Осетия Квайса



«Душа обязана трудиться…»

// Заслуженному артисту РФ Бексолтану ТУЛАТОВУ – 80

…Есть люди, в которых влюбляешься с первого взгляда. Которые очаровывают сразу и безоговорочно. И потрясающим личностным обаянием, и харизмой, и теплым светом сдержанного, скромного, но от этого еще более притягательного внутреннего благородства, неуловимо отличающего такого вот человека буквально во всем – хоть манеру держаться возьми, хоть глаза, хоть улыбку… Так и он. Высокий. Завораживающе красивый: гордая посадка головы, чеканные, словно с античной монеты, черты лица, благородная платина седины – и густые черные брови вразлет. Глубокий, мягкий голос. Почти юношеская легкость походки и порывистость движений…

Его возраста ему не дашь никак. Яркая, удивительно идущая ему темно-голубая рубашка, модные брюки, легкие туфли. Он мастерски водит машину – и, водитель с солидным стажем за плечами, не устает горячо и искренне возмущаться беспределом, творящимся сегодня на наших дорогах: «Какие аварии сейчас кругом происходят страшные! Ну как это вообще можно – садиться за руль в пьяном виде?!» Ему до сих пор неловко, когда на улице его узнают в лицо поклонники – и когда совсем незнакомые люди подходят к нему, чтобы просто сказать: «Спасибо Вам за ваши роли…» А о молодежи, которая выходит сегодня на одну сцену с ним в спектаклях Осетинского театра, он говорит с глубокой, по-настоящему отеческой любовью и гордостью – ни тени и ни капельки менторского апломба: «У нас в театре много очень хороших, очень талантливых ребят. С такой молодежью можно горы перевернуть!..»

 62 года на сцене. Многие десятки «очеловеченных» на ней ролей – самых разных. Одно из почетных мест в яркой галерее актеров, вписавших своей игрой золотые страницы в осетинскую Шекспириану. Благодарная и преданная любовь не одного уже поколения зрителей. И просто фанатичная, в самом высоком и чистом смысле слова, влюбленность в свою профессию – сопряженная с твердым, как алмаз, убеждением: если ты не отдаешь Театру сердце, позволяя себе на подмостках лукавить и халтурить, если от твоей игры веет равнодушно-отстраненным холодком – ты не актер… Все это – Бексолтан Тулатов. Старейший актер труппы Северо-Осетинского государственного академического театра. Заслуженный артист России. Народный артист Северной Осетии. Мастер, каждое появление которого на сцене, даже в самой небольшой, эпизодической роли, зал приветствует взрывом оваций…

13 октября ему исполняется ровно 80.

 А в это не верится. Ну, совсем никак.

– Как я попал в театр? – переспрашивает Бексолтан Александрович. И улыбается: – Судьба, наверное… Сам я гизельский. Старшеклассником играл в самодеятельных спектаклях на сцене нашего сельского Дома культуры. И вот однажды поставили мы «Чермена» Гриша Плиева, а мне там дали главную роль. И как-то приехала посмотреть наш спектакль из города целая представительная делегация: «десант» из республиканского Дома народного творчества, из Министерства культуры и из Осетинского театра. После спектакля всех нас, ребят – как мы были, в костюмах, в гриме – вызывают в кабинет первого секретаря райкома партии. Гости обсуждают спектакль, хвалят… И кто-то из них сказал: «Парень, который Чермена играет, – это уже почти готовый актер…» Неловко и неудобно от таких похвал было страшно. А вскоре после этого мне передали, что меня просит приехать в Осетинский театр и с ней встретиться сама Зарифа Елбыздыкоевна Бритаева… А я готовился поступать в пединститут на ослитфак, о сцене вообще даже не мечтал и не думал… И еще какое-то время спустя повезли мы в город из дома сливы на базар. Впереди – бричка, мы за ней идем пешком. И у здания ГМТ, как сейчас помню, поймал меня совершенно случайно на улице главный администратор Осетинского театра: «Твои сливы без тебя продадут, а ну марш со мной!» И потащил меня в театр, прямо к Зарифе Елбыздыкоевне… В общем, уже на следующий день я сдавал экзамены в актерскую студию, набор в которую в тот год как раз объявил Осетинский театр…

 …Их, студийцев, было 15. 10 девушек и пятеро юношей. Остался, в итоге, в театре из этого набора один Бексолтан. Кто-то понял, что театр – это «не его», кто-то потихоньку отсеялся, убедившись, что сцена – это не только розы, лавры и овации, но и тяжелый, до десятого пота, труд…

– С нами занимались корифеи Осетинского театра. Мастера высочайшей пробы, люди-легенды: Беса Тотров, Маирбек Цаликов, Сима Икаева, Зарифа Бритаева… И настолько теплое отношение с их стороны было к нам, молодым, что этого просто не описать словами. Этим людям я обязан всем, – вспоминает мой собеседник. – А в 1950 году театр поставил спектакль «Из искры» по пьесе Дадиани. Так получилось, что я там сыграл сразу две небольшие роли – молодого революционера и жандарма. Этот спектакль посмотрели критики из Всесоюзного театрального общества. И во время обсуждения кто-то из них возьми и меня похвали: «Эти два диаметрально противоположных образа замечательно удались актеру Тулатову»… В зале сразу грянули дружный добрый смех и аплодисменты – потому что я-то на тот момент еще числился студийцем. И на второй день после этого «разбора полетов» меня официально включили в актерский состав Осетинского театра…

Дальше их было много – ролей в «актерском послужном списке» Бексолтана Тулатова. Героических и характерных. Комедийных и трагических. Ролей, сыгранных в сценических «хитах» национальных авторов – и в спектаклях по пьесам из золотого фонда русской и мировой драматургической классики… Макбет, Макдуф и Кассио в шекспировских «Макбете» и «Отелло», Ясон в «Медее» Еврипида, Беса в «Амране» Бритаева, Чермен в одноименной трагедии Гриша Плиева, Солым в «Богатом доме» Геора Хугаева… Этот перечень можно продолжать долго. Слушаешь Бексолтана Александровича (а он – настоящий неисчерпаемый кладезь воспоминаний и актерских баек), и перед тобой, как живая, проходит история Осетинского театра…

 – Есть, конечно, сегодня что вспомнить, – в его глазах пляшут добрые, лучистые искорки. – Например, как мне, совсем молодому, довелось играть вместе с блистательной Симой Икаевой в «Хозяйке гостиницы» Гольдони: она – Мирандолина, я – Фабрицио. Там, по ходу действия, мне, в нее влюбленному, надо было сгребать ее в охапку и подхватывать на руки. Я на репетициях страшно стеснялся этого момента, а она смеялась: «Бек, ты почему меня так боишься?» Или вспомнить работу над «Макбетом», где я был дублером Тхапсаева. Макдуфа там играл Маирбек Икаев – и заболел. Его роль отдали Урузмагу Хурумову, а он перед премьерой тоже подхватил ангину. И Геор Хугаев, режиссер спектакля, бросился ко мне: «Бек, делать нечего, у меня другого актера нет – возьми текст!..» А до премьеры – три дня. А в квартире нашей жили две семьи – по ночам не порепетируешь, людей разбудишь… И я уходил в парк. И всю ночь, в парке, репетировал роль Макдуфа под фонарным столбом…

 Довелось ему, Бексолтану Тулатову, и дважды, в разные годы, возглавлять Осетинский театр в качестве директора. И «тянуть» на себе работу секретаря сначала его комсомольской, а потом партийной организации – что по тем, советским временам, было не только немалой ответственностью, но и знаком по-настоящему высокого доверия… Но рассказывает он в этом юбилейном интервью, сидя напротив меня в актерской гримерке, не столько о самом себе и своей «жизни в искусстве», сколько о том, что навсегда стало его любовью и судьбой – о родном театре. О старших коллегах по сцене, актерах и режиссерах, рядом с которыми ему посчастливилось работать бок о бок и имена которых алмазными буквами вписаны в летопись Осетинского театра: «Какие были мастера! Какие люди! Как они помогали нам, молодым, как поддерживали нас! Они, именно они, меня и сделали актером…» О триумфальных гастролях Осетинского театра в Москве, Ленинграде, Горьком, в других городах некогда единой и необъятной державы, которой больше нет на политической карте мира. О том, как радостно видеть ему, моему собеседнику, что в последние годы в Осетинский театр, стряхивающий постепенно с плеч груз проблем, которые накопились здесь за такие непростые для сферы культуры республики постперестроечные годы, снова потянулся зритель. В том числе, и зритель молодой. Что театр снова с успехом выезжает на гастроли – и за пределы Северного Кавказа тоже. Что он завоевывает награды на российских и международных фестивалях, а о его спектаклях очень тепло отзываются именитые столичные критики…

 А в самом Северо-Осетинском академическом театре готовятся торжественно отметить юбилей своего старейшего актера. Который на традиционно-непременный для юбилейного интервью журналистский вопрос: «Ну, а какие из сыгранных вами ролей – самые-самые дорогие и любимые?» отвечает просто и с улыбкой: «Да, наверное, когда работаешь над ролями – каждой отдаешь кусочек души. А по-другому – как?»..

Е.КОВАЛЕНКО
«Северная Осетия»



 
загрузка...
 
Loading...