по Вашим заслугам.

Не верьте ловцам человеческих душ,  в каком бы цветастом, либо мрачном облачении они к вам не являлись, ибо Вы служите им всего лишь в качестве пищи для поддержания жизни их разлагающихся тел – этих давно уже смердящих трупов, сотканных из низменных, ложных измышлений, противоречащих чистому духу.

Не верьте тому, кто с тайным злорадством нашептывает в Ваше нежное познающее ухо пропитанные ядом лживые утверждения о превосходстве одних народов над другими, ибо он есть человек, в чьей мерзкой внутренней клоаке никогда не поселялся божественный дух, и лишь желчная зависть вскармливала суть его ограниченного мироздания.

Не верьте им, заклинаю Вас, ибо к единству народов ведет наш последний правильный путь, освещенный самим всеобъемлющим провидением. И еще раньше, к единству избранных, высших представителей разных народов ведет наша последняя, прямая и стремительная, подобно священной стреле, дорога.

Не верьте губительной силе, вколачивающей ржавые клинья расовой разобщенности в Ваш нежно оберегаемый мир, ибо единство достойных, коего так страшатся нищие духом, не за горами – дыхание его уже обдает живительной свежестью истинно ищущих, шедших ему навстречу долгие, томительные века всеочищающих испытаний!

Поверьте, эпоха Ваших неудач подходит к закату, предвещая несущийся на божественных крыльях всеоблагораживающий Апокалипсис, когда Ваш утомленный, измотанный дух познает, наконец, долгожданную радость неминуемой победы…»

«…Понятия  чести, как краеугольный камень в самом основании благородства, возводим мы в высший культ своей жизнедеятельности. Понятия чести служат нам грозным, разящим мечом в схватке с ханжеством и аморальностью затмевающим чистое небо над нами.

Мы созданы честью во имя триумфа духовной свободы обрекшей нас на вечное почетное действо очищения всех помыслов от нечистот. Вся поднебесная мерзость трепещет в предсмертных конвульсиях, лишь стоит нам обратить на нее свой насквозь пронизывающий чистотою взор. С неистовой нежностью мы взращивали в веках все то застенчиво-непорочное, что робко зарождалось в человеческих душах, предпочитая скромность в отваге трусливому бахвальству, гибель во славу позорному прозябанию в сытом бесславии.

Уже целую вечность мы пребываем в великом одиночестве духа, давно отвыкшие от сомнительных радостей черни, неспособной понять истинной сути нашего уединения.  Уже целую вечность мы лелеем то хрупко-прекрасное знание о божественности человека, что не выдерживает грязного прикосновения и бесконтрольного словоблудия толпы.

Подобно детям, пребывая в вечном познании, мы, по сути, детьми и остаемся. Окрепшими, возмужавшими телом, умом и духом, но чистыми, бесхитростными детьми.

Нас лихорадит от безвкусия стада, послушно ведомого в пропасть, где гибнет вечная мудрость. Мы давно дистанцировались от всего приземленного, идейно косного, лишенного всякой сакральной мистики, ибо в своих исканиях мы давно и жестоко осознали фундаментальную истину – там, где кончается мистика, начинается ремесло!…»

«… О, как тяжело нам, ценителям истинной мудрости, жить в век пошлых, поверхностных каламбуров, так веселящих плоскую сущность беснующегося стада. В век, когда поруганная, изнасилованная Истина, брошенная на потеху беспечной черни, с истинно бесовскою ненавистью втаптывается ею в грязь. Когда мир, создаваемый тысячью благородных поколений, рушится и разваливается на наших всевидящих очах.

Нам действительно впору было бы впадать в жесточайшее отчаяние, не обладай мы высшим знанием, уверяющем нас в обратном – мы переварим его, этот жалкий низменный век, не оставивший места мудрым мыслителям истинного человеческого духа. Век, подменивший безудержный поиск великих философов жизни на ограниченный лепет безграмотных профессоров философии. Пусть, стеная, трепещут нищие духом.  Нам не нужно бояться! Пусть страшатся они, извиваясь в ногах мрачных священников, вымаливая себе место в жалком вместилище духовных кастратов, именуемого у них раем – это судьба и удел их. Нам же всевышним предопределена другая, победная стезя. Мы рады разрухе и всяческому величайшему разрушению, ибо только оно гарантирует нам впоследствии очищенное, не загаженное мерзким раболепием чистое поле нашего нового, могучего возрождения!..»

«…Мы не толкаем падающего, способствуя его гибели, ибо не всякий падающий достоин смерти и забвения. Иной из них достоин жизни больше, чем сотни духовно уродливых крепышей, нагло отстаивающих ложные ценности собственного нищего мира. Всякая слабость, несущая красоту, достойна величайшей поддержки, ибо она есть нежный венец тысячелетней деятельности многих и многих благородных поколений…»

«…Наш мир – одиночество, слившееся в своем глобальном мировоззрении с тысячью, многими миллионами одиночеств, порождающих вместе великое единство духа. Это сотканная из высшей божественной сути всепоглощающая воронка, в которой стремительно исчезают добро и зло эфемерного человеческого мира, перерождаясь в единое, несокрушимое и воистину спасительное знание – предвестницу нового исцеляющего пути…!».

«…Мы в радостном исступлении гордо поклоняемся чистому абсолюту, глубоко при этом презирая трусливую посредственность – эту нежно лелеемую фаворитку чахнущего мироздания.

Абсолют в любом своем проявлении, даже явно воюющий с высшими установками нашей морали все же ближе нашему метущемуся в вечном поиске духу, нежели вечно бормочущая о мире, а в тайне страстно желающая нашей погибели посредственность.

Мы рождены не для мира, ибо это значило бы смирится со всей смердящей клоакой, бушующей в жалкой, лишенной индивидуальности коллективной душонке безропотно-недовольной толпы.

Мы всегда помним – любое примиренье с посредственностью есть начало и первый трагический шаг к нашему бесславному закату…»

«…Великая буря, принесшая хаос и смятение на оскверненную землю, разрушив все до основания, истребив вызвавших ее изуверов (так и не понявших ее очищающей сущности), оставит после себя трескуче холодную ясность и белоснежную чистоту поднебесных вершин, где нет и не было место всякой ущербности. Где в благородном счастье умеренного благоденствия обитают не пасынки, а истинные сыны неба – адепты вечной чести и вселенской чистоты. Чести и чистоты сделавшей некогда полноценного человека из того грубого Нечто, что как глупое животное, жалко существовало в безликих райских кущах библейского Эдема…»

«…Подобно священному барсу, избранного нашими сиятельными отцами в качестве  высшего эталона для себя и своего гордо любимого потомства, мы отказались, взошедши на недосягаемые высоты, от смрадного дыхания вечно жующего стада. От удушливого зловония низин, найдя убежище собственным девственным идеалам в недосягаемых высотах мироздания.

Подобно дерзкому барсу, наделяющему жизнеутверждающей энергией свой, только народившейся бесценный выводок в морозных, ледниковых пещерах священных гор, мы взращиваем  булатный стержень нашего духа, закаляя его в чистом горниле гордого одиночества.

Мы взрастаем, острыми на язык и на зубы, пока вечное всепроникающее знание, обагрив наш опыт нашей же кипящей кровью, не вонзает всю нашу остроту в наши же собственные девственные глубины, дабы смочь нам ощутить внутри себя ту священную истину, что большинство безнадежно ищет в далеком недосягаемом поднебесье.

Нас также мало, но мы есть. Есть не благодаря чему-то, а вопреки всему. Это «вопреки» и явилось сияющей цитаделью нашего миропорядка. В этом «вопреки» и кроется наша могучая, неистребимая сила, так и не понятая до сих пор этими мелочными вершителями современных человеческих судеб.

Я вижу, я ясно вижу его – это наше священное братство, невидимое пока неподготовленному взору.

Я вижу нарастающую, всепоглощающую мощь, в которой, захлебываясь от счастья и переизбытка сил, резвятся эти истинные адепты вечно победного сакрального знания. Эти истинные, гордые хозяева божественной человеческой цивилизации…»

Так, брат, я говорю с самим собой и своим чистым, великим в веках Богом, утонченную связь с которым я не переставал ощущать даже в самые эмоциональные и безнадежные моменты своей хоть и не долгой, но исключительно обильной на бурные переживания жизни. Именно так, мучаясь вечным и непоколебимым сомнением, благостно дарованным моему духу, я окунаюсь в бездонные глубины бытия в жестоких, но всегда умиротворяющих попытках осмысления божественной сути мироздания.  Того мироздания, сияющая прелесть которого всегда манила меня своей утонченной недосказанностью, своей вечной, поистине вселенской справедливостью.

Да, брат, только великие сомнения способны порождать величайшие истины, ибо лишь в них, в сомнениях, безжалостно разрушающих многие, казалось бы, незыблемые стереотипы и начинают проступать еле заметные вначале контуры только-только нарождающегося Нового. Того Нового, которое всегда обречено в самом недалеком будущем стать как очередным непреложным для большинства людей законом, так и благодатной почвой, безусловно, дающей мудрецам твердую площадку для нового, еще более глубокого прорыва в неизведанное.

Так, брат, я говорю сегодня и с теми из моих братьев-алан, кто силою неимоверных, поистине титанических усилий ведет хоть и неравную, но однозначно победную войну с той воинствующе-регрессивной темной силой, которая нагло вознамерилась пожрать те исключительно живительные ростки тысячелетнего благородства, кои они, истинные Асы, сквозь века, сопряженные с множеством лишений, донесли до наших дней в изначально прекрасной, нетронутой ханжеством, девственной чистоте…»

«…Именно так, брат я хотел говорить и с тобой, и с тем активно-регрессивным, столпившимся тесным кругом именно вокруг тебя меньшинством, учуявшим в неимоверных тяготах сегодняшнего, трагического для Осетии момента запах собственной, дурно пахнущей победы, толкнувшей их на преступное раскачивание этнического единства, возымев при этом «великую» надежду словить-таки ту самую пресловутую рыбку в той самой пресловутой воде. Да, хотел, пока не понял в спасательный для всех вас миг, что, не сумев остудить накал собственного раскаленного духа, я рискую спалить вас в узких, строго ограниченных рамках вашего до безобразия скудного и примитивного коллективного «Я».

Именно так, остудив голову и сердце целым водопадом леденящей воды, берущей начало где-то в глубочайших недрах твоей убогой, до смешного неказистой псевдополитической возни, я простым, доступным языком попытаюсь объяснить тебе, скрытые для профана, но простые по сути, механизмы окружающей нас действительности. Той действительности, в которой ты, брат, возомнил о себе много такого, что без сомнения приближает бесславный для тебя и трагический для всей Осетии финал, допустить который мы просто не вправе»…

…Если уж я решил, брат, указать тебе на определенные нюансы твоей деятельности, которые лично я считаю недопустимыми для любого серьезного политика, то мне, поверь, вряд ли удастся осуществить этот разговор вне рамок общемировых политических закономерностей.  Даже если бы я сильно этого захотел, это не осуществимо, ибо ты, брат, оказался не той личностью, деяния которого настолько самобытны и общезначимы, чтобы можно было говорить о них, как о каких-то новых фундаментальных началах.

Увы, но к моему великому сожалению, я не могу отнестись к тебе, как к некой кантовской сущности, некоей самодостаточной «вещи в себе», ибо отсутствие именно цельности и личной самодостаточности явилось в твоем случае тем определяющим фактором, благодаря которому ты со своим бурно лелеемым внутриэтническим сепаратизмом вот-вот окажешься на самых смрадных задворках современного глобального социума.

Именно поэтому (не удивляйся) разговор свой я буду вести на том глобальном уровне, который возможно и поможет тебе почувствовать нерв современности. Почувствовать чудовищный накал самой нашей эпохи, дабы хотя бы в этом сравнении ты смог, наконец, разглядеть всю чудовищную нелепость собственных трагикомических движений. Всю нелепость собственного политического пути.

Если быть честным, брат, – у меня нет ни времени, ни большого желания исследовать все несуразности, неизбежно сопутствующие как лично твоей грубой деятельности, так и деятельности отдельных, субъектов из твоего окружения, кои совершенно безосновательно причислили себя к сонму «святых спасителей отчества». Я всего лишь буду выражать свое личное, никем не ангажированное  мнение по насущным, просто архиважным для нас вопросам, а именно: что такое окружающий нас мир и как нам следует в нем жить, не подвергая опасности наше внутреннее единство. Не подвергая опасности само будущее последующих поколений.

Так вот, брат…

…Мир устроен таким образом, что все в нем рано или поздно изнашивается. Изнашиваются вещи, изнашиваются леса и горы, религии и людские взаимоотношения, изнашиваются принципы, цивилизации и сами люди, наконец, изнашиваются тоже.

Эпоха, чьим грандиозным безумствам нам выпало с тобой несчастье быть свидетелями, всей своей воинствующей невежественностью доказала – износился сам сокровенный смысл жизни.

Огромная мощь, накопленная цивилизацией, и полное неведение, что с ней делать, стали вопиющей в своей безысходности реальностью нашего запутавшегося в своих мнимых успехах времени.

Великая разрушительная сила, доросшая до своей критической, взрывоопасной массы, находясь в безвольных, лишенных здорового инстинктивного направления руках идеологически слепого человека современности, способна породить скорее глобальную катастрофу, нежели пресловутый, основывающийся пока лишь на беспринципном словоблудии, некий мифический, идеальный глобальный мир…»

…У тебя, брат, может сложится ошибочное мнение о моем негативном отношении к глобализирующим  процессам новейшего времени. Отнюдь… Идея глобального общества, осмысляемого мной как естественная, завершающая фраза многотысячелетнего цивилизационного процесса, не может вызывать отторжения уже по причине своей закономерности и объективной необратимости.

Истинно глобальный мир, глобальное мировоззрение служащее достижению неких общих объемных позитивных целей есть, на мой взгляд, венец самого эволюционного процесса беспрестанно изменяющего человеческий род и личность как таковую. Все прекрасно!

Полностью разделяя общую стратегическую линию этого объективного процесса, меня, смущают лишь те грубые, глубоко невежественные тактические приемы, с помощью которых необоснованно пытаются достичь желаемого. Крайняя абсурдность этих действий, создающих некую видимость успеха, на самом деле может стать цементирующим компонентом в образовании той разрушительной среды, которая, без сомнения, способна опрокинуть и растоптать саму вышеозначенную идею, отодвинув ее реализацию на неопределенно долгое время. Внеся помимо этого фундаментальные изменения в саму формообразующую суть глобализма, насытив ее огромным количеством реорганизующих догматов, крайне губительных для его сегодняшней сущности…

…Незаслуженно игнорируемым аспектом в формообразующих началах нового мировоззрения является фактическое отсутствие внимания к интересам сильной личности. Фактор, без сомнения способный породить поистине апокалиптические по своему масштабу проявления разрушительного протеста, взращенного на неудовлетворенных новой действительностью потребностях последнего.

Тенденция эта, брат, конечно же, общемировая, что уже само по себе печально, однако лично меня во всем этом вопросе коробит то, что и в родной, маленькой Осетии подобное отношение к генезису собственного народа стало со стороны властей этакой универсальной нормой. Всякая власть в Осетии двух последних десятилетий, (в том числе и твоя) сделала непреложным каноном недопущение в свои хилые ряды истинно сильных, потенциально готовых к большим делам личностей, что в конце концов ни для власти, ни для осетин в целом ничем хорошим кончится не может.

Железная уверенность, что строится некий извращенный мир для определенного узкого круга извращенцев – чувство, в котором современный пассионарий (как западный и восточный, так конкретно, к великому сожалению, и Юго-Осетинский) неоправданно убеждается сегодня все больше и больше.

Непозволительная глупость рискованного заигрывания с взрывоопасной, духовно и интеллектуально потенциальной сущностью этого огромного пласта человеческого общества, без сомнения, способного генерировать в себе безмерную разрушительную мощь против любых отрицающих их тенденций, может в самое ближайшее время породить ни кем до сих пор серьезно не учитываемые барьеры (в том числе, брат, и в твоей «епархии»).

Нет никакого сомнения в том, что если бы идеологические императивы вновь предлагаемого глобализма (как, кстати, в твоем случае) и любых локальных начинаний отвечали морально-духовным качеством пассионариев, ее построение можно было бы гарантировать на все 100%. Чего, к сожалению, ни на глобальном, ни на локальном уровне мы не наблюдаем.

Существующая в реальности картина прямо противоположна. Идеологи глобализма (хотя то, что мы наблюдаем идеологией, можно назвать лишь с большой натяжкой) сосредоточили всю свою «образовательно-просветительную» деятельность (как и ты) в пределах, никак не выходящих за рамки хоть и широкого, но практически недееспособного субстрата пытающейся измениться цивилизации.

Тонны печатной и теле-видео продукции посвященной адаптации в современном мире субпассионариев разного толка, захлестнувшее глобальное информационное пространство, имела бы успех только при условии, что подобные пропагандистские усилия будут приложены и в отношении их естественных духовных антагонистов – пассионариев. Тех пассионариев, на подсознательном уровне не принявших вышеозначенных усилий и фактически оказавшихся в информационно-идеологическом вакууме, среде, где их пассионарная  мощь уже пытается и обязательно в самом ближайшем будущем выработает «вакцину» против фактически отрицающей их неолиты.

Опасная ситуация, ибо ничем весомым неподкрепленные призывы к терпимости пассионариев, ничего, по существу, им не сулящие, есть ничем необоснованные умозаключения, напрочь оторвавшихся от суровой реальности философствующих демагогов, политологов-романтиков, сегодняшних носителей всяческих надуманных ученых степеней, ведущих человечество не к глобальному контролируемому миру, а к величайшему в истории глобальному кризису. Кризису, бесспорно, способному разрушить не только зачатки нарождающегося глобального мировоззрения, но и сами тысячелетние фундаментальные догматы современной цивилизации. Предвещающие своей псевдо-рациональной деятельностью тот мифический «конец света», который может оказаться и не таким уж мифическим, и не столь «романтичным», а просто глобальной, жестокой и фатальной переоценкой всех без исключения ценностей, сложившихся в единое гармоничное целое, именуемое (каким бы режущим слух диссонансом это ни звучало и для тебя, и для ортодоксов с обеих сторон) – иудео-арийским мировоззрением.

Мировоззрением, легшим в основу господствующей ныне цивилизации. Нашей общей цивилизации, которую, кстати, в силу собственной упертости мы можем безвозвратно потерять.

Огромные массы исключительно достойных и дееспособных людей, находящихся по воле времени в крайне бедственном положении, есть, на мой взгляд, знаковый признак недалекого уже момента истины для всей нашей эпохи. Окажется ли она при сложившийся ситуации истинно готовой к неминуемой и объективной реакции, представляется маловероятным. Может это и есть в принципе самый объективный исход, ибо грош цена такой глобализации, которая не в состоянии обеспечить в своих объемах истинного единства хотя бы достойных людей, несмотря на всякие между ними этнокультурные различия. Это не глобальный мир, а глобальная ошибка…

…Да, да, брат, наш мир, стал таким, какой он есть исключительно под воздействием продуктивного симбиоза иудео-арийской духовности. Духовности легшей в основу абсолютно всех морально-этических и поведенческих норм нашей цивилизации и современного культурного человека, как такового.

Попытка сместить центр тяжести в каком-то одном направлении намеренно игнорируя добрую половину фундаментообразующей, уже плодотворно существующей данности, неминуемо приведет к гибели системы в целом, обо она априори рассчитана на вышеозначенный симбиоз, изначально заложенный в сами цементирующие основы ее жизнеспособности.

Утверждение определенного надрасового понятийного комплекса, основанного на глубоком анализе как арийского, так и иудаистского «бессознательного», есть единственный и ничем не заменимый ключ, способный открыть плотно пока закрытые для современности врата успешного будущего.

Идея создания некоей надрасовой суперидеологии, способной предвосхитить саму монорасовую цивилизацию, к которой человечество, хотят это или нет, объективно и необратимо идет, лично мое воображение, брат, будоражит давно, ибо грандиозные изменения, произошедшие в мире, просто диктуют уже основоположения чего-то нового, чего-то такого, что могло бы увлечь в свой новый жизнеобразующий водоворот и моих братьев осетин – они этого достойны. К твоему сведению, лично я причисляю к элите цивилизации осетин, наряду еще с несколькими народами современности, однозначно. Уверяю тебя в этом. Однако этого моего сознания, увы, недостаточно. Не я, а ты (хотя бы в силу занимаемой должности) должен был понять сущность и громадную позитивную потенцию осетинского социума – это позволило бы тебе, отрекшись от всего суетного, вознестись на недосягаемые, доступные лишь избранным высоты мироздания.

Мир в мгновенье ока рухнул и бешенными темпами перевоссоздается вновь, а ты вместо того, чтобы шевелить мозгами в попытках вытащить свой народ из зыбучей трясины, где он медленно погибает, ходишь по разным гламурным передачам и с достойным гомерического смеха самодовольством «острословишь» о каких-то невразумительных «прецедентах» и «грузинских педерациях».

Хоть убей меня, брат, но я не понимаю причину твоего пренебрежительного к ситуации отношения. Не понимаю потому, что причин к пренебрежению в данной ситуации нет, и быть не может. Единственным как оказалось, объяснением твоего легкомысленного отношения явилось банальное недопонимание тобой истинной сути архиважного для всех нас исторического момента. Ты, брат, я смотрю просто не догоняешь беспрецедентно динамичную мысль эпохи, ибо, если бы это было не так, даже ты сделал бы какие-то попытки ведущие к реальной силе. Одним словом беда, большая беда, и говорю я это, в отличие от твоих пронизанных острословием заявлений, без тени иронии.

…Вернемся, однако, к нашему разговору.

Создавать подобный действительный, универсальный инструмент, как мне кажется, надо не на пустом месте, не из воздуха, ибо это невозможно, а из уже существующих ныне и вполне доказавших свою взаимную толерантность идеологических императивов, какого бы антагонистического происхождения они ни были. Сложно, но очевидно одно – если есть мировоззренческие комплексы, хоть и взаимоисключающие друг друга теоретически, но нашедшие к текущему моменту помимо чьей-то направляющей воли объективный уровень плодотворного сосуществования, значит, они априори подвластны творческому осмыслению со всеми вытекающими из этого положительными помыслами.

Неопровержимо одно: «бессознательное», легшее в основу антагонистического, не настолько абстрактно, каким его искаженно рисует запутавшееся в ненависти и софизмах «сознательное» их непосредственных носителей. Ни ортодоксальному арийству, ни ортодоксальному иудаизму в силу их глубоко закостеневшей замкнутости и утраченной в глубинах тысячелетних знаний гибкости и способности к адаптации в условиях современного динамичного мира, создание подобного уровня знаний давно уже не под силу. Большее, на что они еще способны сегодня, это на визгливую, беззубую перебранку друг с другом, предполагающую больше неуверенного рычания, нежели реальных болезненных укусов.

Забота эта лежит на плечах нынешних хозяев планетарных реалий, конечно же, при условии, что они намерены оставаться в своем привилегированном положении и далее.

Надо понять также и то, что эпоху, в которой мы живем, надо характеризовать не как иудео-христианскую, как ее ошибочно принято характеризовать до сих пор. Эпоха, брат, давно уже избавилась от избыточного христианского влияния. Во всяком случае, от этого избавилась глубоко интеллектуальная часть ее носителей, что и является, на мой взгляд, основным критерием в оценке дальнейшей неотвратимой эволюции вышеозначенного идеологического симбиоза…

…Иудео-арийство дня сегодняшнего – это своего рода идеологический дуализм, вобравший в себя холодный рассудок и здравый расчет, присущий постортодоксальному иудаизму, и горячее сердце, бешено бьющееся в самой земной цитадели творческого начала, присущее арийству. Великая сила, игнорировать которую равносильно самоубийству.

На данный момент иудео-арийский идеологический симбиоз характеризуется жесткой десакрализацией, выводящей ареал его дальнейшего развития в надрелигиозную плоскость осмысления. Это действительно ново и пока что малопонятно, однако данный казус не мешает отметить и то, что сам определяющий вектор данной эволюции выводит саму эпоху на абсолютно другой, качественно новый уровень. Уровень, который в свою очередь надо характеризовать как начало становления пострелигиозной модели мышления, без сомнения, имеющей потенциал, стать в силу своей громадной мощи определяющей доминантой нарождающегося мироздания или просто новым фундаментальным поворотом в эволюции господствующей, истинно авангардной в глобальном масштабе европейской цивилизации. Цивилизации, чьи истинные, живительные корни, безо всякого сомнения, произрастают из самых глубоких недр давно и объективно уже сложившегося иудео-арийского духовного единства.

Нужно ли этого бояться? Нет, это глупо, ибо становление в новой форме будет в любом случае, а небрежное отношение к этому процессу может означать лишь одно – его бесконтрольное развитие, что в свою очередь предполагает утерю контроля над его дальнейшим использованием, как суперэффективного средства воздействия, в том числе, и на саму пассионарную составляющую часть цивилизации.

Гибкость, поистине уникальная эластичность данной системы мышления, давно уже де-факто свободной от примитивного хаоса отжившей свой век метафизики, способна и обязательно породит как новую форму метафизической концепции, так и новые формы истинно универсальных морально-этических норм, так необходимых для дальнейшей глобальной и безболезненной экспансии нашей цивилизации. Вряд ли даже самые современные мощные армии смогут заместить ее в осуществлении этой миссии – нынешний путь бесперспективен априори.

Сколько бы мы ни говорили на эту тему, мы всегда будем приходить к единственно верному заключению – в современном мире есть уже определенный надрелигиозный уровень мышления, фундаментальные постулаты которого произрастают из глубоких тысячелетних недр иудео-арийского идеологического единства, без сомнения, являющегося на данном этапе развития глобального социума высшей и самой перспективной моделью мышления. Неомышления, способного порождать как новые формы социальной активности, так и четко работающие механизмы их безусловного контроля. А это то, что так не хватает современному миру с ее хрупким, готовым рухнуть социальным остовом…

…Нужно четко отдавать себе отчет и в том, что раздирающий сегодня глобальный социум беспрецедентный, многовекторный кризис есть исключительно внутренний, кризис исторически, объективно сложившейся иудео-арийской общности. Общности, легшей в основу той глобальной, господствующей на данный момент цивилизации, которую принято назвать европейской.

Надо понимать и то, что остальные субъекты мирового права, не входящие корнями в эту общность (как бы кощунственно это не звучало) есть в современной геополитической игре, несмотря на огромные территории, населяемые огромным же количеством населения, несмотря на, казалось бы, сильные, бурно развивающиеся экономики, хоть и остро востребованные текущим моментом, но всего лишь статисты.

Именно поэтому и сейчас, и в обозримом будущем решения всех кризисных ситуаций, равно как и нахождение новых универсальных методов воздействия на глобальный социум, следует ожидать не от закрытых в своих локальных рамках этнокультурных сообществ, а исключительно от временно утратившей ясные, долгосрочные ориентиры, но продолжающей господствовать (даже свой внутреннредсказаний многих современных псевдо-политологов не так-то легко ьным миром, никакого отношения, по большому счету к нему не иий кризис она умудрилась разделить со всем остальным миром, никакого отношения, по большому счету к нему не имеющим) иудео-арийской общности. Общности, которую, несмотря на множество радостно-истеричных предсказаний многих современных псевдо-политологов, не так-то легко разрушить (или саморазрушить), ибо надежнейший, не замечаемый большинством наблюдателей определяющий фактор иудео-арийского идеологического единства, объективно сложившегося, продуктивно существующего уже несколько столетий, и только сейчас начинающего приближаться к своему поистине величайшему пику, есть элемент, настолько цементирующий вышеозначенную общность и наслоившуюся на нее цивилизацию, что вряд ли какая-то сила способна прервать ее набравшее колоссальную скорость победное движение.

Именно поэтому, брат, я, в отличие от тебя, абсолютно уверен в скором урегулировании всех американо-русских взаимоотношений, ибо, являясь, образно говоря,  двумя концами одной и той же палки, объективно имея одни и те же цивилизационные приоритеты и цели, ими порождаемые, они рано или поздно придут к осознанию своей полной взаимозависимости и начнут, наконец, строить основанные на этом долгожданном осознании толерантные, дополняющие друг друга взаимоотношения.

Моя уверенность в том, что наблюдаемые сегодня русско-американские дрязги носят исключительно частный, личностный характер не вызывает никаких сомнений.

Нет никакого внутрисистемного кризиса – есть люди, до сих пор погруженные в средневековое мракобесие, не дающее им узреть грандиозные перспективы незаметно для них изменившегося мира. Люди, являющиеся на сегодняшний день ненужным балластом, однозначно препятствующим быстрому и благополучному перерождению мира…

…Надо так же понимать и то, что разрушающей базой современного глобального социума стали всякого рода тормозящие здоровое развитие общества фобии, основной и самой ярко очерченной из которых, конечно же, явилось основанное на ущербности разного толка иудофобия. Я уверен, ни одна из форм фобий, в том числе и эта, к каким-то положительным результатом привести не может.

Антисемитизм вообще, брат, есть субъективная, подростковая болезнь многих еще не окрепших умом и духом людей. В своей сути ни семиты, ни евреи, как таковые, прямого отношения к ней не имеют. «Антисемитизм», как абсолютное понятие, как некая вещь в себе, являя собой суть поиск «козла отпущения», становится на определенном уровне развития личности успокаивающим объяснением собственной духовно-интеллектуальной несостоятельности. Понятием, приносимым в жертву слабостям собственной, еще не зрелой натуры.

Только с полным постижением глубинного «Я» человек избавляется от этой формы внутреннего протеста, ибо, истинно осознав свою сущность, он находит объяснение и собственной силы, и собственных слабостей в локальных пределах сугубо личного мироощущения.

Человек же, сделавший антисемитизм своим основополагающим жизненным кредо, безо всякого сомнения есть субъект, чье всестороннее развитие остановилось в довольно нежном возрасте.

Как бы то ни было, несмотря на огромное множество досужих в своей основной массе разговоров, одно можно сказать определенно – евреи являются одним из ярчайших субъектов мировой истории. Народом, однозначно широко повлиявшим на становление и развитие господствующей цивилизации, а это, извините, есть фактор, не учитывать, который, по меньшей мере, глупо…

…Идея неоаристократизма объективно сегодня востребована самим временем и теми непрочными социальными построениями, которые оно спонтанно, не всегда продуманно породило. Крайняя  необходимость в нормальном жизнеобеспечении самой эпохи в некоей неоаристократической системе мышления бесспорна, ибо каждый новый день все отчетливее высвечивает ту моральную нищету, на основе которой пытаются построить зачатки чего-то нового.

Возможно, я в определенной степени утрирую, однако, наблюдая несуразные процессы всяческих бессмысленных, лишенных элементарной здравой идеи, грубо надуманных и пошлых «цветных революций» за спиной и внутри, в которых, кроме бумажных денег, найти ничего невозможно, становится очевидна та моральная нищета, которая движет всем этим чудовищно уродливым, не имеющим долгосрочной исторической перспективы процессом. Возможно, наивно с моей стороны, но складывается впечатление, что до поры до времени этими процессами руководили абсолютно другие люди, по каким-то неизвестным мне причинам оттертые с ведущих ролей неким наглым, малообразованным сообществом псевдодеятелей, которые, видит Бог, воистину «не ведают, что творят».

Высшую цель для себя лично, я всегда видел в создании и подчинении этой неоаристократической идеи объективной неизбежности исторического процесса, ибо это единственный путь спасения как для самого аристократизма, так и для множества антагонистичных ей систем, стремительно теряющих почву под ногами. Парадокс? Возможно, но только синтез доселе несовместимого может дать еще надежду на общее возрождение…

…Арийство, брат, это уже давно сформированный, устоявшийся в своей основе, и, тем не менее, непрестанно развивающийся параллельно развитию человечества комплекс знаний, отвечающий духовным потребностям определенного, очень многочисленного типа людей, невзирая на расовые различия.

Глупо сегодня, отождествлять аристократическую идею с какой-то одной этно-социальной группой, ибо она поистине универсальна. То, что впервые в датируемой истории она увязывается с голубоглазыми блондинами – выходцами с севера – ни в коей мере не означает их исключительной монополии на это общечеловеческое знание.

В реальности ни к цвету глаз, ни к цвету кожи идеи арийства отношения давно уже не имеют.

Изначально, будучи мировозренческо-моральным сводом абсолютных догматов, основанных исключительно на объективных психологических проявлениях человека, они имеют и будут иметь своих адептов в среде практически всех народов, населяющих планету. Умиление вызывают те люди, кто на смешение рас  возлагает необоснованную надежду на уничтожение арийской идеи как таковой, ибо она является такой же вечной и неотвратимой субстанцией, как и изначально предопределенное высшей космической объективностью само это смешение. Арийство, как бы оно ни называлось, будет существовать до тех пор, пока мир делится на пассионариев и субпассионариев, то есть на людей, духовно мощных, и находящихся на излете своих духовных сил. В действительности давно уже являющаяся надрассовым идеологическим императивом, она и только она может способствовать решению какой-бы то ни было глобальной проблемы, ибо ее  естественные носители, самой природой определены на лидирующие позиции в человеческом социуме.

Являясь суть морально-этическим комплексом знаний, она, как и всякая другая система, не просто создает некий идеальный обожествленный образ, но и указывает реальные пути достижения божественного. Казус заключается в том, что адепт, изначально предрасположенный к пониманию собственной сути по арийским требованиям, будучи лишенным этого умиротворяющего фактора, гораздо опасней, нежели тот же неохристианенный, но подсознательный христианин, ибо в отличие от последнего, предрасположенного к самоистязанию, он пытается причины личной неудовлетворенности искать где-то извне. Сил и воображения на всякого рода изощренные выдумки у него достаточно для того, чтобы досаждать не понимающему его дискомфорта окружению до невообразимых пределов. Это элементарно… Не понимаю, как можно игнорировать такую серьезную силу, зная, тем более, что игнорировать ее не в состоянии никакие искусственно создаваемые ей препоны, по большому счету, оказывающиеся в реальности лишь реакционным элементом, генерирующим и накапливающим саму пассионарную мощь…

…Миру катастрофически необходима новая универсальная мистико-философская доктрина, способная внятно-успокаивающе, созидательно объяснить суть грандиозной ломки, так опрометчиво затеянной в глобальных масштабах без должного ее идеолого-осмысляющего наполнения.

Ни громко рапортующая о «великих» победах, а в реальности увязшая в технических вопросах малозначимых направлений академическая наука, ни религия в своей нынешней инвалидной, поистине убогой, рассчитанной в своей реальной ценности лишь на недееспособных дегенератов, напрочь отставших от времени формах, решить подобную задачу не могут физически.

Как бы их ни насиловали, они никогда более не смогут «родить», ибо в нынешнем своем виде, как не прискорбно, они давно уже утратили свою «детородную» функцию.

Надо четко понимать, что речь идет об утверждении нового универсального мировоззрения, использующего (выражаясь современным языком) наделенный Великой мистической силой «брэнд» арийства в качестве изначальной притягательной платформы, на которой и должно произвестись построение новой понятийной базы, гармонирующей как с самой современностью, так и с доминирующими целями, кои она пока необоснованно провозглашает…

Каким должно быть его внутреннее наполнение, чтобы оно стало легко усвояемым продуктом духовного поиска, не на миг, тем не менее, не прекращающая своего плодотворного, сплачивающего действия на всю окружающую действительность?

Высшие формы, так сказать, духовно-интеллектуальный пик арийства, как такового, ортодоксального, принявшего свои законченные очертания в течении долгих тысячелетий титанического подвижничества, вряд ли в силу собственной архи-сложной догматичности способна стать системообразующим идеологическим материалом для пассионариев нового, современного типа.

Скорее всего, надо обратиться к самой прото-арийской идее, заложившей когда-то тот фундаментальный посыл, который и стал генерирующим новое мировоззрение фактором, изменившим в далеком прошлом сам вектор развития человеческого общества. Заставившим его из общих, разнородных масс народов, вычленить все самое сильное и самое дееспособное, основываясь исключительно на личностных качествах каждого конкретного индивидуума. Только архаическая прото-арийская идея, господствовавшая в те далекие времена, когда аристократами не рождались, а становились исключительно благодаря личным заслугам, способна еще внести ясность и порядок в жестко деклассированное, лишенное мало-мальской цементирующей градации, разнородное, грозно бурящее человеческое общество. Общество, призванное сегодня стать прообразом некоего нового глобального миропорядка. Миропорядка, до которого человечество, в лучших своих проявлениях, конечно же, дозрело.

Я понимаю, само понятие «арийство» стало определенного рода пугалом для некоторой части общества, но дело тут не в конкретном слове, а в огромном положительном смысле, которое за ним скрыто. В смысле, однозначно способном выправить множество несуразностей, так плотно насытивших нашу повседневность и основанных исключительно на разрушающих посылах…

…Можно, конечно, понять и основополагающую суть, заложенную в данную «концепцию разрушения», однако неопровержимо и то, что сама ее идея перестала нести неоспоримое благо в рамках реальной практической политики и изжила себя безнадежно.

Если тот же Запад не поймет, наконец, что во многих регионах, где он претендует на политическое влияние, разрушать уже нечего, и, следовательно, давно уже пора сделать что-то и для созидания, то, будь уверен, брат, объективные посылы, диктуемые реальной обстановкой на местах, сами начнут искать и находить идеолого-политические приоритеты, снабжая их доминантами, никак не вяжущимися ни с интересами Запада, ни с интересами современного глобализма, как такового.

Вся проделанная за много лет дорогостоящая работа идет насмарку в силу (смешно сказать) элементарного незнания регионов и менталитета народов, их населяющих. Это, брат, я и называю «болезнью системы». Болезнью имеющей разрушительный потенциал, без сомнения, способный разбить систему вдребезги или в лучшем случае довести ее до малоприятного состояния паралича, когда дальнейшие векторы развития будут определять не скованные чьими-либо локальными интересами могучие, вольные ветры истории. Такое, при кажущейся незыблемости положения было уже не раз.

Ни американцы, ни движущая их мощь нигде еще не создали дружественной себе, истинно дееспособной союзнической силы, хотя предпосылки к этому, хоть и в не больших количествах, но были, без сомнения.

Это бесплодное разведение хаоса во всех частях света одновременно и без должного его формообразующего наполнения, в самом скором времени приведет к ситуации, когда личное присутствие американцев станет единственной и то далеко не прочной гарантией их дальнейшей экспансии. Это тупиковый путь, ибо при таком раскладе, стольких 6-ых флотов Америке не напастись.

И смешно, и грустно смотреть, как они (опять таки) в силу незнания регионального менталитета пытались решать задачи, связанные с осуществляемой экспансией региона (действия априори агрессивного) в Грузии. В стране, настолько же далекой от войны и агрессии любого толка, насколько сама Америка и реальные американские интересы далеки от Грузии. Народ мирных земледельцев – грузины на подсознательном уровне боятся войны и всего, что с ней связано, никак не меньше, чем сам черт – как утверждают – боится ладана.

Осмелюсь сказать, что миллиарды долларов, необдуманно брошенных в Грузию, безвозвратно потонули в зыбучих песках грузинской псевдополитики (чего-чего, а этого дара поглощать чужие средства у грузин отнять нельзя), так и не решив хотя бы одной мало-мальски значимой задачи, на которые они вообще отпускались…

…Основной, характеризующей особенностью западной экспансии на сегодняшний день является то, что в какой-то злополучный, возможно, роковой для нее момент из ее системообразующего идеологического основания как-то незаметно, но довольно быстро улетучилась та вековая мудрость, на гибком, подвижном хребте которой и базировались ее основные, знаковые достижения. Лишившись этого многовекового бонуса, само вышеозначенное движение лишилось той спасительной в критических ситуациях эластичности, которая всегда гарантировала пространство для очередного спасительного маневра. Это особенно опасно сейчас, когда противодействие этой экспансии стало обретать определенные системные очертания. Данность эту можно расценивать по-разному, но то, что этот «казус» имеет место быть – бессспорно.

Нужно понимать – беда и вина американцев не в том, что они идут по не правильному пути. Отнюдь… На мой безапелляционный взгляд, только такой путь и достоин истинного уважения, ибо общечеловеческие демократические ценности, на которых зиждется вся ее многовековая суть, давно уже доказали свою гуманистическую универсальность, делающую их совместимой практически с любой адекватной, не людоедской культурой на планете.

Беда в том, что американцы утратили представление о сакральном составляющем так «любимой» ими демократии, что объективно превращает все их нынешние потуги в определенного рода фарс, в котором остались лишь внешние атрибуты, сопутствующие истинно демократическому действу, истинно демократическому мышлению, безусловно, способному в своей объемной гуманистической сути растопить все вяжущие льды, кои так жестко сковывают нездоровое тело современной мировой политики.

Американцам давно уже пора бы понять, что безбожная эксплуатация многих незыблемых демократических понятий без должного их осмысления запутывает, прежде всего, их самих. Они совершенно легко и безответственно  испоганили множество великих, сложившихся, в том числе и при их личном участии, идеологем. Совершенно безответственное, на потребу сиюминутным интересам искажение таких фундаментальных понятий, как «братство», «равенство». «свобода», к положительным результатам привести не может, ибо, в отличие от них, весь остальной мир ни думать, ни анализировать происходящее не перестал. То же понятие «свободы» в смысле свободы бесконтрольного словоблудия, есть всего лишь грубая, непотребная и дурно пахнущая наживка для дураков, ибо всякой истинно свободной личности понятие «свобода» интересно лишь в смысле свободы множества возможностей, так необходимых для самореализации как конкретного человека, так и целых самодостаточных социумов.

Да, к великому сожалению это именно так, но объективности ради нужно признать и то, что именно Америка обладает сегодня наиболее развитой инфраструктурой, безусловно, способной обеспечить цивилизованный контроль над глобальным социумом. Возможно это, к сожалению, для них лишь при тесном и плодотворном сотрудничестве с еще одним, не менее мощным центром положительной силы – Россией. Именно эту жизненно важную необходимость в силу давней привычки (противостояния запад-восток) многие американские политические силы предпочитают не замечать, что и не может, несмотря на огромный объем проделанной работы, принести им истинно весомых положительных дивидендов…

…Америка на исходе XX-го и начала XXI-го веков допустила множество непростительных для истинно значимого геополитического игрока ошибок. Ошибок, имеющих все шансы оказаться для нее фатальными. Скажу откровенно, брат, лично я с долгожданным окончанием президентства Буша ожидал не просто банальной смены очередного президента, но и подведения со стороны наиболее вразумительной части американской элиты жирной черты под уходящей эпохой грандиозных ошибок, олицетворением которой и стал малообразованный и бескультурный, явно не соответствующий своей высокой миссии президент «вояка», опустивший престиж страны ниже всякого допустимого уровня.

Увы, вместо того, чтобы подчиниться объективному велению времени и безотказно, на благо нации использовать величайший шанс, который у американского истэблишмента имелся в лице Хилари Клинтон, в самую трудную минуту дарованную им богом, – человека утонченного обаяния и поистине библейской, женской мудрости, обладающей истинно врожденным политическим чутьем и глубочайшей личной историей, однозначно способной повернуть вспять время и реанимировать умирающее тело современной американской политики, наши янки, никак не учитывая уроков недавнего прошлого и продолжая натужно играть в Голливуд, предпочли в очередной раз истинно благоразумному действу, дешевую эффектность.

Вряд ли, словно черт вывалившийся из табакерки Обама, имеет и десятую долю того необходимого потенциала, который необходим нынешней Америке для собственной реанимации – именно это навевает мысль о том, что, как это ни парадоксально, но возможно Штаты подошли к той водораздельной черте, когда должны будут уступить свое лидерство более адекватно воспринимающей веления сложной эпохи силе.

Я ни в коей мере не являюсь идейным противником конкретного президента Обамы, и, конечно, желаю ему всяческих достижений, однако объективности ради отмечаю, что в контексте глобальной американской стратегии его неожиданное возвышение есть, гораздо больше, чем ошибка. Уверен, трудно было найти более надежный «последний гвоздь» для крышки гроба, как оказалось напоследок, в чем-то даже смешного в своей наивной воинственности американского гегемонизма. Одним словом, цирк уехал (Буш), клоуны остались – вряд ли в виду этого неутешительного факта от американцев можно ожидать каких-то действительно позитивных предложений, ибо именно сейчас обнаружилась, наконец, мера того глубочайшего кризиса, который поразил сами основы американского политического мировоззрения…

…Впрочем, брат, пути господни неисповедимы – само явление Обамы в качестве президента Соединенных Штатов есть уже своего рода чудо, благоразумно воспользовавшись которым, он может достичь поистине удивительных результатов. То, что Обама стал президентом такой страны, уже, в принципе, делает его выдающейся личностью, однако станет ли он истинно великим, зависит уже от его личного восприятия и острого осознания основных системообразующих тенденций динамично меняющегося мира. Сам факт его возвышения говорит о том, что мир кардинально изменился, что сегодня возможно многое из того, на что вчера было наложено строгое табу. Что ответы на острейшие вопросы современности следует искать не в губительном прошлом, а исключительно в только нарождающемся будущем. Если он не окажется дешевым популистом (подобно нашему Горбачеву), если он не упустит дарованный ему великий шанс (подобно тебе), то почему бы и нет…

Почему бы Обаме не взять и не вышвырнуть на задворки истории то горькое политическое наследие, которым совершенно безответственно «одарил» его «брат всех народов» современности Джордж Буш – «завоеватель Азии»?

Почему бы Обаме не изменить вектор всей американской политики? Изменить, прежде всего, путем отхода от совершенно жестокой духовной милитаризации собственных, однозначно высоко-цивилизованных граждан. Американский народ буквально взращен на одной из самых передовых демократических площадок планеты, я уверен, есть множество достойных, толерантных текущему историческому моменту демократических идей, способных не просто сплотить американцев, но и дать Соединенным Штатам новый мощный импульс, так необходимый для дальнейшего успешного роста.

Америке срочно требуется новый, опять-таки толерантный и однозначно устремленный к миру внешнеполитический курс, этакий новый тактико-стратегический модуль, способный реанимировать многие подзабытые к текущему моменту, но, без сомнения, достойные жизни и успешного развития исключительно американские достоинства. Для успешного политического роста Обаме срочно надо перевоссоздать саму доминанту американского политического мировоззрения. В его новой системе должно быть как можно меньше Буша с его маниакально ограниченными «ястребами», и гораздо больше Киссинджера с его глубоко анализирующими стратегами – родоначальниками и отцами самых весомых, поистине значимых в истории американских побед.

Америка уже привыкла действовать глобально – почему бы Обаме не перенаправить эту хорошо организованную, исключительно мобильную американскую сверхсилу на какие-то сплачивающие глобальный социум мирные программы.

Если он поймет это, он обязательно оставит свой след в самых выдающихся аналлах истории, в этом можно не сомневаться.

Ну, что же, как говорил один мой знакомый – «будем сделать посмотреть», а там будет видно, сейчас, увы, подобные радужные перспективы я нахожу только в своем воображении…

…Наглядно (это показал август 2008 года), что единственным адекватным политиком во всем западном политическом лагере оказался не американец, не англичанин, а действительно проявляющий гибкость и универсальность в своем понимании новый мировых реалий президент Франции, венгр (!) Саркози. Не знаю, польстит ли  это мое замечание так называемым англо-саксам, но такова объективная правда жизни. Правда для них неутешительная, ибо она отчетливо обнажила меру тех глубочайших заблуждений, коим подвержена сегодня сама основополагающая суть современного англо-саксонского миропонимания.

Я уверен, западная политическая мысль должна в авральном режиме переварить и отказаться от отжившей к текущему историческому моменту регрессивной идеологии, созданной на противостоянии Запада и Востока, ибо новая мировая реальность диктует иные пути их решения. Угрозы, диктуемые современностью и всей нашей цивилизации, предполагают сегодня противостояние не Запада и Востока, а скорее Севера и Юга, что объективно предполагает создание некоего, назовем его условно «северного геополитического пояса», ибо только подобный «пояс» может служить единственным и незаменимым барьером перед лицом новых глобальных опасностей, явно призванных разрушать сами основы нашей общей цивилизации. Угроза эта, кстати, исходит исключительно с юга.

Я уверен если русские и американцы не смогут найти некие универсальные точки соприкосновения, то в самом ближайшем будущем можно ожидать заката современной цивилизации, во всяком случае, в ее нынешней европеизированной форме. Надо понимать – это вопрос не просто спасения какой-то строго ограниченной в своих узких рамках социальной системы, вопрос стоит о спасении исключительно самодостаточного цивилизационного пути, который уже очень много столетий доминирует в истинно глобальном, планетарном масштабе…

С первого взгляда может показаться, что все, о чем я говорю, слишком далеко от наших насущных осетинских проблем, однако это заблуждение. Все, что происходит с осетинским народом два последних десятилетия, есть, брат, не что иное, как прямой результат тех самых глобальных перипетий, о которых мы, хоть и поверхностно, но рассуждаем. Также будет и дальше, ибо один из самых основных геополитических разломов современности пролег по самому сердцу Осетии, и хотим мы этого или нет, но нас опять вовлекут в ту большую игру, в которой до сих пор мы в основном терпели лишь неудачи.

Мы должны быть готовы к борьбе, ибо никто за нас наши проблемы решать не будет. Конечно, будет тяжело, но надо всегда помнить – наш могучий племенной инстинкт дал нам возможность сохраняться до сегодняшнего для, перемолов в могучих жерновах национального духа очень много субъективно великого.  Мы пережили Рим со всеми его Цезарями, пережили гуннов с их страшным и жестоким Атиллой, равно как пережили и монголов во главе с блистательным Чингисханом. Мы пережили Гитлера с его «истинно арийскими» немцами и уж, поверь мне, гораздо легче мы переварим американцев с их не умеющей воевать армией и не умеющими убеждать идеологами. Переживем, перетерпим, а там, глядишь, и американцы образумятся.

А когда, нам осетинам было легко? Я что-то не могу припомнить такого бесшабашного периода в нашей истории, ибо мы всегда сознательно выбирали трудные дороги, и пути наши, брат, всегда проходили по нехоженым тропам…

… Говоря о новом мировом порядке, о новом глобальном мышлении, призванном видоизменить существующую модель цивилизации, ни в коей мере нельзя увязывать вышеозначенные тенденции с какой-то одной страной, или, говоря точнее, нельзя увязывать это исключительно с США. Нельзя, несмотря, на то, что именно Соединенные Штаты определили для себя роль этакого главного апологета идей, лежащих в основе построения глобальной цивилизации. Нужно четко понимать, что диктуемые естественным ходом истории объективные предпосылки, порождающие новое глобальное мировоззрение, самодостаточны и объемны настолько, что приписывать их зарождение и становление к ареалу какой-то отдельно взятой страны, представляется делом, по меньшей мере, утопичным. Более того, моя уверенность в том, что именно США, в силу собственных необдуманных действий может стать самой первой, истинно серьезной жертвой принесенной на алтарь набирающего силу глобализма, становится все крепче и крепче.

Именно поэтому надо отдавать себе полный отчет в том, что подступившая сегодня вплотную к южным границам Осетии сила в образе вооруженного до зубов американского солдата есть гораздо больше, чем американская армия и американская военная угроза. Это глобализм, еще плохо очерченный, плохо понятый даже собственными адептами со всеми своими подростковыми комплексами и неуемным юношеским максимализмом стучит в нашу плотно запертую пока для него дверь. Достанет ли нам ума и решительности, чтобы встретить его и не схлестнуться с ним в жесточайшей схватке, способной вконец и бесповоротно нас обескровить? Должно хватить, ибо это наш великий шанс в новейшей истории. Это великий аванс, расточительно выданный нам будущим.

Грузины, к примеру, не поняли всей масштабности ситуации, в которой оказались, примитивно сведя ее грандиозные возможности к утолению своих мелких, узконациональных, шовинистических потребностей. Именно поэтому им не осталось места в той новой модели мироустройства, к которой они на словах так сильно стремились, но по дороге к которой они уже свернули себе шею…

О нашей России

…Возможно, брат, я и утомил тебя отвлеченными на первый взгляд рассуждениями, однако, поверь, без глубокого осмысления общемировых социально-политических тенденций, нам никогда не удастся безошибочно определить собственную нишу в новом мировом порядке (характеризующемуся сегодня, скорее, как беспорядок). Нельзя допустить, чтобы нас и впредь носило волею ветра по волнам, ибо это самое опасное, что сегодня может еще случиться.

Именно поэтому, тебе, наравне с абстрактным анализом ситуации в целом, нужно было анализировать и вполне конкретное, а именно все то, что объективно с нами соприкасается и не влиять на нас не может. Мы просто обязаны более подробно поговорить о России. О той России, на добрые плечи которой ты, брат, пытаешься взвалить как все осетинские, так и свои личные проблемы.

Страной вечного парадокса Россия была, есть, и, по всей видимости, останется всегда. Для нас, осетин, результат этого парадокса долгие годы имел лишь отрицательные последствия (впрочем, как и для самой России). Мы пережили это поистине тяжелое время, дождались-таки, что русские громогласно объявили всему миру о своей глубоко продуманной по отношении к братской Осетии позиции. И мы, и русские с честью выдержали тяжелейший экзамен, еще раз подтвердив перед миром, что наши утверждения о вековом братстве – не миф, а историческая реальность. Мы доказали всем недоброжелателям, что наше единство основано не на бутафорских эффектах (подобно грузино-американской «дружбе»), а имеет глубокие генетические корни.

Нас не смогли разобщить ни грязные попытки террористов, ни действия «крышующих» их респектабельных, но аморальных джентльменов, поправших все человеческое, что присуще человеческой цивилизации. Нас не смогут разобщить, я уверен в этом, и действия ущербных доморощенных политиканов, резко активизировавшихся сейчас, именно в наше бурное и неспокойное время.

Ничто на свете, брат, я не понимаю так, как понимаю Россию, ибо ни одно другое место на земле не обнажает так явственно моей древней благородной сущности, или точнее той части моего сознания, которая погребена под наглой ложью современного мироздания. Я всегда на подсознательном уровне чувствовал силу и поистине эпическую красоту России, находя в ее парадоксальных недрах много убедительных поводов к созидательному движению, однако также явственно иногда проступают и фатальные формы той социально-политической немощи, способной похоронить множество для нее перспективных путей развития.

Слишком уж много всякого ненужного «поиска» и всяких, порой неадекватных «ищущих» развелось сегодня в святой Руси. России давно пора перестать искать ответы на те вопросы, зарождение которых имеет явно не российское происхождение. Хватит муссировать всякую чушь типа вопроса о том, какая она, Россия – Европейская или Азиатская. Россия в буквальном смысле и не Европа, и не Азия – это однозначно.

Россиянам, прежде всего самим нужно принять и уяснить фундаментальный постулат – Россия всегда была и остается единственной, действительно великой, не имеющей аналогов в современном мире Евразийской сверхдержавой. Именно эта глобальная континентальная ментальность, присущая лишь русскому народу, и должна лечь в основу всех дальнейших перспектив России, разумеется, при условии, если она стремится к истинному (не американскому) величию…

Величие, наряду с множеством объективных факторов, творится также руками великих людей, коими Россия сегодняшнего дня, безусловно, располагает.

Да, уж очень давно Россия не располагала столь блестящим ансамблем руководителей, выделить из которых в той или иной степени можно многих. В России, на мой взгляд, лучший за последние десятилетия министр иностранных дел (Лавров), однозначно соответствующий нынешнему – сложному и переломному для России – моменту.

В России есть, наконец, достойный идеолог (Сурков), которой, без сомнения, сумел охватить своим цепким взглядом весь спектр имеющихся в государстве возможностей, используя их с достойной восхищения эффективностью. Именно Суркову, удалось подтянуть идеологическую составляющую государственной машины на небывалый в постсоветской России высокий уровень. Это не подлежит сомнению. Он поднял уровень идеологического ремесла до уровня высокого искусства, а это не может не приносить своих золотых плодов. Именно поэтому у меня нет и тени опасений за судьбу огромной и многогранной, казалось бы, громоздкой России, чего, брат, я не могу, сказать о судьбе маленькой, на глаз просматриваемой Южной Осетии.

Политик, который открыл себя сам

В России есть президент, идеально соответствующий конкретному историко-политическому моменту, удивительным образом привнесший в деятельность власти этакий спокойный, истинно цивилизованный европейский лоск. Да, брат, Дмитрий Анатольевич оказался политиком, прекрасно понимающим основополагающие тенденции современного глобального политического поля. Его первые же шаги показали серьезность, а, если быть педантичным, совершенно обоснованную серьезность его намерений на высшем государственном посту. Он с первых же дней дал ясно понять, что способен не только блестяще владеть ситуацией, но и осуществлять ее безусловный и эффективный контроль.

Нельзя не заметить даже обывательским взглядом, что личные намерения, привнесенные им на Олимп российской и мировой политики, масштабны, конкретны, и несут в себе долгожданные выходы из множества сложнейших ситуаций, будь то в России или за ее пределами. Не знаю, как тебя, но эффективность, которая стала сопутствовать всем действиям Медведева с самого первого дня его избрания, меня приятно поражает и восхищает одновременно. Именно поэтому я совершенно обоснованно жду от него решительных, истинно государственнических шагов и в обозримом будущем.

То, как он четко, безо всяких недоговоренностей обозначил свою позицию по нам, осетинам, и по всем нашим осетинским делам, дает надежду, в том числе и на то, что при нашем (в частности, твоем) хотя бы относительном ему соответствии у нас обязательно появится шанс решить многие из своих давних, говоря честно, давно осточертевших проблем…

…Уже с самого начала своего избрания президент Медведев приятно удивил своей блестящей восприимчивостью ситуации, и не менее утонченной политической гибкостью. Позднее, когда гибкость его под влиянием определенных объективных факторов переросла в четкую государственническую позицию, стало ясно, что в России, непосредственно на наших глазах, рождается еще один, глубокоцельный и самодостаточный политический деятель, а это, безусловно, уже само по себе усиливает Россию.

Именно в медведевской России, кстати, возможно и будет осуществлен первый, истинно весомый в глобальном социуме прорыв молодой, постимперской России. Общемировые обстоятельства этому благоволят однозначно, а, учитывая блестящую способность Дмитрия Анатольевича быстро и глубоко проникаться даже самыми сложными и наболевшими проблемами, ему, думаю, не составит большого труда, правильно сориентировавшись в нынешней динамичной ситуации, предпринять несколько правильных шагов, способных привести Россию к процветанию, а его самого – к абсолютно заслуженной славе…

…Известные августовские события и мгновенная реакция на них президента России послужили поворотным пунктом в деле начала окончательного разрешения югоосетинской проблемы. Стоит заметить, что шаги предпринятые Медведевым во время вышеозначенных трагических событий, были не просто идеально выверены, но и по-настоящему блистательно исполнены. Именно поэтому уровень доверия к нему со стороны осетин просто зашкаливает за все мыслимые пределы. Именно поэтому же он может уже сегодня получить мощнейший, так необходимый истинно серьезному политическому игроку несокрушимый и до мозга костей преданный ему форпост в лице Осетии и осетин. Форпост, я уверен в этом, всегда готовый поддержать его в любом благом, даже в самом тяжелом начинании. Поддержать и дойти с ним до конца.

Можно ли против этого что-либо возразить, брат? Думаю, нет, ибо все это назрело объективно. Другой вопрос, возможно ли становление этого форпоста, этой осетинской «Русской Алании» при твоем непосредственном участии? Думаю, что нет, ибо ты, брат, не готов к подобным, действительно эпохальным для своего народа действиям. Тебе нечего предложить метрополии в ответ на ее широкий, истинно братский, роскошный и спасительный для нас жест. Ты, брат, за долгие годы своего так называемого правления, палец о палец не ударил для реального сплочения нации, а тех, кого ты сплотить в состоянии, к сожалению для тебя, решающего слова в кударском обществе не имели, не имеют, и, поверь мне, никогда иметь не будут. Это временщики, готовы сорваться в любую минуту и убраться восвояси, посчитав, что с них, уставших, так сказать, от государственных дел и на этот раз вполне достаточно.

Никто, поверь мне, а президент Медведев – и подавно, не инициирует в Осетии серьезных начинаний до тех пор, пока сам социум, возглавляемый пока тобой, не окажется готовым к серьезной и продуктивной деятельности на благо как Осетии, так и России. Социум же, и в особенности ее элита (не мне тебе говорить), расколот сейчас слишком сильно, чтобы мы могли даже надеется на какой-то значимый прорыв национального масштаба. Не к обогащению нескольких нечистоплотных лиц (это ты как раз устроить в состоянии), а к серьезному прорыву общенационального характера…

Путин – это эпоха. А ты?

…Ну и, конечно же, брат, в России есть такая монументальная личность, как Путин, самим своим существованием предопределивший наблюдаемый нами сегодня новый русский ренессанс. Всеми своими взвешенными действиями основоположивший целую эпоху, которую даже в глобальном, международном масштабе, кроме как путинской, назвать невозможно.

Мне трудно понять, брат, как можно из года в год, мотаясь в Москву и имея перед собой ярчайший пример политической универсальности Путина, не усвоить хотя бы элементарных навыков хорошего политического тона, так необходимых тебе, хотя бы на своем локальном, провинциальном уровне.

Посмотри, с чего он начал, и к чему он пришел. Какой потрясающий динамичный личностный рост сопутствовал всему периоду его президентства! А ведь вы, брат, практически политические ровесники, не забывай об этом.

Действительно очень трудно понять, как тебе, изо дня в день, в течение долгих лет вынужденному сверять с ним любой свой, даже самый незначительный шажок (истинно серьезных шагов ты и не предпринимал), удалось пропустить мимо своих ушей и глаз тот грандиозный опыт, который позволил Путину создать поистине масштабную систему, здоровая жизнедеятельность которой с триумфом вытащила Россию из той сточной канавы мировой политики, куда она угодила в лихие девяностые годы.

Наглядно то, брат, что, несмотря на свою, теперь уже глобально значимую политическую фигуру, он не утратил четкой и утонченной связи с реальностью. Именно это, поверь мне, позволяет ему развиваться дальше самому и развивать, уже в новой форме, ту дееспособную систему, которую по праву можно считать его детищем. Детищем, которому он, будучи дальновидным и любящим творцом, уже обеспечил достойные уважения перспективы развития.

Представь себе, что бы было с Россией, если бы он, подобно тебе, подчинил всю мощь государства на решение своих личных, семейных проблем (хотя, что тут представлять, посмотри на вверенную тебе Осетию – с Россией было бы то же самое), игнорируя при этом самые животрепещущие интересы России.

Я понимаю, у тебя не оказалось врожденного таланта, способного вдохновить на какие-то серьезные государственные решения, но меня больше всего коробит то, что ты элементарно оказался не в состоянии хотя бы поверхностно усвоить чужой опыт или просто собрать вокруг себя адекватную команду соратников, способную помочь тебе в  делах …

Решающая битва за Кавказ еще впереди

…То, как в речи Медведева (август 2008 года) так отчетливо прозвучала безапелляционная имперская четкость, говорит о реальной, такой же железной и безапелляционной силе современной России. Как бы ни резал слух многих моих утонченных оппонентов разговор о том, что Россия истинно встала с колен и опять готова к победному действу, им все же надо признать сей факт, хотя бы ради собственного адекватного восприятия ситуации. Сам современный, зашедший в глубокий тупик мировой геополитический расклад дает шанс России на великую надежду в уже необратимом новом мировом порядке, и еще неизвестно при подобном легкомысленном отношении со стороны американцев, какая сила окажется в этом «порядке» доминирующий – ведь и Россия сегодняшнего дня декларирует в своем новом становлении исключительно общечеловеческие, истинно демократические ценности. В отличие от Америки, кстати, она не просто декларирует, но и делает многое для защиты этих гуманистических идеологем – Южная Осетия, Цхинвал четко высветили, кто и на какой стороне оказался из противоборствующих сторон к началу XXIстолетия. Сравнение это, далеко не в пользу американцев, творящих за демократической ширмой просто какой-то средневековый вандализм…

…Впрочем, то, что я славлю Россию, совсем не означает того, что я – антизападник. Отнюдь. Я желал бы России весомых и утонченных успехов в фарватере цивилизации именно западного пути, ибо на текущий исторический момент это лучшее, чем располагает человечество. (Я глубоко уверен, брат, что и наши осетинские дела при подобном раскладе были бы тоже на высоте.). Да, я предпочел бы для России более глубокого восприятия как новых общемировых тенденций, так и тех новых глобальных мега-идей, кои уже четко диктуют как новые приоритеты, так и новые насущные потребности.

Я ничего плохого, брат, не могу сказать о демократии с ее фундаментальным гуманистическим наполнением. Демократия, является, на мой взгляд, самой авангардной системой отношений между всеми разнородными субъектами, составляющими современный глобальный социум. Именно поэтому демократические ценности прививаемы в любой не обделенной элементарной культурой точке земного шара. Однако, когда под демократическим соусом подается имеющий исключительно регрессивные цели псевдо-либерализм, год за годом разрушающий давно устоявшийся в своих общих традициях социум, то социум, извини, не огрызнуться не может.

Если же говорить о либерализме применительно и исключительно к России, то надо признать, что это самое мощное отрицательное воздействие, которое вообще можно оказать на Россию, ибо русский интеллектуальный социум напрочь лишен иммунитета перед этим многообещающим ликом современного, исключительно регрессивного радикал-либерализма.  Это тот случай, когда легко можно перефразировать известную поговорку не разрушая ее смысла: «То, что  хорошо немцу, русскому – смерть».

С другой стороны, пресловутые разговоры о неком неповторимом «русском пути», о некой аморфной русскости тоже уводят Россию от процесса плодотворного участия в глобальном геополитическом действе, что для такой потенциально мощной, амбициозной страны уже само по себе есть трагедия. Стоит ли отказываться от участия в благородном деле осуществления глобального господства ради каких-то эфемерных квази-идей нынешних горе-патриотов, русские должны решить сами, что они с успехом и сделают в самое ближайшее время, в этом я уверен.

Замечу также, что мне трудно понять крайне неразборчивых в средствах для достижения собственных узколокальных целей людей, которые постоянно твердят о некой привлекательности некого объективно мало понятного «русского пути», ибо в моем понимании пресловутый «русский путь», очищенный от шелухи лже-патриотизма, явно заквашенной на шовинистических дрожжах, есть всего лишь многовековое, имманентное состояние глубочайшего народного горя и всяческих, создаваемых этим путем несчастий.

Русские впервые за последние полвека начали делать стратегически верные шаги (в том числе и у нас на Кавказе) – это говорит о том, что мы наблюдаем старт очередного положительного витка в развитии российского государства, безусловно имеющего все шансы облагородить и образумить не только саму Россию, но и весь остальной, находящееся в глубоком духовном кризисе мир. А это на данный момент – главное…

…Всем, брат, давно уже предельно ясно – решающая битва за Кавказ еще впереди. Ясно должно быть и то, что гипотетически линия фронта всегда будет проходить по самому сердцу Осетии, ибо тот, кто владеет Осетией, получает не имеющий себе равных в регионе плацдарм для успешного контроля как всего Большого Кавказа, так и сопредельных ему территорий.

Единая Осетия – горная, недоступная в военном отношении страна (свидетельство тому – тысячелетняя история), контролирующая все важнейшие стратегические проходы, имеющая огромный генетический ресурс для осуществления этого контроля. Территория, действительно являющаяся связующим звеном между двумя практически разнородными мирами, без сомнения, есть лакомый кусок в любой серьезной геополитической игре. Это понимают и русские, и американцы, это давно уже должны были понять и осетины по обе стороны Кавказского хребта.

Именно это долгожданное осознание могло стать той панацеей, которая, без сомнения, способна изжить из родного социума синдром младшего, инфантильного брата, постоянно ждущего решения своих проблем откуда-то свыше.

Только культурно-экономическая гегемония Алан в регионе, предполагает в перспективе светский, способный к восприятию и проведению в жизнь передовых идей нового мира Кавказ. Кавказ, способный решать сложнейшие задачи далеко за пределами своих географических границ. Способный стать самым действенным и преданным союзником для любой, действительно положительной мощной силы, поставившей своей высшей мессианской целью достижение нерушимого единства мира.

Достижение этой гегемонии и должно было стать нашей высшей стратегической задачей, подчиняющей себе весь имеющийся в наличии этнический потенциал (именно этого ждал от тебя народ Осетии, приведший тебя к власти). Все остальное, брат, к нашему национальному росту не имеет никакого отношения.

Мы давно должны были титаническими усилиями превозмочь безысходность, накрывшую многих и многих наших современников, наших братьев по духу. Есть огромный дееспособный пласт людей, готовых вот-вот «пуститься во все тяжкие», дабы стряхнуть с себя это непривычное, вяжущее дух оцепенение, безусловно, сделавшее всех нас, от мала до велика, атрофированным, рудиментарным придатком, не имеющих будущего, отживших свой век канонов вчерашнего мира, которые пока так цепко держат нас в плену собственных, давно уже мертвых догматов.

Древний, благородный в своем большинстве народ, стал заложником трагических форм  современного, лишенного всякого аристократизма переходного миропорядка. Носитель истинно божественно духа, не востребованного пока действительностью, он изнывает в потемках навязанных ему правил игры, противоестественных его благородной сущности.

Воистину, страшное зрелище видеть сильный, не оскверненный посредственностью в своей исторической деятельности народ, задыхающийся в мутных, смрадных водах постоянных ошибок лжеморализующего, деградирующего меньшинства. Меньшинства, лидером которого ты так необдуманно и с такой наивной радостью себя провозгласил…

Нынешняя Грузия – это проблема Грузии

…Борьба с грузинским шовинизмом, без сомнения, есть сильный, стимулирующий внутриэтническое единство фактор, однако он никак не может стать системообразующей идеей глобального масштаба, способной возбудить в народе энтузиазм к каким-то действительно судьбоносным свершениям. Рассмотрение этой конфликтной ситуации не выходит за рамки тактической плоскости, в то время как стратегия нашего успешного роста сосредоточивает наше внимание исключительно на жестком устранении очагов разложения внутри самого осетинского социума, кои наносят нации гораздо больший урон, нежели ничем серьезным необоснованная «грузинская воинственность».

Конфликтная  реальность сегодняшнего дня так или иначе обязывает нас к серьезному анализу и глубокому осмыслению сложившейся ситуации, дабы однозначно определить для себя, что же представляет собой Грузия, чего она хочет, и не расходятся ли ее желания с ее реальными возможностями.

Колоссальное количество несуразностей всякого толка, коими изобиловали действия всех грузинских элит, начиная с развала Союза, становились в разные периоды непреодолимой преградой в деле достижения Грузией хотя бы минимальных успехов. Вряд ли кто-то сможет отрицать, что ни Осетия, ни Абхазия, ни, тем более, Россия не приложили и десятой доли тех необходимых усилий для компрометации грузинской государственности, кои были приложены самими, крайне разношерстными и поразительно неадекватными грузинскими элитами последних 20-ти лет.

Я, брат, не ставлю перед собой цели анализировать крайне ущербные попытки грузинских элит в выработке системных механизмов, необходимых для создания и жизнеобеспечения вновь образовавшегося государства. Это – проблема Грузии, и нас с тобой она касается, быть может, меньше всего, однако мы обязаны определить для себя те знаковые, переломные пункты в генезисе становления грузинской политики, результат преломления которых в реальной, практической политике нас не коснуться не может.

Я отмечал выше, что самой грубой системной ошибкой грузинской элиты было утверждение тенденции на строительство этнократического государства, что не могло не вызвать объективной, отрицательной реакции со стороны многих народов, доставшихся так называемому грузинскому геополитическому ареалу в наследство от разваленного Союза.

Грузинские политики не уловили того критического момента, когда в обязательном порядке должны были отказаться от дальнейшей эксплуатации националистической идеи, так успешно развалившей СССР. Идея, которая априори являлась идеологией раскола, в одной отдельно взятой Грузии никак не могла привести к сплачивающему социум эффекту. Вместо того, чтобы сразу и беспощадно пресечь эту разлагающую все положительные перспективы заразу, грузинская политика еще долго лелеяла и поддерживала ее. Доподдерживалась она до того, что вышеозначенная идеология, как оказалось, на благодатной грузинской почве стала обретать некие гипертрофированные, сугубо грузинские, но от этого не менее уродливые черты.

Именно в этот тяжелый, и в первую очередь для грузинского народа, период, мир воочию увидел «лицо» отрицающего все гуманистические ценности грузинского национал-паразитизма. Именно паразитизма, ибо никакого социально активного пути развития, к этому шовинистическому словесному поносу не прилагалось.

Надо было понимать, что после четко обозначенного уродливого оскала грузинского фюреризма говорить о единстве грузинского геополитического ареала – дело настолько же безнадежное, насколько и глупое. Никто, впрочем, во властных структурах Грузии долгое время не утруждал себя подобными размышлениями, автоматически катясь по мерзкой, никуда не ведущей, но уже проторенной колее.

Именно политика шовинизма не дала Грузии использовать тот мощный геополитический потенциал, бережное отношение к которому могло вознести Грузию на абсолютно другие высоты.

Нравится это кому-то или нет, но демократическое сообщество строго придерживается в своей жизнедеятельности определенных, давно выкристаллизованных общечеловеческих ценностей, то есть конкретных цивилизованных норм, наличие и соблюдение которых является первым и неотъемлемым условием при сближении с любым новоиспеченным партнером, будь то Грузия или кто-то еще. Грузии надо было отдать себе отчет в том, что несоблюдение этих норм автоматически лишает ее положительной перспективы.

Я не идеализирую западное сообщество и признаю существование вопиющих фактов отхода от декларируемых ими же ценностей в угоду определенным мелким и очень эфемерным локальным успехам в малозначащих в глобальном смысле ситуациях – это, на мой взгляд, самая серьезная, знаковая ошибка Запада.

Как бы то ни было, сила западной цивилизации зиждется не на той псевдо-либеральной, неодемократической галиматье, мощным фонтаном извергаемой из уст довольно сомнительных демократических деятелей типа Буша и его свиты, а на тех фундаментальных гуманистических ценностях, коими «заправлена» старая, если так можно выразиться, демократия. Та демократия, незыблемое соблюдение ценностных установок которой привела Запад почти к глобальному господству…

…Трагедия грузинского народа в современном постсоветском мире, равно как трагедия всей грузинской политики, заключается в отсутствии исторического опыта независимого существования, объективно перерастающего в полное отсутствие политических лидеров, способных определить четкий, вменяемый курс хотя бы в условиях относительной независимости.

Именно эта ахиллесова пята не дает грузинской власти вот уже в третьем бесславном поколении, даже при громадной поддержке извне, создать нечто удобоваримое хотя бы в пределах собственной, вдруг обретенной территории.

Как это ни парадоксально, но факт того, что Грузия оказалась в столь судьбоносный для всего региона момент полностью разрушенной в политическом плане, не отягощенной уже утвердившимися, труднопреодолимыми идеологическими элементами страной, имело грандиозный позитивный ресурс, ибо новой элите давалась возможность без оглядки на существующую традицию (ввиду полного ее отсутствия) начать писать историю собственного государства с чистого листа. Вопрос успешности такого предприятия зависел исключительно от верного осмысления новой грузинской властью не просто сиюминутного расклада в регионе, но и грамотной оценки  потенциальных путей развития, объективно диктуемых региону глобальными геополитическими изменениями.

Американцы, на которых грузины ошибочно сделали окончательную ставку, без сомнения, имели в своих глобальных расчетах великую надежду на контролируемое сотрудничество с Кавказом в целом, ибо в данном случае это – естественное желание любого дееспособного политического игрока.

Грузия с ее маловразумительным государственным статусом была интересна американцам исключительно как некий системообразующий плацдарм, с которого можно было бы впоследствии начать по возможности безболезненную экспансию всего региона. Это – правда, которую мало было просто понимать. Это – фактор, который надо было учитывать при любом своем серьезном шаге, дабы не растерять к себе вышеозначенный интерес, так щедро расточаемый тогда американцами.

У Грузии не оказалось этого системообразующего потенциала, ввиду чего она автоматически потеряла для Запада всю свою былую привлекательность. Надо четко понимать – виноградники Кахетии и яблоневые сады Курта и Ачабета были интересны американцам равно настолько же, как банановые плантации Тринидада и Тобаго. Именно поэтому их с такой легкостью и сдали со всем «движимым» и недвижимым имуществом.

Все без исключения шаги грузинской власти показали, что ею абсолютно не поняты те грандиозные перспективы, кои открывала для них западная экспансия, ибо обозначение уже в третий раз приоритета на строительство этнократического государства, которое Грузия не может построить по определению, кардинально расходятся с теми надеждами, которые существовали по отношению  к ней со стороны Запада.

Грузия должна была понять, что успешная реализация стоящих перед ней стратегических задач предполагала не бряцание оружием – этим на Кавказе, а в Осетии подавно, можно разве что во вред себе раззадорить обленившиеся пласты дееспособного населения, – а создание и активную декламацию новых, основанных на врожденной ментальности региона идеологических императивов, адекватных конкретному историческому моменту. Грузии нужно было нечто такое, что могло вызвать естественный интерес к ней со стороны тех народов, которых они так страстно возжелали вдруг видеть в роли своих братьев. Опираясь же на давно набившую оскомину  как в мире, так и в регионе дежурный американский брэнд неких лишенных объективного начала, абстрактных демократических  ценностей (так монотонно и целенаправленно уничтожаемых во всем мире самими американцами), Грузия рискнула, переведя много собственных сил и еще больше чужих средств, оказаться в патовой ситуации сегодняшнего дня, разрушающей сами предпосылки дальнейшего независимого существования.

Определив себя в роли прозападно ориентированного государства, что в действительности значило оказаться на самом острие захлебывающейся военно-политической экспансии Америки, новой Грузии требовалась тонко продуманная, сбалансированная государственная идеология не только для внутреннего использования, а что самое главное – идеология, способная обеспечить успешный экспорт вышеозначенной экспансии. Ничего подобного сделано не было, а, учитывая то, что отсутствие подобной цементирующей идеологической составляющей является самым слабым, малопродуманным звеном всей американской экспансии, не дающей им переработать имеющиеся относительные военные победы не в эфемерные краткосрочные успехи, а в реальное, долгосрочное геополитическое господство, то и грузинам в этом направлении они не смогли предложить ничего стоящего…

…Основная беда миролюбивого, совершенно не агрессивного грузинского народа состоит в том, что в высших эшелонах власти в государстве, хоть и с чужой подачи, но с поразительной последовательностью, оказываются совершенно неадекватные в психологическом отношении люди. Люди, чье мировоззрение напрочь бывает лишено тех фундаментальных гуманистических основ, из которых, в конечном счете, и состоит, на мой взгляд, грузинская ментальность как таковая, грузинская культура в высших своих проявлениях.

Начиная с Гамсахурдиа и Натадзе и кончая Окруашвили и самим Саакашвили, ни один политический лидер, придерживающийся этаких гипертрофированных национал-грузинских позиций, коих народ (хочется надеяться) лишен, как мне кажется, совершенно, не сделал для Грузии ничего хорошего, о чем можно было бы упомянуть вообще. Единственное и неоспоримое, что этим «господам» удалось сделать совместными усилиями, это превратить прекрасный процветающий край, гостеприимных людей в юдоль человеческой скорби, где безраздельно господствует нищета. Для меня, впрочем, остается большой загадкой и то, как народ с такой огромной генетической памятью, уходящей вглубь древних веков, так легко и непринужденно проглатывает примитивные идеологические наживки, кои грубо, совершенно бездарно штампуются в нынешнем, абсолютно недееспособном политическом «цеху» высших эшелонов грузинской власти.

Грузинский народ даже не понял, как к текущему историческому моменту в буквальном смысле слова оказался на краю бездны, сорвавшись в которую грузинской государственности с колен уже не подняться.

Мы все видели жалкие концы прежних, всегда громко орущих режимов, коих сам же грузинский народ отправил на «заслуженный» отдых, оплеванных по самое никуда, однако агония, охватившая Грузию сегодня, есть агония не власти и конкретных политических фигур, ибо слабый ресурс, имевшийся в самом начале независимого государственного становления, исчерпан до основания. И предпосылок к дальнейшему росту не осталось никаких.

То, что мы с печалью наблюдаем сегодня, есть закономерная и давно назревшая агония государственности как таковой. Увы, сами грузины не справились с той непосильной, как оказалось, задачей, на решение которой они так опрометчиво, с открытым забралом, бросились 20 лет назад. 20 лет, не принесших Грузии ничего, кроме крови и всяческих лишений…

…Можно по-разному относиться к Грузии с ее «розовыми» и «пальмовыми» революциями, однако одно можно сказать с определенностью – вряд ли эта субтропическая флористика вызовет позитивную реакцию в суровых условиях Аланских гор, где преобладают не лютики и тюльпаны, а камень и металл, накладывающий свой неизгладимый отпечаток на всех тех, кто вырос в этом благородно-молчащем крае исполинов духа.

Однозначно одно – революция «розового креста», начавшись в Грузии, там же и захлебнется. Захлебнется не в силу собственной малой идеолого-духовной потенции, а в результате грубых ошибок  малокомпетентных  неучей, которым была поручена ее реализация.

Обидно, тем более, что подобная, наделенная большой мистической силой идея действительно могла предотвратить много кровопролития, много недоверия и взаимных обид. Вина за такой провал лежит даже не столько на малокомпетентной грузинской власти, сколько на тех так называемых деятелях, кто, не зная истинную ментальность региона, так опрометчиво сделал ставку на Грузию с ее ничтожной идеолого-политической потенцией. Грузию, не имевшую ни малейшего шанса хоть в малой степени стать флагманом кавказской перестройки.

Можно приводить тысячи доводов, однозначно доказывающих ошибочность избранного грузинскими лидерами пути, однако оставим их с богом, брат, и поговорим лучше о наших собственных, осетинских делах. Делах, зашедших в такой непролазный тупик, что однозначно требуют нашего быстрого, оперативного вмешательства…

Мораль современной Осетии

…Самая большая беда Осетии сегодняшнего дня – это осетины. Осетины не как нация, брат, а те из них, кто, поддавшись всеобщему глобальному упадку, утратил вместе с великой, многовековой традицией предков иммунитет, ограждающий от смрадного гниения эпохи. Торжество декаданса, привольно расправившего свои больные крылья, все глубже и глубже пускающего свои корни в самые потаенные глубины нашего национального самосознания, наносит гораздо больший вред, нежели десятки войн или сотни природных катаклизмов.

Именно декаданс навязывает нам новые ориентиры и сами мерила ценностей, так разрушающих национальную сущность, перерождая великий этнос победоносных воинов в жалкий народец камазистов и вконец опустившихся извозчиков.

Грандиозное переосмысление ошибочного пути требует от нас сегодня священная слава нашей вечно-благородной традиции. Великое очищение во имя счастливой будущности грядущих поколений должно стать высшей моральной целью и ориентиром нашего дальнейшего существования.

Осетины волею судеб оказались втянутыми в грандиозный водоворот, пронесшийся по всему XXвеку, переламывая кости и путая веками оттачиваемую мысль, воистину являющуюся бесценным национальным достоянием.

Ложные понятия о свободе, чести и бесчестье, о дружбе и мужестве, так жестко навязываемые народу угрюмыми декадентами, многие из которых до сих пор составляют «элиту», оставили нас в самый судьбоносный момент истории без такого традиционно важного в аланском социуме элемента, как институт старшинства. Мы лишены старших, достойных старших, а не тех великовозрастных дегенератов, что с экранов телевизоров, неистово споря друг с другом, «учат» нас, сколько же тостов надо произносить, обращаясь к богу.

Воистину, великая трагедия, когда люди, не имеющие элементарного представления ни об истинной структуре духа собственного народа, ни о фундаментальных морально-этических догматах, выработанных этим духом в течении долгих тысячелетий славы, с тупыми, отъевшимися лицами, до смешного глупо мешая коммунизм с христианством, веру с суевериями, пытаются объяснить нам основные постулаты нашей веры и нашей морали, никакого отношения не имеющих к ним самим.

Покажи мне, брат, хоть одного достойного старшего (многие из которых усердно тебе аплодируют уже долгие годы), имеющего мужество и реальное представление об истинных потребностях бесконечно талантливой в своей моральной устойчивости аланской нации, способного обозначить четкие пути, ведущие народ к процветанию.

Увы, в действительности единственным реальным достижением, удавшимся им с блеском, есть жестокое уничтожение лучшей, самой дееспособной части молодежи, реально имевшей потенциал сдвинуть с мертвой точки тяжкий груз их пораженческого морального наследия. Юг Осетии в полной мере прошел через вышеозначенные события. Десятки пассионариев, каждый из которых стоил неизмеримо больше всех их вместе взятых, уничтожены с трусливой жестокостью этими уродами, возомнившими себя хозяевами нации – таково было их деградантское представление о борьбе за лидерство. Так пытались они удержать в своих немощных руках уродливое образование, понимаемое ими под властью.

Многим, очень многим убожеством насыщена наша невеселая действительность, и только от нас самих (в том числе и от тебя) зависит, сможем ли мы перейти этот чертов Рубикон, отделяющий нас от нормальной, полноценной жизни…

…Основополагающей сутью истинного аланского «?гъдау» была, есть и будет дисциплина. Именно железная дисциплина духа, а не бессвязный набор протухших в своей бессмысленности этических норм, возводимых ныне в некий высший культ нашей морали.

Этикет как понятийная категория – явление не самодостаточное. Он всегда является лишь объективным следствием господствующей в обществе морали. Именно мораль современной Осетии породила те этические нормы, которые вызывают нескрываемое отвращение у всех тех, кто вопреки всему чтит и помнит поистине уникальное величие предшествующей традиции.

Чтит, помнит, и, несмотря ни на что, пытается придерживаться этих выкристаллизованных временем норм. Только в них, в этом небольшом, но могучем сгустке истинных Асов, я вижу спасение и перспективу для вновь нарождающейся в муках Алании.

Тот «?гъдау», о котором с такой помпой говорят наши запутавшиеся в собственной никчемности старшие, канул в Лету веков этак пять назад. Ничего кроме пустого слова, за которым напрочь отсутствует здравый смысл, от этого понятия не осталось.

Единственно значимое, да и то регрессивное действо, где этот рудимент еще эффективно используется, это недопущение с его помощью рождения в сознании народа чего-то нового, чего-то цельного, чистого и красивого. Рождение этого именно в среде здоровой молодежи, который наши старшие боятся больше кары собственного кастрированного божества. Божества, грубо слепленного из бренных останков двух вечно живых трупов – Ленина и Христа.

Когда-то, когда мы были еще Массагетами, наш могучий племенной инстинкт вообще лишал права на жизнь носителей подобной, разлагающей дух псевдоморальной галиматьи, «гордо» подаваемой нам сегодня с высоты бессмысленно, бесцельно прожитых лет.

Однозначно одно – тот жалкий позор, в котором увязла Осетия сегодняшнего дня и выбраться откуда ей пока не удается, есть дело рук именно этого разрушающего сами основы национального самосознания поколения, возведшего себя в мало приемлемый к ним пресловутый статус «хист?р»…

…Несуразностей, так щедро насытивших внутренний мир нашего небольшого народа, действительно пугающе много. Однако, размышляя о причинах несостоятельности Осетии в, казалось бы, насыщенной множеством перспективных возможностей постсоветской эпохе, я, как мне кажется, вполне обоснованно выделил бы два основных негативных фактора, разрушающих идею национального возрождения в самом начале ее непосредственного становления.

Первый, и основной барьер, без сомнения, кроется во внутриэтнической психологии, в течение долгого времени подвергавшейся массированному имперскому идеологическому воздействию. Воздействию, выработавшему к моменту развала империи этакий парализующий национальную волю, жестко и противоестественно навязанный аланам синдром «младшего брата». Синдром, полностью вырубивший в национальном сознании стремление к независимому, плодотворному действию (ты сам, брат, являешься ярчайшим примером этого моего утверждения).

Сидеть без дела и ждать откуда-то свыше решения собственных насущных проблем, как «манны небесной», ничего для их решения не предпринимая, стало неким жизненным кредо как для тебя самого, брат, так и для определенной, к счастью небольшой части осетинского социума, подпавшего под твое регрессивное влияние.

Второе, это та искусственно подогреваемая деградировавшей элитой всей Осетии тенденция внутриэтнической разобщенности, фактически разделившая нацию на три, хоть и не радикально, но однозначно обособленных субстрата.

За отсутствием у правящего меньшинства духовных и интеллектуальных сил, способных плодотворно контролировать Осетию в целом, определив ей серьезные, цементирующие единство и прогресс цели, нация расплачивается своим пошатнувшимся единством. Единством не просто территориальным, но и, что намного страшней, единством духовным.

Безо всякого сомнения, это тупиковый, крайне пагубный путь, не сойдя с которого мы рискуем потерять и то немногое, чем вопреки «беззубой» элите и благодаря мудрому самосознанию народа мы еще располагаем…

Об истинно достойных и карликах, возомнивших себя цветом нации

…Одно я знаю точно: главное, что нам нужно изжить из родной среды – это пренебрежительное, порой, преступно пренебрежительное отношение к отдельным, исключительно достойным представителям нации, ибо в большинстве случаев мы, поддаваясь какому-то временному умопомрачению, генерируемому не самыми чистыми на помыслы людьми, готовы очернять и обливать грязью истинно порядочных людей. Людей, часто приносящих себя в жертву не каким-то грубо надуманным, а жизненно необходимым приоритетам, без которых успешный рост национальной пирамиды просто невозможен.

Много, очень много достойных парней, положивших жизни за вечные благородные идеалы, очернены с молчаливого согласия народа этими карликами, возомнившими себя цветом нации. Карликами, безответственно возложившими на себе непосильную задачу по определению моральных ориентиров народа, истинную душу которого они просто не понимают и понять, к сожалению, даже в далекой перспективе не в состоянии.

Блистательные в своих позитивных стремлениях Ацамаз и Азамат Кабисовы, братья Джиоевы, наводившие ужас на врагов по всему периметру национальных интересов, «Хубул», ставший жертвой безосновательно надуманных амбиций так называемый осетинской элиты, как грома небесного убоявшейся его поистине грандиозных, масштабных устремлений. Гамлет Бестаев, Гия Пухаев, «Кудух» – добитый недрогнувшей осетинской рукой, «Коро» – сам,  в результате травли, наложивший на себя руки, предпочтя в своем истинно величественном благородстве смерть позорному прозябанию. Их сотни, и отношение именно к ним, к их светлой памяти является лично для меня единственно верным мерилом в оценке умопомрачительно-потенциального кударского социума.

Многие из них были моими друзьями, большинство – добрыми приятелями. Разговор о них не может ограничиваться двумя-тремя поверхностными предложениями, ибо вся их бескомпромиссная жизнь стала образчиком той гениальной божественной искры, придавшей аланам неповторимый блеск, который они гордо пронесли сквозь тысячелетия титанического подвижничества на арене истории. Разговор о них должен быть обстоятельным, вскрывающим суть побудительных мотивов, толкавших их на, порой, безрассудные в своем героизме поступки. И он, конечно, будет, однако будет вне рамок этого короткого повествования имеющего своей целью не скрупулезное исследование происходящих событий, а скорее демонстрацию абстрактного, отстраненного взгляда со стороны, способного хотя бы нащупать основные кровоточащие раны, не дающие нам шансов к созидательному движению.

Да, это так, однако я не могу, брат, к большому для тебя сожалению, более подробно не остановиться на истинно значительной фигуре одного из них, а именно на личности Ибрагима Тедеева. Не могу, потому, что именно он был одним из тех немногих людей, кто, бесспорно, приложил руку к становлению той новой юго-осетинской политической системы, на вершине которой ты, брат, с его легкой руки так неожиданно (даже для себя) оказался, системы, которую ты так безбожно и так безответственно извратил…

Ибрагим Тедеев

…Я, брат, знал Ибрагима еще в те спокойные, счастливые времена юности, когда основной нашей задачей было найти место и способ получше и повеселее «оттянуться», и при этом всеми допустимыми благородством способами утверждаться в среде своих сверстников, да и не только. Все мы прекрасно помним те жесткие, но кристально чистые моральные императивы, которые проповедовала цхинвальская улица. Императивы, на которые и была нанизана вся структура внутренней градации потрясающе потенциального кударского общества. Как бы парадоксально это ни звучало, но я утверждаю, что спасением от комсомольско-коммунистической заразы, коей нас профессионально пичкали с самого рождения, была именно цхинвальская улица, бережно сохранившая наследие славных веков и не давшая на поругание ущербному ленинизму и доморощенным ленинцам возвышенные моральные постулаты, завещанные нам блистательными предками.

Ибрагим или, как его называли «Дики», брат, был одним из тех, кто на генетическом уровне впитывал эту древнюю благородную мудрость с первого своего вздоха.

Увы, мало кто из его последующих хулителей знал и помнил его таким, ибо большинство из них в те времена либо не было допущено в ВПК – в «высшие пацанские круги», либо добровольно, подобно тебе, занималось комсомольско-просветительской деятельностью, бурно тогда приветствуемой «родной» партией и правительством и так испоганившей национальное самосознании осетин.

Это они, уже гораздо позже, основываясь исключительно на неодолимых потребностях собственного ущербного духа, создали миф об изначально преступной сущности Ибрагима, сделав из него в результате своих подлых измышлений этакого бандита с большой дороги, монстром, или просто пугалом для детей, каким он, конечно же, никогда не являлся. Напротив, (люди, хорошо знавшие его, подтвердят мое мнение) в Ибрагиме с самой ранней стадии его личностного становления ярко обнаруживались врожденные качества, кои всегда, во все достойные времена осетинами ценились – и не просто уважались, а возводились в фундаментальный культ своего мироощущения. Суровое мужество, поистине какая-то «дикая» отвага в сочетании с типично осетинской, непоказной скромностью делали его действительно верным, незаменимым звеном в любом достойном уважения кругу, равно как те же качества делали его врагом любых проявлений ущербности, примиряться с которой он так до конца и не научился, естественно, возбуждая в силу этого ненависть деградантского меньшинства. (Чему кстати, он, как человек всегда находящийся над ситуацией, никогда особого значения не придавал).

Я не знаю ни одного случая, чтобы Ибрагим, даже случайно сказанным словом, обидел либо слабого, либо сильного, но порядочного человека, ну а то, что он навел леденящий ужас на ублюдков, нагло грабивших свой и без того истерзанный народ, сделавших на его крови несметные состояния, заслуживает всего, что угодно, только не порицания. (Это мое личное мнение).

Пусть каждый достойный, любящий и уважающий свой народ осетин делает сегодня выводы и правильные заключения. Пусть каждый задаст себе вопрос, а стоит ли лить воду на мельницу тех, для кого трагическая смерть Ибрагима стала избавлением, как им ошибочно кажется, от неотвратимого возмездия за всю низость, коей напичканы их никчемные, трусливые жизни.

Для меня очевидно одно (и это, на мой взгляд, главное) – Ибрагим был одним из ярчайших представителей реальной элиты нации (не своры карьеристов, которые путем всяческих мерзопакостных махинаций выуживали себе теплые министерские кресла), которая давно оттеснена от решения насущных, просто архиважных национальных проблем, проблем априори не решаемых без участия реальных, а не фиктивных, назначенных элит. Свидетельством тому являются трагические факты нашей новейшей истории. Для меня очевидно и то, что без участия этих, бесспорно, пассионарных групп, наши наболевшие, кровоточащие проблемы решения не имеют по определению, ибо большинство тех, кто волею случая занимается ими или делает вид, что решает их, никакого реального отношения к национальному росту Алании не имеют…

…Как бы то ни было, но всякий антипод Ибрагима (или ошибочно считающий себя таковым) должен уяснить для себя несколько фундаментальных истин, пренебрежительное отношении к которым объективной картины как о «Диком», так и его пассионарном, для Осетии однозначно положительном и реально значимом окружении, дать не в состоянии.

Нужно понимать, что истинная реальность и человек в ней всегда отличаются от того искусственно созданного продукта, от той виртуальной реальности, создаваемой массовой пропагандой, уже хотя бы потому, что создающие эту дешевую сермягу люди есть чаще всего лично ничего не решающие, ни за что толком не отвечающие и от этого постоянно заигрывающиеся в своем бесконтрольном словоблудии мудаки. Твари, всегда готовые топтать, вываливать в грязи истинно достойных людей, радостно опуская их в результате своей гнилой вакханалии до собственного, как им кажется, непотребного уровня.

Нужно понимать, что наряду с искусственно создаваемой сермягой, (от которой, кстати, в первую очередь страдают именно те круги, для услащения слуха которых это все и задумывается) существует реальность истинная. Реальность, в вечной абстрактной справедливости которой Ибрагим давно уже занял свое исключительно достойное, отмеченное истинным благородством место. Не учитывать этого, трусливо прячась от правды жизни, по меньшей мере, глупо.

И еще, брат, всегда надо помнить о том, что в прошлое не рекомендуется стрелять даже из пистолета, ибо оно может ответить артиллерийским залпом. Надо помнить и то, что Смерть нужно уважать априори, в то время как смерть Достойных надо просто почитать, не устраивая грязных вакханалий вокруг имен однозначно достойных людей, при жизни которых всякая непотребная шушера боялась их как огня…

О страшной болезни созданной тобою системы и ее агонии

…Нельзя пренебрегать силой, тем более этого нельзя делать, если она положительная. Нынешняя «элита» Осетии к текущему моменту приложила все мыслимые усилия, чтобы оттолкнуть от себя многих действительно сильных, объективно претендующих на уважение и де-факто уважаемых в народе людей, которые могли бы приносить пользу как самой власти, так и всему созидательному национальному движению.

Именно поэтому сегодня власть в твоем лице оказалась в той непростой ситуации, когда в результате собственных же безмозглых, элементарно безграмотных действий, позволила кому не лень, зачастую (я не отрицаю этого) не достойным уважения людям выступать даже против тех позитивных свершений, которые хоть и редко, но все же имеют место в ее непростой деятельности.

Для меня, брат, стало большой загадкой, как в числе так называемых «врагов народа» оказались такие известные лично мне с самого детства парни как «Хубеж» – Игорь Хубежов, или «Камбеш» – Игорь Пухаев, за которыми ни я, ни хорошо знающие их люди никаких «вражеских» намерений никогда не наблюдали. Я не знаю, в чем их реальная провинность перед тобой, но уверен в одном – если они и оказались там, где они оказались, то это благодаря нажиму именно с осетинской стороны, и если уже они вынуждены были бежать, то надо понимать, что бежали они не к врагам, а просто от конкретных, доставших их осетин (не мне тебе это говорить).

Я был, кстати, впоследствии поражен еще больше, узнав, что к ним, к их вынужденному изгнанию, совершенно добровольно и без всякого нажима присоединился и Котэ Пухаев. Это, поверь, говорит о страшной болезни созданной тобой системы, предвещающей ее скорую агонию, ибо сообщество, умудрившееся сделать себе врага из радушного, и в принципе безобидного Котэ, явно находится в стадии глубокого разложения.

Я не устаю повторять и повторю еще раз – никаких серьезных, дееспособных внешних врагов, у нас, осетин, не существует. Ни ингуши, находящие в себе «мужество» нападать исподтишка, в том числе на маленьких детей (даже для этого им нужно предварительно обколоться), ни грузины, раз за разом пристрастившиеся в своем националистическом угаре нападать на мирно спящий город, не могут быть объектами для серьезных опасений. Мы разберемся с ними, как разбирались всегда, во все века нашего вынужденного с ними контакта. Опасность, грозящая нам, к сожалению, исключительно внутренняя, и она – единственная, действительно имеющая потенциал разрушить все чистые, великие устремления осетинского народа. Опасность, не устранив которую, Осетию, кроме неминуемого, бесславного краха, ожидать ничего не может…

…Основной, самой фатальной ошибкой во всей твоей деятельности стала кадровая политика, нанесшая непоправимый ущерб как твоему собственному имиджу, так и (что гораздо серьезнее) приведшая к окончательному раздраю в рамках всего кударского социума, а это не может не иметь своих плачевных последствий в самом недалеком будущем.

Страшней всего то, что во всей властной структуре Южной Осетии не нашлось хотя бы одного мало-мальски смышленого аналитика, который бы (помимо виртуозного исполнения дифирамбов хозяину) додумался одернуть давно уже переступившего за опасную черту шефа. Одернуть хотя бы ради твоего же собственного блага, ибо смутное, абстрактное недовольство, копившееся годами, после августа 2008 стало обретать четко выверенные, интеллектуально и духовно насыщающиеся векторы развития.

Во властных структурах Южной Осетии давно уже утрачены все нити, кои могли бы контролировать ситуацию в критические моменты. Это касается не только внутренних угроз, но и, как мы стали свидетелями в недалеком прошлом, угроз внешних. Никто, повторяю, никто, во властных структурах Осетии не отдает себе отчета в мере того глубочайшего кризиса, который все больше поражает сами основы любых позитивных перспектив для республики.

Складывается трагикомическая ситуация, основной определяющей чертой которой явилось отсутствие у власти всяческого представления о происходящем. Президент (то есть ты) сидит и надеется на свое, создающее видимость титанической работы жалкое окружение, в то время как окружение, в самом деле ничего не предпринимая, сидит и ждет эпохальных решений всех проблем от своего вконец запутавшегося президента (трагикомизм заключается в том, что все вы, правда, каждый     тихо, про себя, знаете, что представления не имеете о том, что же происходит в действительности и что с этой чертовой действительностью делать вообще, хотя бы в течении двух последующих недель).

Естественным результатом этой томительной неопределенности стала крайняя внутрисистемная неуверенность. Неуверенность, характеризующая как власть в целом, так и каждого ее конкретного субъекта, начиная с президента и кончая самым последним правительственным писарем.

Все бы ничего, однако, результат этой самой неуверенности, напрочь выбившей из властных структур стремление хоть к какой-то созидательной работе, породил иную, новую негативную данность – внутрисистемное интриганство. Интриганство тотальное, охватившее все и вся, давно выплеснувшееся далеко за пределы непосредственно властных структур. Мутить против всего и всех стало непреложной догмой для сегодняшнего осетинского чиновника, ибо (надо отдать должное его крысиной прозорливости) при характере нынешней политической системы это хоть и отвратительный, но единственный путь к выживанию.

К великому сожалению, лично для себя я все же должен отметить очевидное – политико-правовая система, созданная тобой, носит исключительно бутафорский характер. В ней давно уже нет ни права, ни политики, ни каких бы то ни было атрибутов, априори присущих истинно независимому государственному образованию. Все, к чему свелась функция власти на сегодняшней день, это подобострастное обслуживание эфемерных для народа интересов одного единственного человека. Интересов, кои ничего общего с интересами нации не имеют и иметь не могут по определению…

Уверовав в свою «непогрешимую гениальность», ты стал манекеном

Без четкого осознания национальных интересов собственного народа, ни одна власть в мире не может иметь долгосрочных позитивных перспектив. Это поняли русские, поняли американцы… Посмотри вокруг – смотри, как мудрые люди отвечают на новые веяния и системообразующие тенденции уже изменившейся эпохи. Быть может, хоть это научит тебя азам государственного мировоззрения. Мировоззрения, которое человеку в твоем положении просто катастрофически необходимо.

Всякому человеку, тем более, человеку, наделенному большой государственной властью, нужно всегда помнить неоспоримое – истина, как бы ее ни марали и ни насиловали, рано или поздно, но торжествует всегда. Торжествует, и чем грубее, безжалостнее она попиралась, тем жестче и беспощаднее бывает ее ответная реакция. Никому еще в истории человечества не удалось уйти от объективного ответа поруганной истины, каким бы искрометным, динамичным и увертливым он не казался. Помни, и хотя бы иногда об этом думай. Думай ради собственного же блага, брат.

Порой, мне кажется, (и это страшнее всего), что ты действительно уверовал в свою «непогрешимую гениальность», в свой «глубочайший талант» тактика и стратега современной политики, способного сворачивать горы и поворачивать вспять великие реки. Складывается впечатление, что в результате каких-то внутрисистемных метаморфоз, инициированных тобой же, ты вконец и надолго оторвался не только от объективной реальности, но и от всего того, что вообще может напоминать о действительности, дабы не терять с нею связь окончательно.

Та раздувшаяся самодовольством и ложной самоуверенностью псевдополитическая фигура, в грубо сшитую шкуру которой ты с таким энтузиазмом заскочил, давно уже утратила даже те небольшие крохи природного обаяния, которое однозначно было присуще тебе в самом начале твоей политической карьеры и являет собой на сегодняшний день лишь раздражающий, отвращающий от себя всякого порядочного человека, неприятный, грубо сколоченный манекен. Этакий партийно-комсомольский рудимент образца начала ХХI-го века. Огромное количество упущенных возможностей и множество неадекватных, широко афишируемых в СМИ действий – вот с чем ассоциируется твое правление у подавляющего большинства осетин…

…Ну, брат, о твоей медиа-деятельности вообще можно писать многотиражные женские романы. Все эти бравурные интервью, до краев переполненные «прецендентами» и «педерациями», всем чем угодно, в лучшем случае донкихотством, только не реальным анализом происходящих событий, никогда не отображающих истинную суть множества нерешенных национальных проблем, с которыми ты, как оказалось, привык так виртуозно уживаться, будто их и нет вовсе в природе.

Все эти политические шоу-программы, в которых ты, как тебе казалось, расточал мудрость и остроумие, а на самом деле так блистательно придавался этакому, по-видимому, возбуждающему тебя, политическому нарциссизму, стали окончательным и, поверь мне, отрицательным показателем твоей духовной и интеллектуальной несостоятельности, ибо ты позволял себе в этих программах множество таких высокопарных высказываний на глобально-политические темы, которые не позволял себе, например, даже президент Путин (несмотря на пропасть в масштабах).

Особенно тяжело было наблюдать тебя в сравнении… Представь сам, сидишь ты, ни на миг не переставая разглагольствовать о всякой чепухе, а рядом с тобой, в рамках того же шоу скромно присутствует президент Багапш – человек, ярко и с гордостью несущий на себе печать истинного, немногословного кавказского благородства. Не знаю, как для других, но для меня все ваши политические ток-шоу были сеансами как белой зависли (Багапш), так и нестерпимого стыда (за тебя) одновременно.

Одним словом, чем больше я за тобой наблюдал, тем быстрее росла моя уверенность в том, что ты на самом деле оказался совсем не тем самородком, который люди долгое время пытались в тебе разглядеть. Ты, как оказалось, напрочь лишен хоть какой-то индивидуальности, хоть какой-то харизмы – очень, кстати, востребованной среди представителей твоего ремесла. Именно в совокупности множества негативных факторов, ставших возможными лишь в силу твоей так называемой деятельности, можно сказать, что ты явился всего лишь банальным продуктом извращенной эпохи, и это осознание ничего кроме грусти, к сожалению, навевать не может.

Тебя мало заботит, что в результате инициированных тобой бесперспективных действий дискомфорт ощущает подавляющая часть югоосетинского социума. Нельзя же, брат, всерьез предполагать и надеться, что социум не будет вырабатывать вакцины против многих твоих сумасбродств? Социум, поверь мне, сделает это даже подсознательно – подумай сам, я же сейчас не из воздуха с тобой разговариваю, а выражаю настроения самой разноплановой массы людей, четко к текущему моменту понявших, что ваша свистопляска добром кончиться не может.

Тот политико-правовой беспредел, который ты посчитал возможным сделать спутником всех своих знаковых действий, ясно показывает твое глубокое несоответствие с занимаемой тобой нишей.

Тебе всегда благоволили обстоятельства и само время, в этом плане ты, своего рода, счастливчик, однако трагедия сегодняшнего дня для тебя заключается в том, что быстро меняющаяся эпоха, и новые приоритеты, которые она порождает, ускользают от тебя. Ты перестал с какого-то момента понимать суть происходящего, несясь в силу этого на бешенной скорости к своему полному безоговорочному политическому и личностному краху. Жаль, воистину жаль, брат, что вокруг тебя не оказалось хотя бы одного мало-мальски мыслящего, порядочно к тебе относящегося человека, способного уберечь от опасных порогов современной политики, дабы ты смог и далее позволить себе относительно спокойное существование. Именно в результате собственных ошибок ты и имеешь ситуацию, когда недовольство тобой стало порождать множество разноплановых не всегда адекватных оппозиционных настроений…

Народу Южной Осетии больше всех известно, что ты за фрукт

Да, совершенно очевидно, существует и такая вот псевдоинтеллектуальная оппозиция, деловито-натужно, но абсолютно безрезультатно долгие годы гнущая свою никуда не ведущую бесперспективную утопическую линию. Почему псевдоинтеллектуальная? Да потому, что результат деятельности этих «больших» умов долгие годы сводился к выработке и декламации множества, хоть и эффектных, но не эффективных идей, оторванных от реалий сегодняшних осетинских проблем, которые устремлены не в благополучное будущее истерзанной, истекающей кровью Алании, а в ее хоть и славное, великое, но однозначно не востребованное действительностью прошлое. Идей, которые, будучи детищем пустого, ни на чем реально необоснованного тщеславия небольшой кучки людей, ни к чему хорошему привести не могут. Утверждение мое, кстати, голословным назвать нельзя – 20 лет жесточайшей осетинской смуты, прожитых под дурманящим смогом этих безответственных заявлений, служат тому неопровержимым доказательством.

Ну, да и черт с ними. Люди эти все время о чем-то говорили, говорят и будут говорить далее. Это, как я понял, единственная яркая потребность их в общем-то довольно тусклых душ. Обращать на этот словесный понос внимания не стоит – себе дороже, ибо серьезного вреда, равно как и мало-мальски значимой пользы, они принести не могут. Более удобной оппозиции для твоего режима, наносящего Осетии, в отличие от вышеозначенных персонажей, совершенно практический и колоссальный ущерб, найти невозможно.

В оппозиционной полезности режиму с ними мог бы конкурировать разве что «великий» и «неповторимый» грузино-осетинский президент «древнего» Самачабло Дима Санакоев (этот живой товарный чек, всякий раз предъявляемый президентом Саакашвили своим американским патронам, как яркое и неоспоримое подтверждение грандиозно и эффективно проделанной работы), ибо от его псевдооппозиционной деятельности против твоего режима было еще меньше пользы – и ничего, кроме усиления последнего, не предполагало априори.

Однако, нужно понимать главное – оппозиция оппозиции рознь. Надо понимать, что существуют и иные люди, не связанные ни с действующей властью, ни с их мнимыми оппонентами. Люди, долгое время пристально наблюдавшие этот маразм, этот фарс, достойный пера Боккаччо, как бы со стороны, не влезая в эти мутные, дурно пахнущие дебри вконец загнившей осетинский политики. Люди, в чистоте помыслов которых нет сомнений у подавляющего большинства разрозненного, искусственно расколотого на части осетинского общества, ибо в своей титанической деятельности они всегда приносили Отечеству одну лишь пользу, не замарав себя при этом ничем, что так присуще «официально назначенной элите» – этим карликам, до смешного глупо возомнившими себе, будто они и есть реальная элита нации…

…Совсем недавно произошло знаковое, на мой взгляд, в политической жизни Осетии событие. О своем крайнем недовольстве происходящим объявили, наконец, действительно серьезные, значимые в глобальной перспективе личности. Люди, далекие от политики, и никогда, ни при каких обстоятельствах до сих пор старавшиеся в нее не вмешиваться. Люди, которые всегда были заняты исключительно своим серьезным делом, и, в отличие от множества присосавшихся к исхудавшему телу народа демагогов, достигшие на своем поприще грандиозных, просто феноменальных результатов, всегда опираясь лишь на собственные силы.

В свете выше сказанного показательно то, что и Альберт Джуссоев, и Джамболат Тедеев осуществляли свою самореализацию, свой поистине значимый личностный успех не только вне поля разворовывания Юго-Осетинского бюджета, но и далеко от реальной политики вообще. Единственное, что их связывало до сих пор с родной Осетией, это обширная гуманитарная деятельность, осуществляемая не с помощью различных фондов, а напрямую, из своего, как говорится, кармана. У меня нет сомнений и в том, что так бы оно дальше и продолжалось, не учуй они в трагических событиях последнего времени острой угрозы не просто каким-то эфемерным, абстрактным псевдо-политическим установкам, а реальной опасности, грозящей всей положительной перспективе Алании.

Скажу честно, я прогнозировал подобные решительные действия с их стороны даже чуть раньше, ибо и сама ситуация на месте, и ожидание подавляющего большинства пассионарного составляющего осетинского общества диктовали подобный, давно назревший демарш. Демарш, который, по моему глубочайшему убеждению (несмотря на показное пренебрежительное отношение к нему со стороны твоих прихлебателей), действительно сильно испугал так называемую осетинскую «элиту», и это объективно, так как данный союз, исходя из ее громадной положительной потенции, способен дать не просто какой-то невнятный импульс в дальнейшем развитии республики, а сделать возможным большой и давно назревший скачок вперед. Скачок, способный перенести уровень жизни Южной Осетии на абсолютно другие, не доступные ей сейчас высоты. Скачок, осуществление которого, тебе, брат, оказалось не под силу…

…Основной, и, на мой взгляд, фундаментальной ошибкой «новой оппозиции» (ошибкой, которая больше всего на руку именно тебе) явилось совершенно не правильное, с точки зрения объективного анализа ситуации, определение всего вектора собственных оппозиционных действий. Будучи людьми не изощренными в тонких хитросплетениях политических технологий, они, в силу собственной порядочности и объективно вытекающей из этого прямоты, решили честно и прямодушно апеллировать к оскорбленному тобой в своих лучших чувствах осетинскому социуму. Казалось бы, какая тут ошибка? Как же может быть иначе вообще?

Казус, однако, состоит в том, что на территории, где ты, брат, пока «царствуешь», в результате долгие годы инициируемых тобой маразматических действий осетин давно уже почти не осталось (я недавно ездил на похороны в Квайсу и был неприятно удивлен, просто шокирован, узнав от местных жителей, что численность всего Кударского ущелья составляет к текущему моменту от силы 1000-1200 человек), а тем, кто там по каким-то субъективным и трагическим причинам прозябает до сих пор, давно, и, поверь, лучше, чем любой московской оппозиции, известно, что ты за фрукт и с чем тебя можно есть вообще. Знают, но, увы, ничего полезного это знание народу Осетии дать сейчас не в состоянии.

Оппозиция не понимает того, что эффективно действовать против тебя, апеллируя к народу, можно было бы при единственном условии, а именно, что ты на этот самый истерзанный народ, хоть в малой степени, но все же опираешься. При условии, что тебе, хоть и отвлеченно, но важно мнение этого самого народа. Народа, который ты, брат, совершенно нагло, под шумок собственных бравурных заявлений, обрек на голод, холод и мучительную смерть от грузинских пуль, совершенно не заботясь не только о его будущем, но и о его безрадостном настоящем. Настоящем, в которое ты его, брат, без тени смущения загнал.

Оппозиции нужно было отдавать себе отчет в том, что предание тебя на суд возглавляемого тобой народа увенчалось бы твоим мгновенным и бесславным низложением, и именно поэтому апеллировать надо не к Осетии, которой ты давно и окончательно осточертел, а к тем силам в метрополии, которые в силу незнания множества важнейших негативных нюансов, порожденных в результате твоего трагикомического правления, продолжают держать тебя на том месте, где ты благополучно сидишь до сих пор, создавая тем самым серьезнейшую угрозу самим глобальным российским интересам в столь важном, просто знаковом для всей мировой геополитики регионе. Нужно понимать, что при сложившейся негативной как для Осетии, так и для самой России ситуации, нужно апеллировать не к каким-то мифическим субстанциям, а начать налаживать плодотворный диалог с самой исключительно эффективной на текущий момент российской властью, однозначно заинтересованной в нерушимой стабильности как в Осетии, так и на Кавказе в целом (что, впрочем, на данный момент объективно тождественно)…

В августе 2008-го был развеян миф о твоей непогрешимой гениальности

Я всегда, вполне обоснованно считал твоей заслугой то, что до поры до времени ты выверял свои шаги с таким расчетом, чтобы не сеять в кударском социуме внутренней смуты, ибо до определенного (предвоенного) времени ты, худо-бедно, все же был еще в состоянии владеть ситуацией. Перелом в этом вопросе, причем, кардинальный, произошел в августе 2008 г., самом страшном для тебя месяце, месяце, окончательно и бесповоротно тебя скомпрометировавшем, ибо именно тогда был развеян долгие годы создаваемый вами миф о твоей непогрешимой гениальности.

Именно тогда, брат, в те трагические дни, когда почва буквально ускользнула из под твоих ног, ты не нашел ничего лучшего, как переложить свои личные проблемы и не всегда обоснованные страхи на плечи многих наших соотечественников, никакого касательства не имевших в принципе до всего того, что ты до сих пор успешно и, что немаловажно, без них творил.

Именно тогда в малодушной попытке слиться с как можно большей массой народа ты и стал нечистоплотно апеллировать к клановой и родовой (рудиментарной у нас в Осетии) терминологии, коварно поделив нас на Кокоевых, Тедеевых, Пухаевых и т.д., хотя никаких оснований и объективных причин для этого не было, нет и, поверь мне, не будет до скончания века.

Жаль, что многие из твоих оппонентов «купились» на эту грубо, бесталанно сколоченную наживку твоего малограмотного политического цеха. Я ведь тоже Кокоев, брат (Т?гиат?й н? д?н ?з д?р), и знаю множество действительно порядочных Кокоевых, которым лично от тебя толку столько же, как от экс-президента Пакистана Первеза Мушаррафа – то есть ровно никакого.

Я не понимаю, зачем тебе это нужно, ибо не надо, на мой взгляд, быть семи пядей во лбу, чтобы понять – это мина. Мина замедленного действия, рванув, которая первым делом уничтожит именно тебя. Нельзя же, брат, с таким тупым пренебрежением относится к среде, которая не просто вскормила, но и подарила тебе такой великий, истинно уникальный шанс на самореализацию.

В Осетии не может быть межкланового раскола по самой простой причине, а именно в силу полного отсутствия клановой системы.

Все это, брат, рассчитано не на нас, осетин, ибо мы то прекрасно осведомлены о социальной структуре собственного народа. Твои попытки представить Осетию, как этакий средневековой рудимент, погрязший в жесточайшей межклановой борьбе, могут быть рассчитаны лишь на людей, кому об Осетии и осетинах известно еще меньше, чем тебе самому, и направлены эти твои потуги исключительно лишь на Россию. Так, брат, ты безрезультатно пытаешься обусловить свою нужность и незаменимость в Юго-Осетинской политической игре.

Все субъекты нынешнего спора должны уяснить себе главное – в Осетии такой проблемы до сих пор не существовало. Нужно ли ее порождать, вопрос, который имеет один единственный ответ – нет, ибо пользы от этого не будет абсолютно никому. Пусть никто не строит иллюзорных, даже теоретически неосуществимых планов, ибо любого, кто пойдет по этому пути, ждет лишь разочарование…

…Ты оказался один на один с действительностью, которая (соглашусь) жестко диктовала тебе необходимость личного усиления. Именно в этот знаковый для тебя период тобой был безнадежно упущен шанс выстроить собственную, глубоко продуманную и дееспособную властную Позицию, способную защитить от каких бы то ни было поползновений. Секрет неудачи в данном конкретном случае заключался в том, что ты, брат, оказался банально не готовым к столь серьезной задаче. Именно поэтому вместо того, чтобы строить свою собственную незыблемую Позицию, ты по привычке, не долго рассуждая, начал строить (как это ни парадоксально, находясь на вершине власти) фактическую оппозицию против недавних союзников, или попросту против элиты, приведшей тебя к власти.

Согласись, наблюдать натужные действия президента страны по созданию оппозиции есть казус, однозначно содержащий в себе определенную долю трагикомизма.

Как бы то ни было, но ты создал эту внутриполитическую химеру, являющуюся одновременно и официальной властью, и этакой «генно-модифицированной» оппозицией против лучших представителей собственного народа, а это в перспективе означает самые плачевные последствия как для тебя самого, так и для твоего искусственно созданного политического суррогата, именующего себя сегодня правительством Южной Осетии.

Джамболат Тедеев и Альберт Джусоев, так четко в недавнем прошлом обозначившие свое негативное отношение ко всем твоим неадекватным методам правления, являются не оппозицией власти (как вы там у себя ошибочно решили), а реальной, действующей и непрестанно развивающейся элитой нации. Элитой, которая благодаря исключительно собственным значимым заслугам, всегда будет находиться над всякой регрессивной властью. Элита которая однозначно готова менять власть, не нашедшую общих точек соприкосновения с собственным народом. Разве ты не помнишь, в результате каких внутриэтнических перестановок ты так неожиданно оказался у власти?

Я бы вообще не называл их оппозицией. Это элита. Просто реальная элита нации, начинающая находить общий язык. Для меня они, во-первых, есть люди, обладающие огромным потенциалом личной созидательной силы. Это мужчины, несущие в себе феноменальную, истинно универсальную мощь – энергию, однозначно способную уберечь кого бы то ни было от необдуманного шага за ту черту добра и зла, откуда уже чистыми духом и помыслами не возвращаются.

То, что ты, брат, совершенно безответственно игнорируешь элиту, совершенно не означает, что ее не существует в реальности. Она есть, и, поверь мне, она пристально наблюдает. Не замечать ее есть фундаментальная ошибка для любого  политика.

Единственное, что я могу сказать тебе в утешение, это то, что ты в своем заблуждении не оригинален и далеко не одинок, ибо ошибкой этой грешит вся наша невразумительная эпоха…

Вряд ли кто-то в обозримом будущем захочет быть даже твоим приятелем

…Если же взять ваш объективно все более усугубляющийся конфликт с Джамболатом и, как подобает для серьезных заключений, исследовать сам его основополагающий мотив, то всякий здравомыслящий или просто порядочный человек всегда будет приходить к единственно верному заключению, а именно: в нагнетании напряжения в ваших межличностных взаимоотношениях виноват всего лишь один человек – и это ты.

Не знаю, брат, что еще может один друг сделать для другого, чтобы их дружба не просто окрепла, а превратилась в истинно монолитную, дееспособную и самодостаточную боевую единицу?! Братья Тедеевы просто выдернули тебя из ниоткуда, из полного забытья, где ты, брат, прозябал бы до конца своей бледной жизни, и вознесли на самую вершину могучей национальной пирамиды. Вознесли для того, чтобы совместными усилиями сделать, наконец, что-то достойное того беспрецедентно пассионарного поколения, которое к моменту твоего возвышения было уже практически уничтожено. Как оказалось, уничтожено похожими на тебя же людьми.

Как и какими средствами ты ответил на этот истинно братский с их стороны поступок, увы, или к великому счастью сегодня известно всем, и в ответе твоем есть все, что угодно, но нет и намека на элементарную порядочность. О благодарности я умолчу вообще.

Полное отсутствие у тебя хоть минимума положительных качеств ты с успехом и всему миру доказал сам и уже давно, однако меня, скажу честно, больше всего удивила, помимо этого, твоя абсолютная интеллектуальная несостоятельность – я, брат, думал, что ты, лишенный практически всех положительных черт, которые с самого детства воспитывал в нас наш славный Цхинвал, окажешься хотя бы достаточно умным, чтобы не натворить тех глупостей, которые стали естественными спутниками многих твоих безответственных действий.

Удивительно, но вместо того, чтобы как-то образумить творящийся вокруг тебя бедлам и приобрести хотя бы несколько дееспособных друзей, ты до сих пор с удивительным легкомыслием умудряешься творить себе серьезных врагов на ровном месте. Буквально из ничего, и собственными руками.

Чего стоит твоей конфликт с Альбертом Джуссоевым, который, насколько мне было известно, был с тобой в нормальных отношениях и готов был помогать тебе во всех твоих начинаниях (конфетно-букетный, а в вашем случае – коньячно-хаммерный период взаимоотношений свидетельствует именно об этом).

То, как ты с ним обошелся, еще раз наглядно показало, что представления о дружбе у тебя деформированы настолько сильно, что вряд ли кто еще в обозримом будущем захочет оказаться в неприятной роли хотя бы твоего приятеля.

Другим, совершенно печальным показателем стало то, как и какими средствами вы начали против Альберта бороться – насколько мне известно, он обвинен в том, что «украл» у вас деньги. Согласись, что ничего несуразней вы придумать просто не могли. Обвинять человека, способного купить Южную Осетию со всеми ее потрохами, в краже денег из вашего банка, где денег не было со времен покойного Чиаева, дело действительно уморительное. Ну, да ладно, хорошо, что не обвинили его в краже чурчхел с Маленького базара – с вас ведь могло статься еще и не это.

Шутки шутками, брат, однако всякому нормальному человеку весь этот маразм открыл глаза на многое, равно как много же и прояснил. Очевидно, что если ему (то есть Альберту) ничего, кроме «банковской кражи» предъявить нечего, значит вам, брат, действительно нечего ему предъявить (вряд ли вы упустили бы столь удачный шанс), равно как нечего, кроме как «я испитиваю личною нэприязн», предъявить и Джабо…

…А что Джабо? Чем ты ему можешь насолить так, чтобы создать какие-то действительно серьезные проблемы? Ему, достигшему на своем поприще поистине феноменальных, выдающихся результатов. Ему, в результате долгой кропотливо проделанной работы ставшему без всякого преувеличения лучшим в мире, № 1 в своей непосредственной работе, ваши несерьезные притянутые за уши пошлые выпады серьезного вреда нанести не могут. Не могут, брат, ибо реальный позитив, который он непрестанно творит своими собственными руками, всегда будет пробиваться через стену негатива, которым ты пытаешься обложить его со всех сторон руками своих нечистоплотных прихлебателей.

Джамболат Тедеев, брат, добился признания и уважения тех слоев общества, уважением которых действительно стоит гордиться и дорожить, ибо именно эти слои имеют последнее определяющее слово в любых серьезных, истинно глобальных вопросах.

Ты должен понимать, что он всегда найдет помощь и поддержку своих благих намерений как среди первых, самых выдающихся лиц российского государства, так и в среде только-только подрастающего поколения цхинвальских пацанов, радостно натягивающих каждое утро футболки с его изображением.

Ты извини, но необъявленная война, которую ты натужно пытаешься против него развязать, со стороны смотрится битвой карлика и титана, и не замечать этого  просто невозможно…

…Для того, чтобы понять силу, нужно познать ее душу, брат. Это необходимое условие, которое тебе, увы, недоступно, т.к. понять душу окружающей тебя невостребованной силы значило бы твое немедленное и безоговорочное отрезвление (было бы это, кстати, неплохо).

Я повторяю, ты с потрясающей последовательностью умудряешься до сих пор творить себе серьезных оппонентов. Ты так и не понял (и это обиднее всего), в чем же заключается истинная объединительная миссия сегодняшнего осетинского лидера. Именно поэтому из твоих робких потуг никогда ничего путного не выходило. Пыль, брат… всегда лишь одна пыль.

Та проигрышная позиция, на которой ты обосновался в своем противостоянии против того же Джабо, объясняется тем же элементарным отсутствием у тебя личных представлений об окружающей тебя реальности. Если бы это было не так, противостояния никакого не было бы изначально, ибо оно выгодно кому угодно (быть может, всем тем, кто в твоем окружении подогревает и не дает угаснуть вашему противостоянию), но только не тебе. Ты, брат, единственный в своем роде субъект этого спора, которому в силу определенных личностных характеристик подобные противостояния просто противопоказаны.

Ты до сих пор так и не понял, чем так сильно отличаешься от лучших, истинно сильных представителей собственного народа, что не дает тебе жить с ними в добром согласии. По мне так ответы очевидны – никто из действительно серьезных, достойных уважения осетин никогда не пытался оседлать землю обетованную на чужом горбу. Именно этим, брат, отличается настоящий человек и настоящий мужчина от той недееспособной массы инфантильных особей, которых тоже порой ошибочно причисляют к мужскому роду.

Ты давно должен был понять очевидное: все достойные среди осетин истинного уважения люди достигли своего успеха не путем каких-то недостойных интриг и шулерских комбинаций, а в результате много и толково проделанной работы – это осознание (уверен в этом) позволило бы тебе иметь как более точное, приближенное к реальности представление о собственной роли в  перспективе осетинской политики, так и спасительное представление о своем в ней месте…

Ни один кударский правитель не наносил такого громадного количества серьезных оскорблений

…Не знаю, брат, не знаю в какой трагический момент тебя угораздило додуматься до того, что ты сможешь обойтись в своей дальнейшей деятельности без реальной элиты нации, приведшей тебя к власти, но ты должен знать, что это была твоя самая фатальная, самая непростительная и поистине самая знаковая ошибка всей твоей жизни, ибо именно в этот момент ты заложил фундамент собственного политического краха.

Не знаю, почему тебе показалось, что, разогнав самых достойных представителей нации и сплотив вокруг себя кучку усердно поддакивающих отщепенцев, можно достичь каких-то положительных результатов, но именно горькие плоды этого своего заблуждения тебе, брат, придется пожинать теперь до самого конца твоей жизни, и, поверь, это было понятно с самого начала, ибо быть по-другому просто не могло.

Ни один кударский правитель до тебя, брат, не наносил такого громадного количества серьезных оскорблений поистине огромному числу по-настоящему дееспособным, исключительно позитивным и однозначно сильным личностям. Не знаю, зачем ты так поступаешь, ибо это, по меньшей мере, не умно, но хочу напомнить тебе фразу, оброненную в нравоучительной беседе с сыном одним из виднейших в истории мусульманских правителей и величайшим мусульманским полководцем всех времен и народов, мудрым Салах эд Дином: «Никогда сынок без надобности не оскорбляй людей, ибо человеку свойственно забывать о нанесенной обиде, лишь жестоко отомстив за нее».

…Я призываю сегодня к единству не в силу какой-то вдруг явившейся у меня  прихоти, и не ради банального красного словца, так любимого моими безответственными оппонентами. Нет, брат, все гораздо серьезнее – великая судьбоносная победа, дарованная нам наконец-то нашими, подзабывшими о нас богами, должна, и обязательно станет ярчайшим стимулом для общенационального воодушевления, однако мы допустим самую роковую, самую непростительную в своей новейшей истории ошибку, если она, эта поистине священная победа, воспримется нами, как повод к спокойствию. Как нечто завершенное и безапелляционно окончательное.

Увы, по моему глубокому убеждению, все истинно серьезное только сейчас и начинается. Тот скачкообразный, рваный темп, коим характеризуется суть развития современного глобального социума, в самом скором времени предполагает новый, уверен, еще более напряженный виток в развитии общемировых социально-политических взаимоотношений.

Да, совершенно очевидно – эпоха дураковатого семейства Бушей благополучно для них и совершенно драматически для всего остального мира закончилась. Я, как и все нормальные люди, безмерно этому рад, однако фактически это означает лишь то, что сила, во главе которой Буши волею случая оказались и толково распорядиться которой они не сумели, обретет сейчас новые, я уверен, более разумные и гораздо более сложные векторы развития, неготовность к восприятию которых для нас, осетин, может оказаться фатальной.

Никогда, поверь мне, наличие у нас реального внутриэтнического единства не было так катастрофически востребовано, как сегодня, ибо задачи, которые поставит перед нами новая мировая реальность, будут гораздо сложнее и многогранней. Говоря проще, мы с трудом, энергией огромных усилий и неисчислимых жертв, выиграли «первый тайм» этой судьбоносной схватки. У нас есть небольшой перерыв, после которого нас ожидает «тайм второй», гораздо более тяжелый, и гораздо более жертвенный, без нашего разумного его осмысления.

Некоторые, хоть к счастью и немногие, недалекие, несмотря на звания и регалии, осетины, в силу малой проницательности восприняли этот перерыв, как окончательную победу, что и подвигло их на раскачивание внутриэтнической стабильности. Ошибочно уверовав в то, что все опасности позади, они в преувеличенно пафосном порыве своего грубо сработанного квази-патриотизма с великим энтузиазмом кинулись снимать сливки с победы, к основоположению которой не имеют никакого, даже косвенного отношения, ибо всегда, на протяжении всей борьбы являлись лишь тормозящим успешный ход событий балластом.

Я уверен, пыл их угаснет с первыми же признаками приближения новой, еще более серьезной опасности (с началом «второго тайма»), ибо крысиное мышление и паразитическая привычка жить вовсе не предполагает жертвенности. Именно поэтому, брат, я настойчиво рекомендую всем не придавать особого значения фонтанирующим излияниям вашего «праведного» гнева и сермяжной «справедливости», совершенно удивительным образом и с завидным постоянствам, обнаруживающимися лишь в мирное, безопасное и сытое время. (Во все остальные времена вы, насколько мне известно, предпочитаете околачиваться, в лучшем случае, поближе к Рокскому туннелю)…

«Задний ход», через который вы привыкли и умеете проникать, будет для вас закрыт

Нынешняя ситуация, характеризующаяся практически полным параличом власти и самым беспрецедентным раздраем во внутриэтнических взаимоотношениях, предполагает, я уверен, абсолютно равные шансы всем адекватным претендентам на это лидерство, ибо центр (Москва), давно запутавшись в зловонных хитросплетениях внутриосетинской псевдополитической возни, поддержит любого претендента, способного прекратить тот маловразумительный фарс, который положительной перспективы ни для Осетии, ни для России не несет.

Сулит ли это что-либо путное для представителей нынешних элит, представляется маловероятным, ибо ни одна из них до сих пор не удосужилась заручиться широкой поддержкой хотя бы в одном отдельно взятом субстрате нации (с некоторыми оговорками это может не касаться лишь дигорцев) поддержки, которая в данном случае просто кровно необходима, ибо наличие нескольких десятков, натужно создающих вид непогрешимой верности нукеров, абсолютно не предполагает решение действительно серьезных задач, которые диктует сам ход беспрецедентно жестокой эпохи.

Беда в том, брат, что современные лидеры осетинских элит настолько увлеклись мелколокальной междоусобной грызней, что напрочь забыли (впрочем, может, вы о них ничего и не знали) о тех, диктуемых объективным генезисом социума законах, небрежное отношение к которым ведет к неминуемой деградации системы в целом – фактор, который медленно, но уверенно хоронит как саму систему, так и тех ее безответственных кормчих, кто в пылу меркантильной борьбы растрачивает даже тот незначительный позитив, коим система еще располагает.

Однозначно одно – вся борьба за власть сегодня, независимо от того, где она происходит, на Юге или на Севере, есть, может быть, и не всеми пока осознанная, но уже окончательно развернувшаяся борьба за глобальное лидерство среди алан.

Учитывая то, что именно Алания оказалась тем краеугольным камнем, вокруг которого схлестнулись глобальные интересы всех без исключения доминирующих в современном мире сил, можно совершенно основательно утверждать, что громадная ценность Алании как субъекта общемировой разборки выплеснулась к текущему моменту далеко за рамки внутрикавказской политической борьбы и имеет все шансы стать фундаментообразующим субъектом не только регионального, но и глобального геополитического плана.

Однозначно и то, что большей массе нынешних политических элит конечный результат этой борьбы не сулит ничего хорошего, ибо «задний ход», через который вы привыкли и умеете проникать лишь в самые поверхностные слои политики, как в силу уже сложившейся многовекторности внутриэтнического контроля, так и в силу неодолимого желания вышестоящего центра не упустить грозно бурлящую ситуацию из-под контроля, будет для вас закрыт.

Осетинские элиты, или хотя бы те из них, которые желают оставаться в авангарде нации, должны понять одну, но фундаментальную истину – метрополия давно уже изменилась сама и именно в силу этого от любой адекватной союзнической силы априори требует здравомыслия, характерного конкретному историческому моменту. Давно пора забыть о хаосе 90-х, когда сама политическая реальность требовала от местных элит лишь соблюдения минимума политкорректности по отношению к центру. Этим сейчас удивить сложно – времена эти ушли в безвозвратное прошлое. Центр нынешний в силу того, что сам давно уже перешел от пустой псевдодемократической болтовни к волевому и успешному решению наболевших проблем, требует от кого бы то ни было таких же реальных действий, а не того дешевого, бутафорского обозначения своей, якобы грандиозно проделанной работы, в которой вы, наши так называемые элиты, достигли поистине «мастерских» высот.

Тот политический «отстрел», который мы наблюдаем на Севере Осетии, а главное тот спокойный, а часто даже восторженный резонанс, производимый этими убийствами в широких народных массах, четко показывают, на что могут рассчитывать многие, так называемые, современные лидеры, ибо не то в силу собственной непролазной глупости, не то глупости, приписываемой ими окружающему их социуму, эти господа давно утратили нити, способные хоть как-то контролировать ситуацию, что делает их просто никому не нужным, отжившим свой век, политическим рудиментом. Это надо понимать.

Страшнее всего, брат, если это давно назревающая вендетта, перекинется  на Юг Осетии (это, кстати, очень возможно), ибо вряд ли максималистская кударская ментальность ограничится несколькими предупредительными выстрелами. И вряд ли у тех сил, против которых эти выстрелы будут произведены, будет хоть малейший шанс на спасение. Допустить это ни под каким, даже кажущимся благовидным предлогом, мы не вправе, ибо это будет означать начало кровавой бойни уже в истинно глобальном этническом масштабе, и выгодно это кому угодно, только не нам, осетинам…»

«…Как бы то ни было, любая осетинская элита сегодняшнего дня каких бы идеологических воззрений она ни придерживалась, равно как любой осетинский лидер, каких бы личных политических предпочтений он ни имел, должны осознавать на данном этапе генезиса глобального аланского социума, что единственно верной, однозначно имеющей положительные жизнеспособные перспективы личной позицией, может служить лишь полное и безоговорочное стремление к достижению обширного национального единства.

Каждому должно быть предельно ясно, что эпоха «разделяй и властвуй» закончилась (во всяком случае, у нас, в Осетии), ибо многие из «разделенных» к текущему историко-политическому моменту усилились настолько, что сами могут инициировать процессы, способствующие национальному единению. Это сразу же вознесет их гораздо выше над всеми «де-юре» обозначенными на данный момент лидерами, что уже, будь уверен, само по себе автоматически инициирует процессы как коренной реформации запутавшейся в собственной недееспособности властной структуры, так и начала глубочайшей ревизии всей новейшей истории осетинского народа. Истории настолько неоднозначной, что она, поверь мне, способна дать повод как к великому множеству новых положительных предпосылок в развитии социума, так и к неминуемому и жесточайшему уничтожению целых пластов хоть как-то, со скрипом, но существующей пока данности.

Повторяю, единственный верный рецепт выживания для любой политической силы, равно как и для любого осетинского лидера, это наличие ясной, действенной и исключительно напористой программы, ведущей к внутриэтническому примирению. Программы, дающей возможность не просто абстрактного (как всегда у тебя), бесцельного разговора на эту тему, а план, четко обозначающий реальные пути примирения с реальными же потенциально мощными представителями истинно дееспособных национальных элит, ибо только подобные действия могут уже впоследствии дать шанс ко всеобщему, давно назревающему единению.

Любой лидер, кому окажется по плечу подобное благое намерение, будет лидером навечно – я в этом уверен. Равно как уверен и в том, что лидеры, которые в самом ближайшем будущем не сумеют этого сделать, уйдут в небытие в самые короткие сроки. Небытие, где каких-то положительных гарантий их дальнейшего успешного роста, дать просто невозможно, ибо не их успешный рост, не их существование вообще интереса ни для кого представлять уже не будут. Что делать, жестокое время порождает только жестокость – это надо уяснить всем. Уяснить и действовать далее сообразно этому факту, не надеясь на помощь каких-то третьих инородных сил, ибо, поверь мне, Эдуард, нельзя найти большего братства нигде, нежели в среде собственных, хоть и обездоленных, но единокровных братьев…»

Осетия созрела для единства, созрела внутренне и окончательно

«…Утеря единства пассионарных, самодостаточных частей кударского социума, без сомнения, есть та бомба замедленного действия, которая не рвануть рано или поздно не может, а, если уж рванет, то способна, поверь мне, похоронить множество надуманных амбиций, как бы высоко ни сидели их безответственные носители. Крайняя неудовлетворенность происходящим многих дееспособных представителей общества уже заложила фундамент под неизбежный раскол в более глобальных масштабах.

Другой вопрос, что всю ответственность за эти процессы нельзя, а, если быть совсем точным, несправедливо возлагать лишь на тебя. Самое большее, в чем тебя, на мой взгляд,  можно обвинить в данном конкретном вопросе, это отсутствие с твоей стороны рьяной инициативы что-либо предпринять во имя реализации этого внутреннего единства. Единства, которое будучи фактором внутриэтнической стабильности, конечно же, крайне необходимо.

Увы, ответственность за этот раскол распределяется гораздо шире и ложится на плечи всех тех, кто, сообразуясь с исключительно максималистской кударской ментальностью, ощущает себя субъектом, ну, никак не ниже императора, что мешает, не будучи на ведущих ролях, вообще участвовать в работе какой бы то ни было команды. Что делать, брат, это основы нашей психологии. Никуда от этого мы не денемся, однако это никого из нас не освобождает от деятельного участия в крайне необходимом действии во имя достижения этого единства, ибо в противном случае всех нас, хоть и на разных уровнях, ждет необратимое фиаско, допустить которое мы опять-таки не вправе…»

«…Осетия созрела для единства. Созрела внутренне и окончательно. Трудно сегодня предположить сценарий развития событий, который мог бы как-то дестабилизировать эту все более крепнущую политическую тенденцию, эту идею, обживающую самые пассионарные слои общества, становясь для них той самой самодостаточной идеологической доминантой, закладывающей фундамент долгожданного возрождения. Некоего долгожданного ренессанса Алании как таковой.

Именно эта идея, обладающая всеми атрибутами самодостаточности, может стать тем системообразующим звеном аланской политики в целом, которое, безо всякого сомнения, может определять конечную цель, отсутствие которой и служило по сей день причиной всех наших неудач в деле государственного строительства.

Единственно реальный ключ к Кавказу – это Алания, единая и сильная, все остальные пути изначально обречены на провал и, кроме дестабилизации обстановки, к серьезному контролю привести не могут.

В свете общемирового геополитического надлома уже сейчас можно с определенностью говорить о потенциальном значении Кавказа для всего Евразийского пространства, ибо в сравнении с обрюзгшей, безвольной Европой, закостеневший в ортодоксе Азией, запутавшейся в своих мнимых успехах Америкой, этот регион, наделенный огромной пассионарной мощью, имеющей за плечами такой мощнейший тыл, как Россия, и вместе с тем, практически свободный от деградантских моральных установок гибнущего миропорядка, представляет действительно реальную силу, которую рано или поздно, но придется использовать в решении глобальных континентальных проблем.

Только Алания, в силу абсолютной космополитичности и светскости мышления, может безболезненно собрать воедино Кавказ. Она это сделает либо сама, что сейчас маловероятно, либо с ее помощью это сделает серьезная сила, действительно желающая иметь долгосрочные, позитивные перспективы в регионе. Повторяю, любой другой путь, кроме этого, гибелен, сколько бы средств в это ни вкладывалось.

Пример бездумных шагов США, абсолютно лишенных элементарного знания регионального менталитета и в силу этого, поставивших на грузин Закавказья и вайнахов Северного Кавказа – есть неопровержимое доказательство полного провала, который ждет любого, кто и впредь пойдет по этому пути…»

«…Да, сегодня Осетия во всех своих частях созрела для единства и в силу складывающихся предпосылок просто вынуждена стать единым целым, ибо в противном случае она в ближайшей перспективе маломощными разделенными частями будет раздавлена более дальновидными в политическом отношении государственными образованиями как из уже существующих, так и из готовых вот-вот народиться на вновь формируемый региональный политический ареал.

Вопрос, в каком политическом пространстве это объединение будет происходить, для нас фактически уже определен (Россия). Мы стремимся к единству в том политико-правовом пространстве, которое способно, не убоявшись нашей объединенной мощи, переварить наше единство. Нам есть, что предложить, кому бы то ни было. Ни грузины, ни кто-то еще, а мы являемся той реальной силой, которая способна кардинально влиять на любые происходящие в регионе события. Осуществив наше единство на деле, мы, без сомнения, достигнем величайших вершин, недоступных нам вот уже 800 лет.

Все должны понимать – такой шанс объективной реальностью дается крайне редко. Многие достойные величайшего уважения поколения не смогли дождаться такого благоприятного момента, несмотря на всю их титаническую деятельность в истории. У нас нет альтернативы. Мы либо осознаем грандиозную важность момента, создав в результате своих правильных действий предпосылки к дальнейшему процветанию великой традиции, дошедшей до нас из глубины седых веков, либо станем последним позорным поколением в собственной истории. Поколением, не сумевшим сохранить уникальный путь и величественные традиции, обильно орошенные кровью многих миллионов истинных Асов, донесших до нас основные постулаты веры и мироощущения древних Ариев…»

«…Нужно бороться, других путей достижения хорошей жизни не существует. При адекватном понимании собственной важной роли в регионе, мы, без сомнения, сможем выйти на верный путь возрождения Осетии, не допустив более ситуацию, подобную сегодняшней, когда мы своей малой военной и политической готовностью дали на Юге повод побряцать оружием отнюдь не блиставшему в своей истории воинскими подвигами народу земледельцев, дали хоть и несбыточную, но надежду на наше усмирение. Что творится на Севере (Беслан), вообще не подлежит какому-то разумному объяснению.

Эти величайшие оскорбления, брошенные нам в лицо, должны стать той последней каплей позора, способной вызвать сплачивающий нацию резонанс. Резонанс, однозначно имеющий достаточный потенциал для того, чтобы раз и навсегда сломать хребет бездумно пижонствующему вокруг нас политиканству, так доставшему осетинский народ в последнее время.

Новейшая история Осетии дает нам огромную пищу для размышлений. Размышлений, которые в том числе могут привести и к позитивным заключениям. Не все так плохо, как кажется на первый взгляд – те огромные прогрессивные подвижки, наблюдаемые нами на юге Осетии, служат неоспоримым доказательством врожденной мощи и громадной потенции осетинского народа. Мощи, используемой сегодня в лучшем случае процентов на двадцать.

Не может не быть достойным восхищения и примером для подражания то, как 40-тысячная Южная Осетия (даже брошенная своим президентом и его карманным правительством) встала как одно целое в жесткой вооруженной борьбе против 4-миллионной Грузии, чьи необоснованные, надуманные амбиции разбились вдребезги при первых же серьезных столкновениях с беспримерной стойкостью южан, мужская часть которой хлынула на родину мощным потоком со всех углов континента.

Вся угнетенная болью Алания отдает сегодня дань великого уважения народу Южной Осетии, ставшему, словно гранитная стена, на защиту общенациональных интересов. Именно там, на юге, не в словоблудии, а в реальной борьбе народа, закладывается сегодня фундамент новой, сильной, процветающей и уважаемой всеми без исключения Алании. Алании нашей детской мечты. Алании, которую мы могли безвозвратно потерять.

Да поможет всем нам наш великий Бог и его высшая эманация, победоносный УасТыр!»

ноябрь 2009 г. Владикавказ

«…Смогу ли идти я к своему высшему идеалу, своему чистому в своей многогранности божеству в окружении жалкой, самодовольной толпы, жаждущей жертв лишь собственному пустому тщеславию?

Смогу ли провести я их над бездной человеческой низости, через кристально-хрупкий, нежный мост, готовый рухнуть в одночасье под тяжестью бренных, насыщенных нечистыми помыслами тел?

Воистину, надо стать не отягощенным шелухой ложной морали, чистым духом, чтобы смочь скользить по моему мосту, не рискуя запачкать ее священной чистоты. Не рискуя разбить ее вдребезги тяжестью собственной косности.

Воистину, лишь немногие избранные, отмеченные чарующей дланью истинного божества, смогут пройти по той сияющей тропе, что нежно взращена в моем метущемся, разрывающемся от неудовлетворенности сердце.

Великое наслаждение и отдохновение духа познают они, дошедши до конца, соприкоснувшись с вечной чистотой, не оскверненной тенью ложного знания, когда сверкающая ясность мысли озарит тот мрачный лабиринт, в котором мечутся их ищущие души.

Великое знание, сверкнув подобно молнии, озарит для них новую высшую цель и оправдание собственной жизни, перемолов в жерновах вечной мудрости те нечистоты, что преподносились им до сих пор как некая высшая степень человеческой добродетели.

Не к сытому, ленивому богатству повлечет их новая, просветленная воля, а к голодному, вечно ищущему могуществу!

Могуществу, к которому богатство имеет лишь косвенное отношение».

«Уацамонга»

Сослан КОКОЕВ



 
загрузка...
 
Loading...