Осетия Квайса



Весна туризма нашего…

О перспективах развития туризма в Северной Осетии сказано и написано много. Вот и мне, немало исходившему в былые времена туристских троп, тоже хочется согласиться со всеми компетентными выводами специалистов о том, что создающийся сейчас в республике рекреационный комплекс «Мамисон» станет «курортным лицом Кавказа».

Вполне верится и в то, что «приток туристов за последние пять лет в Северную Осетию увеличился в четыре раза», а это дает возможность «повернуть часть турпотока Юга России в направлении нашей республики». Об этих данных с пресс-конференций и совещаний, отчеты о которых публиковались в республиканской печати, можно говорить без иронии – многое выполнимо, и многое здесь уже выполняется.

За последние годы та же, скажем, горная долина реки Фиагдон (в обиходе – Куртатинское ущелье) превратилась в важную экскурсионно-туристическую зону нашей республики. Еще в начале 2000-х годов Правительство РСО–А помогло построить у въезда в поселок Верхний Фиагдон туристско-краеведческий центр «Барс». Была реконструирована ведущая к нему автомобильная дорога. И тут же в ущелье появились автобусы и маршрутки с отдыхающими из городов Кавминвод, из Нальчика, из Ставрополя.

«Отдых выходного дня» в этом живописном уголке Осетии увлек и многочисленных владикавказцев – владельцев легковых автомобилей. Кстати, интересно: заметили ли работники здравоохранения нашей республики, что в Верхнем Фиагдоне и его окрестностях за эти годы зародился еще и своеобразный «медицинский туризм»: немало семей с детьми, к которым часто цепляются простуды и бронхиты, выезжают сюда в выходные на целый день подышать горным воздухом?

Разумеется, раз есть спрос, появилось и предложение: в ущелье не могли не возникнуть уютные кафешки и ресторанчики, частные гостиницы. Правда, их посетители жалуются на дороговизну обслуживания – но это уже отдельная тема…

Можно возразить и тем, кто ностальгирует по советскому туризму с его массовостью и дешевизной: «Ну, кто вам и сейчас запрещает закупить продукты и самим поставить на горном лугу пару палаток (а уезжая обратно в город, не позабыть, конечно же, убрать после себя мусор)?». Тем более, крупных частных владений, куда въезд туристам запрещен, пока у нас в горах, к счастью, нет, а чистейший целебный воздух приватизировать невозможно.

В общем, здесь все не так уж и плохо! Сложнее – с амбициозными проектами по превращению горной части республики в мощный туристическо-рекреационный комплекс и с развитием у нас в Осетии своей индустрии туризма и путешествий, которая бы приносила республике реальный доход.

Что для этого требуется? Знатоки турбизнеса начнут говорить о таких непременных «секретах успеха», как высокая планка качества подобных услуг, надлежащее обеспечение безопасности приезжающих к нам туристов, воспитание корпуса профессиональных гидов со знанием иностранных языков и с солидной, базовой этнографической подготовкой, об организации соответствующей рекламы, в том числе супердорогой – телевизионной. Все верно. Только начинать тут надо все-таки, в первую очередь, с упора на то, чего нет ни у наших ближайших соседей, ни даже в целом в стране. С единственного и неповторимого. Ведь в глобальном, мировом турбизнесе главной движущей силой сегодня является именно эксклюзив – в том, что касается памятников как природного, так и культурного наследия.

Мировая туриндустрия тратит миллиарды долларов на создание эксклюзивных туров, сочетающих порой несочетаемое: отдых, развлечение, познание. К примеру, разве назовет отдыхом любитель лениво понежиться на пляже и «потусоваться» в ночных клубах тур по Скандинавии – почти экстремальный, на оленьих упряжках, поездах, автомобилях? Или поездку в знаменитую горную цитадель инков в Перу – в древний город Мачу-Пикчу, затерянный под облаками? Или путешествие в тропические леса Амазонии? А ведь отбоя от желающих нет!

Недавно ряд российских журналистов вволю поерничал по поводу высказывания министра культуры РФ В.Мединского: «Если мы возьмем груду камней под названием Стоунхендж, то там бывает три миллиона человек в год. Это больше, чем в Эрмитаже»… Пресса возмутилась: как можно сравнивать сокровищницу российских императоров, национальное достояние нашего Отечества, его гордость – и три ряда мегалитических построек, которые ученые считают не то древним храмом солнца, не то первобытной астрономической обсерваторией? Но ведь министр имел здесь в виду совсем иное: вот что значит вкладывать огромные средства в «раскрутку» таких национальных достопримечательностей, как Стоунхендж! Привлекать к работе по созданию имиджа таких древних построек ученых, писателей, журналистов с мировыми именами, снимать о них десятки, если не сотни телефильмов…

Эксклюзивная достопримечательность мирового масштаба требует постоянного внимания к себе – и создания привлекательного, интригующего, загадочного образа. Там, где все ясно, становится неинтересно. И можно считать это случайностью, а возможно, и закономерностью, но у нас в Северной Осетии тоже имеется немало достопримечательностей, которые могут претендовать на привлечение к ним пристального внимания отечественного и мирового турбизнеса.

До революции таковыми считались река Терек, заснеженная вершина Казбека и «замок царицы Тамары» на Военно-Грузинской дороге, который благодаря воспевшему его в стихах М.Ю.Лермонтову привлекал во Владикавказ тысячи туристов и путешественников. И в советское время, по крайней мере, две наши достопримечательности вполне могли, при должном внимании к ним, войти в число таких жемчужин: Нузальская часовня с ее бесценными фресками, которую ряд историков считает местом захоронения супруга и соправителя царицы Тамары, Давида Сослана – и Суннитская мечеть во Владикавказе. Она пользовалась у гостей Осетии, как экскурсионный объект, просто невиданной популярностью в 60-80-е годы прошлого века. Чего стоит одна ее романтическая история, связанная с драматическими судьбами бакинского нефтепромышленника Муртазы Мухтарова и его супруги, осетинской красавицы Лизы Тугановой! А известнейший ленинградский архитектор и реставратор А.Н.Ступин недаром заявлял, что великолепная по красоте владикавказская Суннитская мечеть уникальна – и «не похожа ни на одну из мечетей мира»…

В горах Осетии сохранились и памятники, которые могут смело конкурировать с мегалитами Великобритании – это чашечные камни Куртатинского ущелья. Не случайно советский «Интурист» организовал сюда в 1970-х годах специальный маршрут. Но и нынче, в начале ХХI века, это место, где у полуразрушенной башни приютился уникальный памятник истории и археологии, так же далеко по уровню облагороженности от английского Стоунхенджа, как Париж – от города Урюпинска. Недавно мне пришлось сопровождать в Куртатинское ущелье двух профессоров из Миланского университета. Представьте себе восторженный рассказ, который услышали итальянцы о его загадочной достопримечательности – чашечном камне, и… то, как мы добирались к нему – по гололеду и навозной жиже…

Обвинять в этом никого не хочется. А вот призвать задуматься над тем, какой огромный потенциал имеется здесь у нашей республики – да. Еще один показательный пример: для того, чтобы повернуть многотысячные потоки туристов в датский замок Кронборг, где никогда не жили ни принц Гамлет, ни прекрасная Офелия и не бывал даже В.Шекспир, в свое время потребовался запуск целого «раскрученного» проекта. Его авторы, кстати, даже включили в этот тур «по гамлетовским местам» посещение пивного завода с дегустацией бесплатного пива (что, понятно, к великой трагедии Шекспира никакого отношения уж и вовсе не имеет)…

Так что делу создания в Осетии такого же «раскрученного» туристско-экскурсионного эксклюзива не помогут ни многочисленные совещания за «круглыми столами», ни оптимистические сценарии прекрасного будущего рекреационной отрасли нашей республики, если мы не возьмемся за эту работу, засучив рукава. Помимо денег потребуются специалисты. И ничего в одночасье не произойдет, тем более без желания и помощи облеченных властью людей, имеющих право ставить свою подпись под соответствующими документами.

Уже давно занимается работой по изучению эксклюзивных природных и историко-культурных объектов Северной Осетии такая общественная организация, как Республиканский краеведческий центр. Среди объектов, к которым краеведы открыли дорогу туристам – Мидаграбинская долина водопадов. Один из них – Большой Зайгелан – находится на одном из первых мест в мировой «табели о рангах» по высоте падения воды. По данным Управления погранвойск по РСО–А, Мидаграбин за два летних месяца регулярно посещают несколько тысяч человек. А при соответствующей продуманной организации экскурсии в Долину водопадов можно практиковать в течение всего года!

Краеведческий центр обеспечил этому важному рекреационному проекту большую информационную поддержку – в виде телефильмов (в том числе, с успехом прошедших по центральным российским телеканалам), книг, статей. Но, простите, благоустроить два километра дороги, перебросить через ручьи мостики, создать автомобильную стоянку с туалетами и киосками и, главное, найти «объекту» рачительного хозяина эта организация, которую упорно обходят грантами, премиями и вообще не замечают, просто не в состоянии. А ведь Мидаграбинская долина – единственный из природных и исторических памятников горной Северной Осетии, попавший на страницы «Энциклопедии загадочных мест России»!

…И напоследок. В это трудно поверить, но самой популярной у туристов экскурсией в прошлом, 2012 году в Вечном городе были вовсе не посещение Колизея или исторических руин эпохи Юлия Цезаря и императора Августа. А экскурсионный маршрут, посвященный знакомству с историей создания кинофильма «Римские каникулы». Туристы с восторгом слушают экскурсовода – и с пиететом дотрагиваются до «той самой» кровати, где провела ночь героиня фильма, принцесса – волшебная Одри Хепберн – под охраной американского журналиста, рыцаря вестернов Грегори Пека. Их изображения в Риме повсюду: на полотенцах, фартуках, чашках, календарях…

Не правда ли: и нам, в Осетии, есть здесь чему получиться у итальянцев?..

Генрий КУСОВ, краевед, доктор исторических наук
«Северная Осетия», 12.04.2013



 
загрузка...
 
Loading...