Осетия Квайса



«Стыд и ужас от всего увиденного забыть невозможно». Захват ДЖИОЕВОЙ: как это было

Ирина ДАМБЕГТИ

Меня попросили рассказать о том, как происходил насильственный захват избранного Президента РЮО Аллы Джиоевой, поскольку я невольно стала очевидцем происшествия, которому, на мой взгляд, суждено стать одной из самых постыдных страниц в истории не только правоохранительных органов государства, но и всей Южной Осетии.

Итак, примерно в 17 часов 30 минут 9 февраля 2012 года по предварительной договоренности я пришла в штаб Аллы Джиоевой за интервью. Там царило радостное оживление по поводу начавших поступать поздравлений с инаугурацией. Кто-то вслух зачитал электронное письмо от Олега Газманова, раздались аплодисменты, потом обсуждали еще одно письмо из Германии от комитета немецких женщин.

В начале седьмого в  штабе появился Тарзан Кокойти  с двумя незнакомыми мне мужчинами. Алла Джиоева поприветствовала их и провела их в другую комнату. Передо мной она извинилась и попросила подождать.

В 18 часов 30 минут в эту же комнату прошли еще двое молодых людей. Кто-то сказал, что они из генеральной прокуратуры. Люди немного насторожились, но восприняли их приход в целом очень спокойно, если не сказать, беспечно. Буквально через 5-10 минут они вышли из комнаты, прошли мимо нас, потом появилась Алла Александровна и крикнула им вдогонку: «Подождите, пожалуйста!» и пошла за ними в холл. Несколько человек из штаба окружили ее, она обратилась к следователю прокуратуры Плиеву Алану Гацыровичу со словами: «Вы принесли мне повестку о том, что я обязана явиться к следователю Плиеву А.Г., т.е. лично к Вам. Она выписана в 17.45, а явиться на допрос в качестве свидетеля я должна ровно тогда, когда Вы мне ее вручаете, т.е. 09.02.12г. в 18.30. Это незаконно. Как свидетель по делу, а я пока даже не знаю, по какому, собственно, делу я прохожу, в повестке это никак не отражено. Пришлите мне повестку в установленном порядке хотя бы за день, и я, как законопослушный гражданин, приду и расскажу все, что мне известно. Есть и другой вариант. Если Вам нужно допросить меня немедленно, то я готова, пожалуйста, пройдем в кабинет и там поговорим». Пробурчав что-то невнятное в ответ, Плиев и сопровождающее его лицо удалились.

Прошло не более 5 минут после их ухода, как вдруг из холла раздались испуганные крики, шум, топот сапог и в дверь комнаты стали ломиться вооруженные люди в камуфляже, в масках.  Алла Джиоева сидела возле стола ближе к двери, рядом были в основном женщины и только один мужчина довольно щуплого телосложения. Он первым вскочил на шум, навалился на дверь плечом, пытаясь ее удержать. Дверь двухстворчатая, со стеклянными вставками. Слабое сопротивление защитника было прекращено несколькими резкими ударами по двери. Послышался звон разбитого стекла.  Шесть человек в масках ворвались в комнату с криками, смысл которых невозможно было разобрать, потому что они сопровождались истошными воплями женщин. Аллу Александровну эти молодчики схватили под мышки, за ноги, приподняли и попытались в таком положении унести.

Буквально через несколько секунд она резко побледнела и стала валиться у них из рук. Послышался глухой стук,  Алла Джиоева оказалась на полу. Сама она упала или ее кто-то уронил, или ее ударили – не могу сказать, не видела, так как находилась в другом конце комнаты. Женский плач, крики о помощи, истошные вопли «вызовите скорую», практически бездыханное тело на полу и вооруженные люди, с маниакальным упорством желавшие унести немолодую женщину в заведомо беспомощном состоянии, и стыд, ужас от всего увиденного – это забыть невозможно.

Молодчики обступили больную женщину плотным кольцом, не давали окружающим, даже ее супругу Мэлсу Цховребову и ее брату Константину приблизиться к ней, они не давали никому из окружающих оказать ей доврачебную помощь. Наконец, прибыли врачи, но суматоха, крики не прекращались еще какое-то время, пока чей-то явно командирский голос не сказал – Выйдете все, дайте врачам работать. Выходя, я успела спросить врача: «Что с ней?». «Гипертонический криз»- услышала в ответ.

Мы покинули комнату, вышли кто в холл, кто сразу на улицу. Не менее ста сотрудников в пресловутых масках, окружали дом и квартал вплоть до улицы Сталина. Собравшиеся жительницы города, окрестных домов, просто сторонники Аллы Джиоевой скандировали: «Позор! Позор!», кое-кто из них пытался взывать к совести, спрашивали – скажите, хотя бы, откуда вы – милиция, ОМОН, госохрана? В ответ – угрюмая тишина. Через некоторое время изнутри, видимо,  поступила некая команда, потому что мы увидели, как десятки бойцов устремились в дом. Прошло несколько минут, и Аллу Джиоеву вынесли на руках, погрузили в серый автомобиль с надписью «скорая медицинская помощь», рядом с ней уселись в два ряда не менее восьми сотрудников неопознанной службы и уехали.

Часть оцепления во время бандитского захвата штаба Джиоевой.

Вскоре мы узнали, что Алла Джиоева в реанимации. Вечером из новостной программы «Абон» ГТРК «Ир» мы с изумлением узнали из комментариев министра МВД РЮО В.П.Валиева и следователя генеральной прокуратуры А.Г.Плиева, что, оказывается, Алле Александровне Джиоевой просто стало плохо «во время беседы».

Я постаралась детально рассказать только то, что видела и слышала сама. Я была честна и откровенна. Решать, как относиться к случившемуся, и думать, что делать дальше, предстоит всем нам.

*   *   *

P.S. Этот материал был написан Ириной Дамбеговой по просьбе издающейся в Цхинвале газеты «Южная Осетия»: к ней обратились не только как к известному журналисту, но и как к очевидцу произошедших событий, взволновавших всех без исключения жителей республики. Однако материал Дамбеговой в газете не появился.

Редакция сайта «Осетия-Квайса» приняла решение при данных обстоятельствах заполнить информационный вакуум и еще раз обратить внимание широкой российской общественности, отечественной интеллигенции на истинное лицо власти и полное отсутствие в Южной Осетии свободы слова.

Фото сделаны с сотового телефона одним из очевидцев драматичных событий.



 
загрузка...
 
Loading...