Осетия Квайса



Премьера 31.03.2015

«Метод Грёнхольма» — не наш метод

Во Владикавказе в Русском театре опять премьера. На этот раз на малой сцене, то есть глаза в глаза со зрителем. Спектакль «Метод Грёнхольма» по пьесе современного каталонского драматурга Жорди Гальсерана поставил режиссер Павел Зобнин — участник лаборатории театрального критика Олега Лаевского, которая в октябре прошлого года экспериментировала в нашем Русском театре.

Тогда три зарисовки спектаклей, сделанных за пару репетиционных дней, вызвали огромный интерес публики. Необычным и увлекательным в тех постановках было все: и игра актеров, выходивших на площадку прямо с текстами в руках, и созданные ими в кратчайшие сроки образы, несмотря на выше обозначенные обстоятельства, подлинные и убедительные.

Одним из трех спектаклей, особо понравившихся владикавказским театралам, как раз и стал «Метод Грёнхольма», который было решено поставить на нашей сцене по-настоящему. А тот октябрьский театральный экзерсис, что и говорить, запомнился. Иначе как объяснить то обстоятельство, что билеты на премьеру были распроданы еще за две недели?

«Метод Грёнхольма» — это шокирующе правдивая история о современной бизнес-элите. Всемирно известный шведский ученый Грёнхольм разработал в свое время так называемую идеальную серию тестов, которую сегодня используют все крупные корпорации на конечных этапах подбора персонала. В основе спектакля сюжет о проходившем по этому методу собеседовании соискателей на хлебную должность в крупной компании. Соискателей четверо: трое мужчин — Фернандо Порта (Роберт Кисиев), Энрике Фонт (заслуженный артист РСО-Алания Антон Тогоев), Карлос Буэно (Алан Цаллаев) — и одна женщина — Мерседес Дегас (Эльмира Бестаева, Мария Федорович). Один из этих четверых, как становится известно по ходу пьесы, подсадной, а всем остальным дается задание (самое первое из многих) определить, кто из кандидатов на самом деле является не соискателем, а психологом компании.

Сюжет, надо сказать, захватывает сразу. Становится даже интересно, на что готовы пойти кандидаты ради получения доходного места. Ведь в современном мире игры в жесткий бизнес и менеджмент совсем несложно и человеческий облик потерять, и утратить простые человеческие качества, как то: сострадание, сопереживание, доброта.

Что жизнь? Игра. И попробуйте в этом усомниться, когда на карту поставлено очень многое, а для кого-то практически все. Кандидатам даются игровые и очень хитрые задания. Их импровизации в ходе рабочих интервью оцениваются по модели с железной логикой. Люди становятся прозрачными в этой игре, мотивы их действий демонстрируются с безжалостной ясностью. Герои постановки агрессивно самоутверждаются, ведут острые диалоги, сопровождаемые бурными эмоциональными всплесками и провокационными откровениями, ведут жесткую психологическую игру. До самого финала так и непонятно, кто кем манипулирует и для чего. Развязка сюжета не менее шокирующая и неожиданная. Трое из четверых выбывают из игры, но и оставшийся четвертый не чувствует себя победителем.

Спектакль невероятно живой. В нем есть все: и яркая актерская игра, и эмоциональный накал, и неожиданные повороты сюжета! Постановка заставляет зрителей не просто наблюдать за происходящим на сцене, которую и сценой-то не назовешь, — так, площадка (с нее действие время от времени переносится в проход между посадочными местами, что делает зрителей соучастниками театрального действа), но и сопереживать героям, а также самим участвовать в поиске того самого «подсадного», задумываясь все больше и больше о том, что же есть такое этот злосчастный метод Грёнхольма.

Скажем сразу: метод Грёнхольма — это их, западный, довольно жесткий, бесчеловечный, а потому не наш метод. Но сколько уже всего не лучшего и не нашего за 23 постсоветских года было привнесено в нашу сегодняшнюю жизнь! Железный занавес открылся, а вместе с ним открылся и ящик Пандоры. И все-таки наш человек, даже несмотря на массу неблагоприятных обстоятельств, по-прежнему остался тем, кто жив не хлебом единым.

А вот что нам, живущим не где-нибудь, а именно в Осетии, не мешало бы привнести в нашу сегодняшнюю жизнь из «Метода Грёнхольма», так это хоть какую-то избирательность при приеме на работу на хлебные места, ну хоть какие-нибудь, пусть самые примитивные, тесты на профпригодность. Тестировали бы соискателей хотя бы на умение вставить бумагу в принтер, что ли. А то ведь порой в некоторых учреждениях «специалисты» даже такое несложное действо совершить не могут. Увы, увы, увы — у нас свой «метод Грёнхольма».

Ольга РЕЗНИК
«Пульс Осетии», 31.03.2015



 
загрузка...
 
Loading...