Осетия Квайса



Памятник и память

— Кто ж его посадит? Он же памятник…

 (Из кинофильма)

«Сидящих» памятников в стране немало, и, честно говоря, иной раз они в десятки раз убедительней, трогательней и доступней, чем бюсты-«истуканы» или громадной величины «полководцы», взирающие на нас со своей недосягаемости.

До сих пор не могу понять, кому и зачем пришло в голову удалить с Театральной площади Владикавказа (на мой взгляд, и ее Театральной надо было оставить) в 1957 году великолепный памятник Ленину из естественного камня и заменить его традиционной, мягко говоря, «печкой-буржуйкой». После этой унылости делаем несколько шагов влево, дабы «нарадоваться» на танцующего Сослана.

Да, не просто создавать и ставить памятники. Особенно известным или великим людям. Близкие, фамилия желают, чтоб он был именно таким, скульптор — именно другим, а искусствоведы — вообще не похожим ни на первого, ни на второго. И есть ли в республике хоть какая-нибудь «политика» в установке памятников?

Вот около здания Национальной научной библиотеки — бюсты Блашка Гуржибекова и Арсена Коцоева. Вопрос: почему именно их? А не, например, основательницы Храма Книги, которому в будущем году исполняется 120 лет, Варвары Шредерс? Или Сека Гадиева? Или Коста… Я вижу здесь и Васо Абаева, памятник которому давно уже должен был стать неотъемлемой частью Владикавказа. Может, вообще пора подумать об «Аллее писателей и ученых Осетии»? И тогда не будет памятник Георгию Малиеву таиться где-то в глубине двора у Дворца детского творчества, закрытый деревьями?

Историческая память, к сожалению, термин эфемерный, так как сколько историков, столько и мнений, столько же, очевидно, истин… Мне нравится художественное исполнение памятника Дзаугу Бугулову напротив мэрии (да и льстит, ибо бабушка моя — Бугулова), но ведь краевед и журналист от Бога светлой памяти Володя Дзуцев в своей книге «Владикавказ и его люди» (2011) четко повторяет, что город родился из крепости, а та, в свою очередь, была основана Потемкиным по Указу Екатерины. Очень подозреваю, что Дзаугу больше подходит имя автора Осетинской слободки, а не города.

Абсолютно убеждена, что еще предстоит сотворить тот памятник Коста, который будет принят всеми и достоин памяти Поэта. Пока что он чуть ли не «падает» со склона горы в Наре, и сидит, утомленный, на бульварной скамье, и приветствует нас у Осетинского театра, вознесенный на столь не любимую им нескромную высоту, не вяжущуюся с его действительной близостью к народу (здесь он напоминает мне удаленного в свое время с площади Свободы Орджоникидзе. Не везет площади — то памятник, то кинотеатр…).

Я вижу Коста почему-то обязательно сидящим среди людей, с книгой в руках… хотя нет, не буду вторгаться в святая святых — профессиональное видение скульпторов. Дай бог им фантазии, творчества, удачи! Но — прошу подумать…

И последнее. Нагло сваленный в Харькове памятник Ленину еще раз показал бессовестное лицо морально павшего общества. Как учит древнекитайская философия, «можно разрушить памятник, но — не память, носителей идеалов, но — не сами идеалы». А разрушение идеалов — это уже совсем другая тема…

Ирина ГУРЖИБЕКОВА
«Пульс Осетии», 21.10.2014



 
загрузка...
 
Loading...