Осетия Квайса



Ирина ХАЙМАНОВА: «Современная библиотека – уже не просто читальный зал, а целый культурный центр»

Ольга РЕЗНИК

IMG_4875-1Ирина Хайманова – человек эрудированный, вдумчивый, рассудительный, она даже говорит, как пишет (таких собеседников, к слову, очень любят журналисты). Сегодня она возглавляет Национальную научную библиотеку, которой отдано 26 лет жизни. Это уже практически второй дом, превратившийся ныне в самый настоящий культурный центр, причем, центр современный. В возглавляемой ей Национальной научной библиотеке Республики Северная Осетия-Алания жизнь кипит (как ошибаются те, кто считает ее тихой заводью). Здесь постоянно проходят какие-то интересные встречи, открываются художественные выставки, работает своя мини-типография. Все время что-то обсуждается, о чем-то спорится. При этом сама Ирина Асланбековна предпочитает оставаться в тени (во всяком случае, создается такое впечатление), хотя совершенно ясно, что на самом деле она – руководитель нового образца, который всегда держит руку на пульсе. А некая отрешенность – это, если хотите, черта характера. Ведь далеко не все (и, слава Богу) любят привлекать к себе внимание.

Сегодня Ирина Хайманова празднует свой полувековой юбилей. В канун этой круглой даты мы встретились с ней под сводами храма света и знаний, каковым вот уже много-много лет является Национальная научная библиотека республики.

– Вы с детства мечтали о такой работе?

– Чтоб было понятно, начну по порядку. Я родилась и выросла на Сахалине, куда моих родителей послали по распределению после окончания Северо-Осетинского государственного педагогического института. Там я окончила десять классов. Отец работал директором школы, а мама преподавала в медицинском училище. Ближе к окончанию школы вопрос выбора профессии, собственно, передо мной не стоял, потому что мне всегда, еще в школьные годы, нравилось возиться с детьми из начальных классов.

– И вы мечтали стать учителем начальной школы?

– Да, я четко была нацелена на отделение начального обучения Южно-Сахалинского пединститута. Но, так как мой отец, будучи директором школы, прошел все круги ада в данной профессии, он, мягко говоря, начал меня отговаривать. И мне пришлось выбирать что-то близкое к тому, о чем я мечтала. В итоге я поехала в Хабаровск поступать в институт культуры на отделение «Детские библиотеки» библиотечного факультета.

– Никогда не пожалели о своем выборе?

– Нет, никогда не пожалела. И пока училась, все было очень интересно, и потом, когда поехала по распределению.

– А по распределению куда вас направили?

– В Амурскую область, в город Благовещенск. Там я три года проработала в Амурской областной детской библиотеке, получила колоссальный опыт, остались самые замечательные воспоминания и о коллективе, и об организации трудового процесса, и об отношении людей к работе. Конечно, после учебы в институте это была для меня очень серьезная школа. Отработав там три года, я приехала сюда, на родину родителей, во Владикавказ. И, конечно же, передо мной не стоял вопрос, куда пойти работать. Только в библиотеку, по избранной специальности. И первой библиотекой, куда я пришла, была Национальная научная библиотека.

Меня приняла директор Елена Агубеевна Газданова. Сначала я работала в отделе абонемента на должности библиотекаря. Позже Елена Агубеевна назначила меня заведующей этим же отделом. В перестроечные годы, когда начал развиваться средний и малый бизнес и встал вопрос о необходимости его информационного обеспечения, по всей стране во всех библиотеках стали создаваться так называемые центры деловой информации. Когда он был создан у нас в библиотеке, его я и возглавила. Этим отделом руководила где-то около трех лет. После этого мне была предложена должность заместителя директора.

– Что входило в ваши обязанности как заместителя директора?

– У нас в ту пору были заместители директора по библиотечной и по научной работе. Так вот, я являлась заместителем по научной работе. Занималась разработкой перспективных планов, проектов, грантов и так далее.

– И сколько в общей сложности вы проработали в Национальной библиотеке, которая раньше называлась республиканской?

– Я в библиотеку пришла 3 сентября 1984 года. То есть получается почти 26 лет.

– Вы несколько раз упомянули Елену Агубеевну Газданову (светлая ей память), с которой много лет работали вместе. Удивительным она была человеком. Скажите, как, по-вашему, есть ли преемственность среди библиотекарей?

– Да, Елена Агубеевна была совершенно удивительным человеком, интеллектуалом, профессионалом. Она внесла большой вклад в теорию библиотечного дела на Северном Кавказе. Одного того, что она разработала осетинские авторские таблички, которые используются во всех библиотеках республики, достаточно, чтобы уважать ее как специалиста. Одновременно она была мягким, понимающим человеком, с которым было комфортно работать. А преемственность… Думаю, что она есть. Давно-давно заместитель директора Клара Бексолтановна Дзусова говорила, что видит во мне Елену Агубеевну. Теория библиотечного дела была нам обеим близка, было много тем, которые мы обсуждали, были точки соприкосновения.

– Время неумолимо мчится вперед, и все вокруг меняется. Для многих представителей молодежи сегодня книгу заменил Интернет. И, тем не менее, библиотека – это по-прежнему востребованная составляющая нашей жизни, которая опять-таки стремительно меняется. Какой должна быть, на ваш взгляд, современная библиотека?

– Споры были весьма оживленные, когда только начали внедрять информационные технологии. Все задавались вопросом, выживет ли библиотека в ее современном виде? Но сейчас споры угасли, потому что стал очевиден ответ на этот вопрос. Большинству стало понятно, что и библиотека в ее современном виде, и электронные носители будут просто существовать параллельно, взаимообогащая друг друга. Во всяком случае, на ближайшую перспективу, я уверена, дело обстоит так. Безусловно, современная библиотека видоизменилась. Время внесло свои коррективы. Но от этого она не стала хуже.

Во-первых, как мы уже сказали, информационные технологии, электронные носители дали дополнительные возможности читателям. Эти технологии упростили процесс обслуживания наших посетителей. Кстати говоря, сейчас Национальная научная библиотека находится в процессе реконструкции. Мы стоим на пороге внедрения технических средств, которые значительно укоротят путь книги к читателю. По инициативе министра культуры Фатимы Хабаловой наша библиотека станет третьей библиотекой в России, где будет внедрена немецкая система телелифта – система подачи книги из фондов библиотеки непосредственно к читателю. Она поднимет обслуживание читателя на новый уровень.

Дело, однако, не только в технических средствах, библиотека изменилась и чисто функционально. Мы знаем, что первоначально она выполняла информационные и образовательные функции. Сейчас наблюдается серьезный уклон в сторону превращения библиотеки в культурный центр. Это, собственно, не только у нас. Такое происходит по всему миру. Поэтому во многих европейских странах в законах о библиотечном деле функция как культурного центра четко определена. Собственно, нас сама жизнь вынесла к этому. И я в своей работе от начала руководства библиотекой делала на это упор. Ощущение такое, что получилось. Есть даже уверенность, что это интересно нам и необходимо пользователям. Видимо, мы смогли попасть в струю.

– Судя по всему, Национальная научная библиотека действительно соответствует требованиям сегодняшнего дня. Я говорю лишь о том, чему сама являлась свидетелем. При библиотеке организовано содружество творческой интеллигенции «Культура Осетии», систематически устраиваются выставки художников, работает чай-клуб, где собираются поэты, действует художественная студия для детей и для взрослых. Чего нам еще ожидать? Чем в дальнейшем собираетесь удивить?

– Идея, которая уже подходит к своему практическому воплощению, – это создание при библиотеке университета национальной культуры. Мы выиграли грант, уже, собственно, получили деньги, и теперь будем предпринимать какие-то конкретные шаги. Университет, о котором идет речь, включает в себя четыре блока. Первый блок связан с традицией, которая существовала еще в XIX веке. Тогда на базе Владикавказской центральной библиотеки проводились публичные краеведческие чтения. Сегодня они, конечно, будут проходить в несколько ином виде, приемлемом в современных условиях. Это, как я уже сказала, первый блок.

Второй блок – это курсы осетинского языка. Мы планировали эти курсы для апробации методики, над которой работает, в частности, Тамерлан Камболов. И по гранту нам выделили деньги под лингафонный кабинет специально для таких обучающих курсов. Далее – это студия изобразительного искусства, которая предполагает изучение посетителями основ национальной художественной культуры. Это, кроме того, тот самый владикавказский чай-клуб. То есть наш большой проект уже реализуется.

– А с какими сталкиваетесь проблемами?

– Сложности есть. Но, я бы сказала, что это сложности, которые не зависят от нас. Мы в любой ситуации пытаемся делать то, что мы можем делать. Конечно, хотелось бы лучшего финансирования, лучшего комплектования. Пожалуй, это главные сложности. Все остальное, я думаю, нам самим по плечу.

– Я чувствую по вашему настроению, что вы удовлетворены тем, что происходит?

– Чувство удовлетворения есть. Одна бы я ничего не сделала. Это понятно. Отрадно, что я работаю в окружении людей абсолютно профессиональных, абсолютно грамотных, самое главное – людей, желающих это делать, не считающихся со своим временем. Радует и предстоящая реконструкция здания библиотеки, на которую выделены деньги из федерального бюджета. Это тоже вселяет чувство оптимизма. В итоге мы получим оболочку, которая нам необходима для того, чтобы работа стала более полноценной.

– Все мы и даже писатели время от времени становимся читателями. А что любит читать директор Национальной научной библиотеки? Есть ли у вас какие-то пристрастия в чтении?

– Есть, конечно, но я больше люблю читать не художественную литературу, а книги по психологии, а если художественную, то с психологическим уклоном. И опять-таки предпочтение отдаю авторам-женщинам, Улицкой, например. Мне интересно покопаться в женской психологии, провести параллель.

– У вас есть хобби?

– Люблю порисовать, повязать, повышивать в свободное время. Иногда играю на фортепьяно. Я училась в музыкальной школе.

– В романе Ильи Эренбурга «День второй» есть живописная сцена. Библиотекарю Наталье Петровне по душе пришлись серьезные читательские вкусы одного из посетителей – Владимира Сафонова. Преодолев застенчивость, она говорит: «Я заметила, что вы – не как другие. Вы любите книги»… Реакция на этот безобидный вопрос получилась неожиданная. Сафонов произносит тираду: «Вы думаете, что я люблю книги? Я вам скажу откровенно: я их ненавижу! Это как водка! Я не могу теперь жить без них. Во мне нет ни одного живого места. Я весь отравлен… Я спился. Вы понимаете, что значит спиться? Только алкоголиков лечат. А от этого нет лекарств». Эренбург тонко уловил психологию человека, одержимого страстной любовью к книге. Встречаются ли сегодня такие читатели?

– К сожалению, надо сказать о том, что, наверное, больше в силу необходимости современный читатель приходит в библиотеку, в силу запросов, связанных с учебным процессом. А читатели, которые действительно ходят сюда за духовной пищей, – это все-таки больше представители старшего поколения. Но они есть. Это радует. Хочется верить, что и молодой читатель вырастет, потребности его изменятся, что после учебного процесса появятся запросы другого плана.

– Какого читателя вы бы хотели видеть в библиотеке?

– Мы рады абсолютно любому читателю. Любого читателя мы примем, обслужим с удовольствием, от души.

– Что для вас значит дело, которому вы служите?

– Это огромная часть моей жизни. Семья и работа – вот из чего складывается жизнь.

– А что, по-вашему, важнее в жизни женщины – работа или семья?

– Все-таки семья. Если складывается и карьера, то это идеальное состояние.

– Расскажите о своей семье.

– Мой супруг – инженер-металлург, работает на заводе «Победит». Дочери Алиме (мы ее часто называем Лелей) девять лет. Она учится в Лицее искусств на фортепьянном отделении и вот уже четыре года занимается художественной гимнастикой.

– Как собираетесь отмечать свой юбилей?

– Конечно, в кругу коллег, в кругу близких.

– Какие-то сюрпризы они наверняка вам готовят. Вы что-нибудь об этом знаете?

– Пока не знаю, пока все держится в секрете. Мне в силу моего характера хотелось уйти от этой даты, но я поняла, что это просто невозможно. Поэтому взялась за дело, и хотелось бы, чтобы для тех, кто будет присутствовать на юбилее, все было максимально приятно.

– А как дома вас будут поздравлять?

– Тоже пока не знаю. Муж, как минимум, накроет стол. Дочка, думаю, наверняка готовит какой-то сюрприз.

– Что бы вы сами себе пожелали? Наверняка есть какие-то мечты, какие-то планы?

– Планов действительно много, много интересных идей. Но хотелось бы в первую очередь, сохранить то, что есть, хотелось бы какой-то стабильности, чтобы ничто не помешало воплотить задуманное. Хотелось бы, чтобы круг друзей библиотеки преумножался. Потому что это очень важно.

– Желаем вам исполнения всех ваших чаяний и надежд. С юбилеем вас, дорогая Ирина Асланбековна!



 
загрузка...
 
Loading...