Осетия Квайса



Мировые события – в призме ислама

Политика Запада на Ближнем Востоке и противостояние с Россией стали темами интервью, которое секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба взяла у сопредседателя Совета муфтиев России, муфтия Северной Осетии Хаджимурата-хаджи ГАЦАЛОВА.

– Уважаемый муфтий, вы – религиозный лидер. Скажите, пожалуйста, насколько вас, членов мусульманской общины России, Северной Осетии, волнует происходящее в мире?

– Как верующие люди, мы, конечно, воспринимаем все, что творится вокруг нас, со смирением, потому что это происходит по воле Аллаха, Всевышнего. Тем не менее мы не живем изолированно от остальной части наших сограждан – христиан, иудеев, буддистов, и нам не безразлична судьба нашей общей родины – большой и малой.

Господь наделил нас разумом, в том числе и для того, чтобы понимать и оценивать то, как мы и окружающие следуем данному им учению. И он дал нам силу и волю, чтобы бороться с не угодными ему поступками людей, отступлением от его заповедей и злом во всех его проявлениях.

Так что мусульмане республики внимательно следят за всем происходящим в мире и, может быть, даже с большей тревогой, чем остальные, ведь самым «горячим» регионом уже много лет остается родина ислама – Ближний Восток!

– Тогда как вы оцениваете происходящее там и в других регионах мира?

– Прошлый год стал поворотным для многих политических и экономических процессов, выросших в межгосударственные, мировые проблемы. Рубиконом этих процессов и проектов, которые или остановились или начали развиваться в другом направлении, стали военные действия и в Сирии, и на Украине. Именно эти события явились точкой отчета и разделением многих международных отношений на «до» и «после».

Самыми резонансными в масштабе мировой проблематики стали процессы, охватившие Ближний Восток и связавшие в узел интересы целого ряда государств. Этот регион обещает стать болевой точкой мировой политики на многие годы вперед.

Следующим испытанием стал Крым, одномоментно разрушив политические иллюзии однополярной системы мышления. И, конечно, Украина: происходящее там стало средоточием внимания, сил и возможностей разных государств и идеологических систем.

– Какие силы и по каким мотивам, по-вашему, провоцируют дестабилизацию в мире?

– Санкции против России, «сланцевая война» и другие экономические противостояния лишь иллюстрируют известное высказывание «политика – это концентрированное выражение экономики». Ее основа – идеология властвования и подавление любого инакомыслия.

Происходящее на Ближнем Востоке открыто демонстрирует действия США по погружению мощнейшего по добыче нефти региона в перманентное состояние войны и хаоса. Нейтрализация исторически значимых для региона и мирового сообщества государств, разрушение их экономических и политических систем. Создание на этих территориях множества конфликтующих между собой сообществ и образований, имитирующих государственность.

Последнее их усилие – образование Исламского государства. Трудно предсказать, какие перспективы ждут ИГ, так как лукавые исламские проекты, которые задумывали янки, вскоре выходили из-под их контроля, и в итоге когда-нибудь именно они станут разрушителями США.

Американские стратеги не воспринимают ислам, его религиозную философию, видя в нем лишь готовность воевать, и системно используют этот потенциал. Но идеология мирового господства не может сосуществовать с исламским принципом равенства и справедливости, и тотальная конфронтация в перспективе неизбежна. Но сегодня, к сожалению, исламский мир дает возможность США разделять и властвовать, разделяясь и воюя друг с другом.

– А как вы оцениваете влияние событий последних лет на Ближнем Востоке и на Украине на регион Северного Кавказа?

– Происходящее на Ближнем Востоке не просто касается России, оно направленно против нее, в частности. Более 20 миллионов российских мусульман и регион Кавказа занимают в планах недругов отдельную нишу. А надежды спровоцировать проблемы внутри России подталкивают их к действиям. Замкнуть цепь ближневосточных потрясений на мусульманах России, особенно, Кавказа – стратегическая задача организаторов революций и майданов.

В планах нашего противника, а не партнера, как мы его называем исходя из непонятной политкорректности, нет места сильной и самостоятельной России. Надо исходить из того, что все действия по разрушению ситуации стабильности в любой точке земного шара и, тем более, рядом с нашим государством, есть посягательство на его суверенитет. В век высокотехнологичных вооружений понятие «рядом», конечно, весьма относительное.

Агрессия Грузии против РЮО не была бы возможна без помощи и подталкивания США. Попытки перенесения «весенних революций» на площади Стамбула наглядны. Потуги пошатнуть позиции Эрдогана провалились, более того, он был избран президентом. Такие же серьезные попытки взорвать ситуацию были в Баку. Но изменить отрицательное отношение Ильхама Алиева к созданию военных баз НАТО на территории Азербайджана не удалось.

Анализируя ситуацию на южных рубежах России и в отношениях с государствами, население которых исповедует ислам, нельзя ни на миг забывать о проблемах на Украине. Все точки напряжения и тлеющего противостояния получают директивы из одного центра, и временное затишье на одном фронте вполне может вызвать возбуждение в другом месте.

Мозаика точек возбуждения настолько разноцветна в своих религиозных и национальных противоречиях, что становится очевидным: причина этих возбуждений иная – идеология подавления всех, кто не согласен потерять самостоятельность.

И если пока не все задумки международных провокаторов реализованы, это не повод для самоуспокоения. Возникновение какого-либо конфликта или размораживание старых конфликтов на Кавказе вполне возможны. Противник действует ежедневно и ежечасно!

– Что, как вам кажется, должна противопоставить этим попыткам Россия, все мы?

– Базис доверия, который создан за последние годы в отношениях с нашими соседями, не считая Грузии, необходимо также ежечасно наполнять действиями и укреплять. Запас прочности есть, и нынешний год, на мой взгляд, не принесет каких-то особых изменений.

– В каком направлении они будут развиваться российско-турецкие и российско-иранские отношения?

– Если мы затрагиваем отношения России с Турцией и Ираном, то должны рассматривать весь спектр отношений России в этом направлении, в том числе и с Азербайджаном и с Арменией. Узел проблем и конструктивных перспектив региона зависит в разной степени от каждого из этих государств. Ключевыми в этой связке являются отношения с Турцией и с Азербайджаном, и не только в связи с их военно-морским потенциалом.

Турция – история отношений России с этим государством достаточно сложна и беспокойна. Принципиальное геополитическое противостояние прошлых столетий наложило свой отпечаток на мнение многих политологов, историков и экспертов. Сложившиеся стереотипы прошлых лет довлеют над реальной ситуацией и не дают объективного подхода к перспективе отношений этих мощных региональных государств. А реальность такова, что Турция приняла условия баланса сил и в Черноморском бассейне и в целом по региону, и давно уже не рассматривает Россию в качестве противника. Подъем экономики Турции после разрушения железного занавеса на основе ежегодного увеличения товарооборота с Россией изменил идеологию и акценты в их отношениях. Турция по-новому открыла для себя Россию и видит в ней партнера. Да, она член НАТО и обладает мощным военным потенциалом, этого забывать нельзя. Но сегодня Турция игнорирует своих партнеров по НАТО и отказывается присоединяться к антироссийским санкциям. Начиная со времени грузинской агрессии, а может быть и раньше, Турция в сложных ситуациях выбирала приоритетом отношения с Россией. Отказ на пропуск кораблей шестого флота США, главного партнера по НАТО, к берегам Грузии, заставляет смотреть на политику Турции, и особенно во времена Эрдогана, по-иному. Турция осознанно идет на сближение с Россией, на расширение торгово-экономического сотрудничества. Практические и прагматические шаги дипломатии Турции по отношению к партнерам, говорят о продуманном выстраивании долгосрочных обязанностей. Роль Турции как стабилизатора региональных отношений так же растет, хотя эти действия должны рассматриваться в контексте интересов всех участников процесса.

Желание Турции восстановить отношения с Арменией и реальные действия в этом направлении, весьма показательны. Приостановка этих действий говорит о влиянии другого регионального игрока и о том, что проблемы должны рассматриваться в пакете взаимодействия всех соседей по региональной квартире. Контуры возникновения политической связки Россия – Турция – Азербайджан дополняются предложением Эрдогана о создании другого союза – Россия – Турция – Иран. В обеих комбинациях Россия и Турция занимают ведущие роли и подталкивают к сближению Иран и Азербайджан. Визит Путина в Турцию и ситуация с «Южным потоком» не только вывели российско-турецкие отношения на новый уровень, но и придали многообещающий импульс взаимоотношениям других стран региона. Многолетнее желание Турции вступить в ЕС, начинает затухать, не смотря на старания нового премьер-министра, при этом все яснее проглядывается и озвучивается интерес к ЕАЭС. Думается, все эти позитивные для России и всего региона процессы будут активизироваться, и принимать формы интересных проектов.

Турция исторически не сторонница скоропалительных решений и поспешных действий, все ее шаги продуманны. Вывод очевиден, мы приобретаем в лице Турции стратегического партнера, а может быть и союзника.

Иран. Исторические связи России с Ираном, естественно также создали стереотип этих отношений, но в данном случае они приобрели окраску дружеских. И это тоже не верно. У нас нет оснований считать Иран нашим стратегическим партнером. До реального времени политика Ирана была невнятной и неопределенной. Иран всегда играл только в свою игру и отношения между государствами приносили большую пользу Тегерану, несмотря на договора и ситуации. То, что Иран набрал экономический и политический вес, не смотря на санкции американцев, очевидно. Он, как и Турция обладает мощной военной машиной и моральнобоеспособным человеческим ресурсом. Динамика развития Ирана требует расширения экономического и политического влияния в регионе, а накопленный потенциал нуждается в реализации и в дальнейшем развитии. Отношения Ирана и США имели и имеют не простой характер и не укладываются в подготовленное американцами русло «вассальной зависимости». Война Ирака с Ираном, по указке Вашингтона и длительные экономические санкции не принесли ожидаемого результата, но вынуждают Иран идти на многие уступки американцам.

Желание США обуздать Иран, сделав его «смотрителем» в регионе и создать противовес Турции, тактическая задача. Стратегическая – полностью лишить его самостоятельности и создать на этом направлении антироссийский блок. С другой стороны барьера находится Москва, которая всегда помогала Ирану, не взирая ни на режимы, ни на ситуации. Помощь России была весомой и в экономическом аспекте, и в политическом. Влияния на события в Сирии, локализация военных действий, а также то, что в нее не втянулись Турция и Иран, успех Российской политики. Открытое сотрудничество с Россией может принести Ирану новые возможности и большие перспективы.

Поиск Ираном сиюминутной выгоды и желание повысить свою роль на мировом газовом рынке, тоже момент его непредсказуемых действий. Не простые отношения с Азербайджаном имеют, кстати, и «газовую» составляющую.

Перспектива создания союза Россия-Турция-Иран-Азербайджан, принесет неизмеримые выгоды всем его членам в любой плоскости, как экономической, так и в геополитической. Конечно в этой идеи на данный момент больше вопросов, чем путей реализации. Но наиболее выгодна она для Ирана. В любом ином случае он остается в сфере влияния США, и его будут сопровождать санкции и ждать очередная «цветная революция». К слову сказать, духовный настрой народа не так монолитен, как был десять лет назад. Молодежь воспитывается на других принципах и будет ли та сплоченность еще через пять – десять лет, трудно сказать. Насколько Иран станет союзником России, зависит только от него. Думаю необходимо обозначить, что и действий против России Иран предпринимать не будет. Участие Ирана и его потенциал в вопросе урегулирования Карабахского конфликта, был бы весьма ощутим, опять-таки в совместных действиях заинтересованных сторон. Иран может стать серьезной опорой в системе коллективной безопасности стран региона.

Азербайджан – государство, которое еще вчера было республикой в составе СССР. Он вместе с Россией прошел эпохальный отрезок времени, спрессованный событиями исторической важности. Народы России и Азербайджана и сегодня еще считают себя близкими.

Азербайджан серьезный партнер в отношениях с Турцией, с Ираном и, несомненно, наш стратегический союзник и что важно, является территорией русского языка.

Союз Азербайджана и России будут укрепляться, что будет знаком для выстраивания отношений другим государствам.

Армения – в самой сложной ситуации, а экономика и развитие этого государства зависят и от географического положения и от политической ситуации близлежащих государств и от отношения между этими государствами. Но это не значит, что межгосударственные отношения с Арменией второстепенны. Ее географическое расположение на рубежах разных политических систем увеличивают ее геополитическое значение.

Карабахский конфликт самый серьезный барьер на пути решения многих конструктивных начал. Разрешение в перспективе Армяно-Турецких и Армяно-Азербайджанских проблем принесет экономическую выгоду всем и однозначно упрочит систему коллективной безопасности.

Вступление Армении в ЕАЭС оживит экономику и может дать старт проектам межрегионального уровня. Площадка ЕАЭС может изменить ракурс в разрешении многих вопросов, в том числе и смягчить Карабахскую проблему. Армения союзник России и барьер на пути проблем ближневосточного направления. Государство, неприкосновенность границ которого обеспечивают и российские погранвойска. Армения также зона распространения русского языка. Этот фактор нельзя не учитывать.

– Как Вы оцениваете перспективы евразийской интеграции в контексте мирового политического и экономического кризиса?

– Экономические проблемы, вызванные санкциями и мировой ситуацией, на энергоносители могут спровоцировать неожиданные действия и политические решения не предполагаемые в нынешней ситуации, но, тем не менее, Евразийская интеграция государств уже связанных договорными обязательствами продолжается. Хотя испытания экономическими проблемами будут проверять на прочность содружество и в 2015 году.

Через 2-3 года, если не случится чрезвычайных ситуаций глобального масштаба, содружество будет набирать обороты и сможет увеличивать совместные функции и не только экономического характера. Слабость нынешней экономики РФ компенсируется другим положительными факторами, географией, политическим весом и огромным потенциалом, и не только сырьевым. Совокупность этих моментов будет генерировать серьезные проекты в экономике способных включить в свою орбиту целый ряд других государств.

– Каковы главные итоги года для российского исламского сообщества в целом и на Северном Кавказе в частности?

– Скорее всего, главным итогом для России и в том числе для Северного Кавказа то, что народы страны прожили этот год спокойно. При внешних проблемах и катализаторах, а они были весьма существенны, в целом фактор стабильности я бы поставил во главу всего. Спокойно, внешне легко проведенная олимпиада, хотя было много мрачных прогнозов, придала основательность и равновесие всем остальным событиям года.

Так же стремительно, без эксцессов прошло возвращение Крыма. Сам факт бескровного, спокойного процесса изменения государственности этой территории говорит о законности и справедливости произошедшего. Исламское сообщество, это часть народа России, тоже отметило стабилизацию обстановки и особенно на Северном Кавказе, где и прогнозировались проблемы при проведении олимпиады и после нее. Это очень значительно и серьезно.

События в Сирии и создание Халифата, затем переименованного в Исламское государство не сказалось особым образом на обстановке в кавказских республиках и более того, 2014 год отметился в Дагестане спадом напряженности и уменьшением убийств.

Межрелигиозная и межнациональная ситуация не испытывает большого давления, но моменты всплеска напряжения регулярно наблюдаются. Уже было сказано, что исламское сообщество России находится под неостывающим желанием различных негативных сил использовать этот потенциал. В то же время, не чувствуется такого внимания и желания использовать этот потенциал в сторону созидания, со стороны государственных структур. Не чувствуется уважение к исламу и мусульманам, а напротив, присутствует опаска и желание замолчать, оттенить положительное его влияние. Изменение отношения принесет только пользу и даст начало доброму взаимодействию.

Как явный пример: проблемы со строительством мечетей и нагнетание обстановки вокруг этого, принесут проблемы завтра.

Внимание к исламу в России должно быть адекватно вниманию к нему наших врагов. Вниманию не в плоскости ужесточения контроля, а в плоскости помощи и сотрудничества.

Яна АМЕЛИНА
«Северная Осетия», 01.04.2015



 
загрузка...
 
Loading...