Осетия Квайса



Закат БМК. Кто виноват?

В Правобережном районе в бедственном положении оказались бывшие рабочие Бесланского маисового комбината (БМК). Последнюю зарплату на предприятии выдали за октябрь 2011 года, и с тех пор десятки людей пытаются выбить в различных структурах заработанные честным трудом денежные средства.

Крупнейшее в Северной Осетии предприятие по переработке кукурузы в марте 2012 года неожиданно остановило производственный процесс, хотя проблем с сырьем и реализацией продукции на заводе не было. Под видом ремонта администрация отправила людей в бессрочный отпуск, а в ноябре 2014 года уволила всех работников. При этом руководители БМК не произвели с ними необходимые по трудовому законодательству выплаты. Директор завода пообещал за короткое время со всеми расплатиться. Однако слово свое не сдержал. Рабочие в знак протеста проводят с тех пор митинги, пикеты с требованием отдать долги по зарплате, но результатов нет.

Для многих бесланцев БМК – не просто завод, это целая жизнь, наполненная различными красками. Здесь трудились не только семьями, но и целыми поколениями, поскольку первый в Европе завод по производству патоки и других производных кукурузы гарантировал престижную работу и стабильную зарплату. Десятилетиями предприятие не останавливалось ни на минуту, работа шла в несколько смен. Сегодняшняя участь бывшего промышленного гиганта незавидна.

«После остановки завода из числа работников были сформированы дежурные смены, мы провели опись имущества, все сфотографировали и в течение 11 месяцев оберегали свои цеха. Потом был нанят ЧОП, за ним другой, сейчас охраняет объект уже третье по счету агентство, и с приходом каждого из этих «профессионалов» имущество завода стало исчезать. Обнаружили мы это, когда спустя время пришли забрать личные вещи и буквально ахнули от удивления. Все ценные металлические детали, включая медную проводку, были сняты, унесены дорогостоящие титановые трубы, вентили, двигатели, разобран компрессор – одним словом, ужас!» – рассказала бывшая сотрудница комбината Светлана Атаева.

Все работники в один голос заявляют, что оставили предприятие в рабочем состоянии, а сегодня не осталось оборудования, которое можно запустить, все растащили.

«Я трудилась в лаборатории, – рассказывает Лариса Бидеева, – в моей связке было 30 ключей. Сейчас мне не нужен ни один, все двери, кроме двух хранилищ, открыты настежь, окна разбиты. С третьего хранилища замок срезан, а ведь там складированы отравляющие вещества! Я говорю, что их надо срочно утилизировать, а мне отвечают, что это дорогостоящий процесс и денег для этого нет. Хочется, чтобы такая беспечность по отношению к здоровью людей, живущих в этом районе, не обернулась несчастьем. Вы только представьте, что будет, если ночные «посетители» случайно разобьют банку с ртутью! У меня сердце кровью обливается. Уходя, мы оставили все так, чтобы можно было в любой момент прийти и начать работать, и посмотрите, во что превратился завод!»

Конкурсный управляющий Николай Башкиров, назначенный на эту должность Арбитражным судом, дал рабочим и журналистам, собравшимся на днях во дворе завода, следующий комментарий: «Конкурсный управляющий обязан рассчитаться с кредиторами, это делается путем продажи имущества должника. Здесь главный залоговый кредитор – почти 100% залогов – «Россельхозбанк». На сегодняшний день произведена оценка предприятия на сумму 500 миллионов рублей. Банком будет утверждено положение о продаже и начнутся торги, после проведения которых, если покупается предприятие, выполняются требования залогового кредитора, по заработной плате и т. д. Долг перед банком – 1 миллиард 300 миллионов рублей. По закону 80% от продажи имущества идет залоговому кредитору, 15% – на погашение заработной платы, 5% – на текущие задолженности. Начало торгов планируется на конец мая – начало июня плюс еще где-то полгода уйдет на процедуру продажи».

По поводу фактов кражи Николай Валерьевич пояснил, что все имущество принадлежит «Россельхозбанку», и он больше других заинтересован в сохранности предприятия, для этой цели и нанято частное охранное предприятие. Попытки незаконного проникновения на охраняемую территорию действительно имеют место, но охранники задерживают незваных гостей и передают их в руки правоохранительных органов. Однако люди остались неудовлетворенными объяснениями, поскольку уверены, что никто за такую цену завод покупать не станет, тем более сейчас, когда он почти полностью разворован, и требуют, чтобы «Россельхозбанк» отказался от своих претензий. По их словам, все кредиты выданы незаконно.

«Директор БМК попросил нас, чтобы мы взяли на себя эти кредиты, а он будет их выплачивать, – рассказывает Людмила Губиева. – Он сказал, что эти деньги помогут заводу удержаться на плаву и сохранить за людьми рабочие места. Для нас, патриотов этого предприятия, большего и не нужно, мы всей душой болеем за БМК, поэтому расписались не глядя. Нас, таких «сердобольных», 40 человек. Лично мне при моей копеечной зарплате выдали 670 тысяч рублей. Какое-то время платежи вносились, потом прекратились, и сейчас я должна банку 160 тысяч, хотя деньги эти в глаза не видела, все забрал директор. Из-за этого долга не могу покинуть пределы республики, арестовано мое имущество».

В зале заседаний администрации Правобережного района с трудовым коллективом встретились первый вице-премьер Правительства РСО–А Азамат Хадиков, прокурор Правобережного района Гергий Бугулов, глава АМС Руслан Дауров и начальник ОМВД района Ибрагим Дулаев. На собрании были выслушаны претензии рабочих. Помимо вышеуказанных, собравшиеся попросили также, чтобы им списали долги за коммунальные услуги за тот период, что они не получали зарплату, поскольку платить им было нечем. Задали свои вопросы должностным лицам и обманутые фермеры, которые тоннами сдавали на комбинат кукурузу, но до сих пор не получили за нее деньги.

Подводя итоги встречи, было озвучено, что зарплаты людям будут выплачены в обязательном порядке сразу после окончания процедуры по продаже завода и получения денежных средств, на что должно уйти не более полугода. Официальная сумма задолженности по зарплате – 22 миллиона рублей, но, скорее всего, она вырастет до 40-50 миллионов после проверки всех ведомостей. По поводу кредитов людям посоветовали обратиться в правоохранительные органы или обжаловать неудовлетворяющие их заключения, а снять долги по ЖКУ не представляется возможным, поскольку все коммунальные службы в районе сегодня находятся в частных руках.

Что касается фермеров, с ними будет проведено отдельное собрание, но, вероятно, рассчитывать им не на что, вырученных денег даже при самых благоприятных обстоятельствах на них не хватит. Как сказали должностные лица: «Не стоит забывать, что в любой предпринимательской деятельности имеют место коммерческие риски». Однако никто не запрещает предпринимателям требовать свои кровные через суд и прочие компетентные инстанции. Думал ли фермер, вспахивая и засевая поля, собирая урожай и сдавая его на завод, что его нелегкий труд окажется напрасным, а все деньги будут «съедены» «коммерческими рисками»?

Также Азамат Хадиков отметил, что сам в течение пяти лет был у руля маисового комбината и прекрасно знает, сколько требуется усилий для поддержания его на плаву. По его мнению, бывший промышленный гигант сегодня безнадежно устарел и не может составить достойную конкуренцию. Лучшее решение – снести старые корпуса и построить на их месте новое предприятие.

Выходит, банкротство БМК – логичный финал, которого следовало ожидать еще, как минимум, два года назад. Очевидно, в свое время можно было переоснастить цеха новым оборудованием, повысить квалификацию рабочих и дальше двигаться вперед. К сожалению, руководители комбината выбрали другой путь. В результате члены коллектива пополнили ряды безработных граждан республики.

М.ТИГИЕВА, М.ГАБАРАЕВ
«Северная Осетия», 24.04.2015



 
загрузка...
 
Loading...