Осетия Квайса



Шеварднадзе услышал колокольчик власти, но остается в полной яме

ShevАлексей ВЕСТНИК,
эксперт фонда
«Кавказ в современной политике»

До чего все-таки власть притягательная штука. Как любимая конфета. Особенно для тех, кто, побывав на первых ролях, узнал ее вкус. При этом держателю властных вожжей безразлично, какому «богу» молиться – строгим коммунистическим идеалам, горе-перестройке по Горбачеву, ельцинской лжедемократии или припудренному западной благосклонностью грузинскому национализму. Все это разные обличья одного человека – Эдуарда Шеварднадзе. Уставший писать мемуары, он время от времени пытается вновь войти в политическое течение, пусть даже по щиколотку. Однако и это у него получается неважно, а иногда – конфузно.

20 июля Э.Шеварднадзе вновь попытался стать одновременно оракулом и глубоким аналитиком. В эксклюзивном интервью немецкой Deutsche Welle экс-президент Грузии вбросил несколько мудреных фраз, которые требуют пояснения для публики, далекой от хитросплетений кавказской политики. Возьмем, в частности, один из заданных вопросов и ответ на него:

– Что будет с Абхазией и Южной Осетией? Россия признала их независимость, разместила там войска. Они навсегда потеряны для Грузии?

– Нет, я так не думаю. Если добровольно, по инициативе России эти регионы не будут возвращены Грузии, в самой России начнется брожение. Не просто брожение – движение за независимость. За независимость будут драться чеченцы, ингуши, кабардинцы, Татарстан и другие.

Шеварднадзе явно выдает желание покрепче насолить России за действительность, которая в реальности имеет совершенно другие, никак не связанные с солнечной Грузией мотивы. Ну, задумайтесь, в чем может быть взаимозависимость Казани и Тбилиси? Да ни в чем. Татарстан после того, как проглотил с лихвой ельцинского суверенитета, вовремя остановился, чтобы этим суверенитетом не подавиться, отрыгнул и, переварив сухой остаток, уверенно движется к относительному благополучию в жизни. Настолько уверенно, что на проспекте Руставели об этом могут только мечтать.

Упоминая чеченцев, в Шеварднадзе явно взыграла зависть. Ведь Грузия сегодня – этот Чечня вчера. В бытность свою президентом Эдуард Амвросиевич люто боялся чеченской активности. А теперь горюет о глупости своего сменщика, ведь повторять ошибки других – дважды глупость.

Рассчитывая на неосведомленность зарубежных читателей, в ряду гипотетических борцов за независимость от России он выделил кабардинцев. Зажмуримся от невероятности и ее допустим. Но тогда остается вопрос: как же будут бороться кабардинцы сами против себя? И ежу известно, что родственные им черкесы и адыгейцы все вместе образуют один народ. Они, значит, будут оставаться с Россией, а кабардинцы рваться из нее!?

Другое дело – ингуши, которые считают себя незаслуженно обиженными. Но и при этом они хорошо понимают, что их будущее вне России – блеф. Не из-за того даже, что Россия этого не позволит, а потому что самостоятельность – тяжкий груз, который может и раздавить до основания. Шеварднадзе посылает подсказывающий сигнал ингушам по другой причине, рассчитывая на их собственные противоречия с осетинами. Но эта карта – объединение усилий Грузии и Ингушетии в противовес Осетии – уже не раз оказывалась несостоятельной. В нынешние времена эта несостоятельность проявится еще более верно.

Так зачем же Шеварднадзе сочиняет политические сценарии, которые носят больше футурологический характер? Да потому, что он никак не хочет признать жестокую правду: Грузию погубили заносчивость и мания собственной исключительности. Она – единственная на Кавказе республика, которая считает остальные народы ниже грузин. Ниже по уму, по таланту, по хитрости. Вот за счет своего «хитроумия», образец которого являет «батоно Эдуард», сами себя и перехитрили, оказавшись в глубокой … яме.



 
загрузка...
 
Loading...