Осетия Квайса



В режиме готовности

Таможенное законодательство РФ находится в постоянной динамике и зависит как от экономических процессов, протекающих внутри страны, так и от внешних факторов. О том, как работает Северо-Осетинская таможня в условиях санкций со стороны Евросоюза и ответных мер российского правительства, что нового принесут изменения таможенного законодательства участникам ВЭД и физическим лицам, пересекающим границу ТС, а также о перспективах развития многостороннего пункта пропуска «Верхний Ларс» и о многом другом – в эксклюзивном интервью «СО» рассказал полковник таможенной службы Сергей ТРОЦКО, который вот уже почти полтора года возглавляет Северо-Осетинскую таможню.

– Сергей Вячеславович, разрешите поздравить в вашем лице всех сотрудников Северо-Осетинской таможни с профессиональным праздником и заодно поинтересоваться: что нового за последнее время появилось в работе осетинских таможенников и какие преимущества получат граждане?

– Спасибо за поздравления! В первую очередь изменения коснулись сроков совершения таможенных операций, которые значительно сократились, а качество при этом улучшилось. В полной мере работает система предварительного информирования: это преимущество для перевозчиков и участников внешнеэкономических действий (ВЭД), поскольку время пребывания в пункте пропуска значительно сокращается. Суть нововведения в том, что перевозчик, перед тем как въехать в РФ, в электронном виде направляет информацию о перевозимом товаре, а уже по прибытии в пункт пропуска нам остается лишь сравнить документы с этими данными. Согласитесь, это упрощает процедуру и экономит время.

Что касается физических лиц, то нововведения, прежде всего, затронули тех, кто передвигается на автомобилях через наши два автомобильных пункта пропуска – если раньше требовалось заполнять декларацию, как гражданам РФ, так и иностранцам – то теперь граждане Таможенного союза пассажирскую декларацию не заполняют. По специальной учетно-контрольной карточке можно перемещаться через границу в течение 3-х месяцев. Преимущества для иностранных граждан в том, что заполняют они декларацию только один раз – при въезде. Если говорить о нововведениях, то полтора месяца назад были внесены изменения, предусматривающие обязательное наличие при себе таможенной декларации у водителей машин с иностранными номерами. Если раньше сотрудник ГАИ не имел права требовать у вас декларацию, то теперь водитель обязан при себе иметь этот документ.

Претерпели изменения и информационные технологии: не выходя из кабинета, мы можем наблюдать за тем, как работает пункт пропуска, сколько деклараций подано, появился доступ к различным базам данных, внедряются новые средства технического контроля, сокращающие сроки проведения таможенного контроля – скажем, в пунктах пропуска «Нижний Зарамаг» и «Верхний Ларс» можем просканировать за 5-7 минут машину, а инспектор по спектральному анализу увидит, есть ли какие-то запрещенные к перевозке товары. В целом нагрузка на инспекторов значительно возросла за последние годы, но делаем все, чтобы граждане не чувствовали каких-то неудобств. Конечно, есть жалобы на очереди на границе, но связаны они с объективными причинами.

– Например?

– Например, пропускная способность, которая была установлена, скажем, для «Верхнего Ларса», превышает проектную в периоды так называемых пиковых нагрузок в 6, а то и в 10 раз. Те, кто хочет быстрее проехать, как раз и создают пробки – выезжая на встречную полосу, выясняя с кем-то отношения, игнорируя очередь и т.д.

Пропускная способность «Верхнего Ларса» – 170 грузовых, 200 легковых автомобилей и 30 автобусов в сутки. Сегодня же пункт обслуживает до 200 грузовых и свыше 1500 легковых машин, причем в праздничные и выходные дни их количество увеличивается многократно. За 9 месяцев текущего года через пункты пропуска проследовали почти 2 млн физических лиц.

Своя специфика на таможенном пункте «Нижний Зарамаг», через который перемещается почти 100% товаров народного потребления, строительные материалы и грузы гуманитарной помощи для Южной Осетии, что также требует внимательного таможенного оформления и контроля. Были попытки недобросовестных участников ВЭД развернуть кампанию по противодействию применению досмотрового комплекса – на самом деле досмотр абсолютно безопасен, тем более, что люди под действие рентгеновского излучения не попадают, только транспортные средства и товар.

– А задерживать приходилось кого-то?

– В конце прошлого года на «Верхнем Ларсе» задержали 4,5 кг маковой соломки, в этом году – крупную партию денежных средств, которую пытались вывезти без декларирования – более 120 тыс. долларов США. Буквально на днях на «Нижнем Зарамаге» пресекли попытку перевезти через границу блок для управления танком Т-72. Были факты задержания оружия – пневматического, огнестрельного, боеприпасов, а также сильнодействующих препаратов.

Справка «СО»

Сергей ТРОЦКО родился 16 января 1974 г. в г. Кореновск, окончил Краснодарское высшее военное училище им. генерала-армии С.Штеменко с отличием. Имеет высшее экономическое и юридическое образование.

В 1998 году поступил на службу в таможенные органы, прошел путь от инспектора до заместителя начальника таможенного поста Краснодарской таможни, в сентябре 2011 года возглавил Минераловодский таможенный пост.

С февраля 2013 года исполнял обязанности начальника Северо-Осетинской таможни. С 20 мая 2013 года – начальник Северо-Осетинской таможни, полковник таможенной службы.

За достигнутые успехи в работе награжден медалью ФТС России «За службу в таможенных органах РФ» III степени, нагрудным знаком «Отличник таможенной службы».

– Вы были замначальника таможенного поста Краснодарской таможни, возглавляли Минераловодский таможенный пост, есть с чем сравнивать: плюсы и минусы работы Северо-Осетинской таможни на момент вашего перевода сюда?

– Я приехал в Осетию работать, до этого не один раз бывал здесь по долгу службы в командировках. Сравнивать, конечно, есть с чем. Во-первых, разная специфика работы. У нас «изюминка» в том, что Северо-Осетинская таможня пограничная – 2 автомобильных пункта пропуска, находящиеся один на границе с Южной Осетией, другой – с Грузией. Работать везде было интересно, но руководить таможней – это уже другой уровень. Да, и у нас есть минусы, не одни только плюсы! Минусы есть везде, от них никуда не деться, но наша-то задача и состоит в том, чтобы минусы превращать посредством слаженной и кропотливой работы в плюсы.

Не скрою, поначалу было тяжеловато: республика со своей спецификой, своим менталитетом, и говорить о том, что все легко и гладко проходило, было бы неправильно. Но постепенно наша таможня стала выглядеть на фоне других еще более достойно благодаря руководству республики и правоохранительным органам: второй год плановый показатель по перечислению доходов в бюджет выполняем, несмотря на то, что его все увеличивают и увеличивают.

– В связи с запретом на импорт определенных товаров существует опасность, что на российский рынок может хлынуть контрабанда? Какие механизмы контроля предусмотрены на наших постах?

– Руководителем ФТС перед нами была жестко поставлена задача – исключить проникновение запрещенных товаров на российский рынок, хотя попытки были. Ухищрения применяются различные – это и подмена упаковки, изменение маркировки, ввоз из третьих стран. Из Польши, к примеру, яблоки завозятся в Турцию, а из Турции – в Россию, как турецкие. Это классическая схема ввоза запрещенного товара на территорию страны.

– А если вмешается коррупционная составляющая? На посту заплатят – пропустят те же машины с окорочками?

– Я такую составляющую не исключаю, потому как человеческий фактор присутствует везде, но настолько жесткий инструктаж у нас проведен и возложена персональная ответственность за его нарушение, что рисковать не стоит. Тем более, что хорошим стимулом честно трудиться является федеральная целевая программа, касающаяся соцобеспечения – сотрудникам полагается бесплатное медобслуживание, отдых в санаториях, субсидии на получение квартир – в очереди сейчас не более 11 человек.

– Какие проблемы предстоит решить в новом году?

– Скорее, не проблемы, а задачи. Первая – построить таможенный терминал непосредственно вблизи «Верхнего Ларса», что позволит снизить нагрузку, тем самым сократив время пребывания автотранспорта на пункте пропуска. Занимается строительством бизнес-сообщество, заинтересованное на этом поле играть. Процесс уже начался, думаю, во втором полугодии следующего года терминал заработает. Задача, которая остается постоянной, – выполнение плановых показателей, потому как таможня серьезно формирует бюджет – до 50% доходов в государственную казну. Необходимо реконструировать и пункт пропуска «Нижний Зарамаг». Это наиболее глобальные задачи, остальные будем решать в плановом порядке.

– Не могу не спросить про интернет-торговлю: под видом посылок бизнес стал пересылать товарные партии, а гигантские объемы таких поставок затрудняют работу почты и мешают получать посылки вовремя. Можно найти такое решение, когда простой человек будет с комфортом получать товары по почте, а для «ушлых» коммерсантов, уклоняющихся от уплаты таможенных платежей, почтовая пересылка товаров станет невыгодна?

– У нас организован международный пункт почтового обмена, созданный, в том числе – и для обеспечения почтовой связи с РЮО. Пока прибывающие товары не вызывают никаких сложностей при оформлении, поскольку они исключительно для личного пользования. Ажиотажа, как в некоторых регионах России, нет.

– С какими вызовами приходится чаще всего сталкиваться таможенной службе и вам, в частности?

– Надо работать так, чтобы для окружающих все проблемы, с которыми приходится сталкиваться таможенникам, были незаметны – наверное, это основное. Проблем типа организованных вывозов контрабандных товаров, преступных группировок, противодействующих работе таможенников, сейчас уже нет. Есть обычная работа, в которой возникают свои сложности, вот с ними надо справляться.

В частности, в середине мая этого года, когда на территории Грузии сошел сель, перекрывший движение, возникла серьезная опасность. Над людьми, прошедшими грузинскую таможню и находящимися в пункте пропуска, реально нависла угроза затопления. При этом у нас отсутствовала какая-либо информация, способная помочь, – мы просто знали, что что-то случилось по ту сторону границы, и только могли рисовать картины случившегося в воображении. Но когда на твоих глазах Терек просто превращается в ручеек, можно себе представить, с какой скоростью на той стороне собиралась вода. Надо было срочно думать о людях. Начальник поста тогда с нашими коллегами-пограничниками связались с МЧС, в течение нескольких часов пункт пропуска был полностью эвакуирован и освобожден от транспортных средств. Все – без ажиотажа и паники. И впредь в подобной ситуации не растеряемся. Второй раз уже действовали по отработанной схеме.

Таможне больше 20 лет, думаю, со всеми вызовами, которые могут последовать, справимся.

Н.ГАЦОЕВА
«Северная Осетия», 27.10.2014



 
загрузка...
 
Loading...