Осетия Квайса



«Осетины не умеют прогибаться»

Ольга АЛЛЕНОВА

Президентские выборы в Южной Осетии впервые прошли без существенного внешнего давления, в очередной раз дали неожиданный результат и оставили интригу на ближайшие две недели. Специальный корреспондент издательского дома «Коммерсант»выясняла, в чем причины побед и поражений кандидатов в президенты этой республики.

ФАВОРИТ ВЛАСТИ

 «Официально» у Москвы в этой кампании не было очевидных фаворитов, однако для избирателей Южной Осетии было очевидно, что если не вся Москва, то кто-то, сидящий в администрации президента, Дмитрия Медоева, посла Южной Осетии в России, определенно поддерживает. Это было видно и по той поддержке, которую кандидату оказывало правительство Южной Осетии, а точнее премьер Вадим Бровцев – он сейчас исполняет обязанности президента и считается в Южной Осетии «глазами Москвы». В итоге Медоев сошел с дистанции – второй тур выборов пройдет без него.

 При этом в президентской кампании административный ресурс был на стороне Медоева. Он проявлялся на совещаниях Бровцева с чиновниками, а чиновники потом объясняли журналистам преимущества кандидата – грамотный, договороспособный, дипломат, с большими связями в Москве, а значит, «достойный представитель государства Южная Осетия». Если на встречах с избирателями Медоев получал какие-то претензии или наказы, Бровцев делал все возможное, чтобы эти наказы были реализованы. Кроме этого, премьер развил бурную деятельность по восстановлению Цхинвала. Из-за затяжного политического конфликта последние полгода строительные работы в республике вообще не велись. Это, конечно, страшно раздражало местных жителей, уставших жить без дорог, в полной разрухе. За пару месяцев до выборов работы возобновились и стали осуществляться с небывалой скоростью. Было закончено строительство нескольких домов, кое-где положили тротуар. Все предвыборные недели повсюду в городе работали экскаваторы и строители, что создавало абсолютно позитивные ощущения и внушало надежду на скорое окончание этого хаоса, затянувшегося с войны августа 2008 года.

 Правда, скептики говорили: «Смотрите, когда им надо, они за месяц дома строят. А чем они три года занимался?»

 Но админресурс и демонстрация близости кандидата Медоева к Москве имели обратный эффект. Все-таки Москва много потеряла в Южной Осетии за последние три года. Может быть, это не стратегические потери, а пока только тактические. Но если еще пару лет назад слово Москвы здесь было законом, то сегодня избиратель говорит: «Мы Москву любим и дай Бог ей здоровья, но нам виднее, кто тут должен быть президентом».

 В Осетии, кстати, любят говорить, что осетины не умеют прогибаться. «У нас в Нартском эпосе есть легенда, где нарты, наши предки, отказались кланяться даже Богу, – объясняла мне местная учительница Тамара. – Бог их за это наказал, но они все равно не поклонились. Это, наверное, плохо, и мы из-за этого порой страдаем, но это наша ментальность». Тамара говорит, что после срыва выборов в прошлом году многие ее знакомые затаили обиду на власть и на Москву. Это глубоко спрятанная обида, она не опасна, но именно она влияет на электоральные решения многих осетин. «Они этого никогда не скажут прямо, боясь вас обидеть, но проголосуют все равно по своему», — говорит Тамара.

 Так что тень Вадима Бровцева и призрак Кремля, маячившие за кандидатом Дмитрием Медоевым, не принесли этому кандидату больших дивидендов.

 К тому же, он серьезно ошибся в выборе избирательной стратегии. Важную роль сыграла его пикировка с другим кандидатом, бывшим главой КГБ Леонидом Тибиловым, происходившая в прямом эфире. В самом начале кампании кандидаты договаривались, что будут бороться за победу «честными методами, без черного пиара». Но в середине кампании нервы не выдержали, и Медоев стал обвинять Тибилова в близости к бывшему президенту Эдуарду Кокойты. Это в Осетии сейчас самое серьезное обвинение. Эксперты считают, что Медоев был уверен в том, что выходит во второй тур, и поэтому сосредоточился на «битве с главным соперником», хотя на самом деле в первом туре ему нужно было всего лишь отвоевать лишние проценты у омбудсмена Давида Санакоева (в итоге Санакоев обошел Медоева всего на 1%).

 Особо стоит отметить «наезд» Медоева на местных борцов. Он был убежден, что известные борцы, приехавшие из России по поручению знаменитого спортсмена Джамболата Тедеева, чтобы поддержать Тибилова, – это нечестный ресурс. На прошлых выборах борцы поддерживали Аллу Джиоеву и во многом обеспечили ей положительный результат.

 Тибилов на это отвечал: «Они приехали к себе домой, что вы им, запретите?» Медоев говорил, что, конечно, известный спортсмен может приехать к дедушке, но когда он приезжает за три дня до выборов, это странно и вызывает подозрения.

 Так вот, «наезжая» на спортсменов, Медоев забывал, что он сам привез в качестве агиткоманды с собой в Южную Осетию вовсе не жителей этой республики. В его команде были известный вертолетчик Востриков из Краснодара, известный итальянский журналист Джульетто Кеза, защищающий Южную Осетию в ПАСЕ, северо-осетинский ученый Руслан Бзаров, и даже актер Панкратов-Черный в каком-то ролике призывал голосовать за Медоева.

 Между тем, Дмитрий Медоев – единственный политик в этой кампании, который произвел впечатление уже только тем, как достойно признал свое поражение. В понедельник, когда уже было известно, что он отстал от Давида Санакоева менее чем на 1%, он признал итоги выборов и поздравил своих конкурентов. Он улыбался. Было видно, что ему тяжело. Он мог дождаться окончательных итогов, мог задействовать свои связи, чтобы оспорить поражение, мог найти какие-нибудь недостатки на паре участков (сумел же Верховный суд в конце прошлого года таким образом отнять победу у Джиоевой) – но он не стал всего этого делать. Он сказал, что спокойствие избирателя и стабильность Южной Осетии ему важнее. Другими словами – что цель вовсе не оправдывает средства. Это был достойный ответ для политика.

БОРЦОВСКИЙ АРГУМЕНТ

 О борцовском феномене надо сказать отдельно. Это – особое явление в местной политике. Как пояснил мне один из «сторонников Тедеева», «человек из глухой деревни, ставший мировой знаменитостью, — это лучший способ показать простым людям, можешь ты вести за собой народ или нет». То есть, если ты борец с именем, значит, властитель дум.

 Но представителей власти и местных военных вот этот «борцовский фактор» очень напрягал. То ли потому что эти ребята вместе – слишком неконтролируемая сила, то ли потому что они всегда играют на стороне Джамболата Тедеева, а значит, у этой легендарной личности есть шанс пройти во власть. Его популярность порой мне кажется иррациональной, но она – реальность. Говорят, Тедеев помог многим осетинским мальчишкам, открыв им дорогу в большую жизнь через спорт. Он открыл детскую спортивную школу в Цхинвале, отбирал там самых талантливых мальчиков-борцов и помогал им покорить мировые ринги. Его школа долгие годы была единственным социальным лифтом в Южной Осетии. Надо ли объяснять, что эти мальчики были и будут преданы только своему учителю. Поэтому готовы ехать куда надо и участвовать в любых выборах.

 Власть очень боится Тедеева. В сентябре прошлого года в республике случился первый серьезный политический кризис, вызванный отказом ЦИК в регистрации Тедеева кандидатом в президенты. Это едва не привело к кровопролитию – на площади у ЦИК собрались сторонники Тедеева, возмущенные отказом. «Если его зарегистрируют, он сразу победит, — пояснила мне тогда одна из сотрудниц ЦИК. – Но это будет как у вас 90-е годы. Он неплохой парень, но он живет по понятиям. А нам надо государство строить».

 За Тедеевым, по слухам, стоят не просто борцы или богатые бизнесмены. В его окружении есть и влиятельные чины из ФСБ. Именно по этой причине в конце прошлого года, когда его пытались «временно нейтрализовать» за поддержку Джиоевой, его не в больницу упрятали, а отправили в Германию – лечиться. Правда, подробности этой операции сам Тедеев неосторожно «слил» на свой сайт «Уацамонга» — там появился занимательный рассказ о том, как борца вызвали к себе четыре представителя ФСБ и объяснили, что Джиоеву поддерживать не надо. И посоветовали уехать.

 Он уехал и вскоре вернулся. За поддержку Джиоевой и непослушание был уволен с поста главного тренера сборной России по вольной борьбе. Однако в нынешней кампании опять проявился – прислал своих парней в Южную Осетию, чтобы поддержали Тибилова.

 Понятно, почему поддержка Тедеевым Леонида Тибилова так напрягала других кандидатов. Его высокий результат отчасти связан именно с этим. Можно, конечно, добавить, что часть избирателей голосовала лично за Тибилова, потому что он работал в КГБ, а у пожилых избирателей эта профессия вызывает позитивные эмоции. Да и роль серьезного, опытного и сильного руководителя ему вполне удается, а в Южной Осетии многие ностальгируют по «сильной руке». Но то, что многие молодые люди голосовали именно за союз Тибилов-Тедеев, очевидно. На участке № 6 в городе Цхинвал работала наблюдателем моя знакомая. Она рассказывает, что одна из наблюдателей от штаба Леонида Тибилова, бросая свой бюллетень в урну, громко сказала: «Я голосую за Леонида Тибилова и Джамболата Тедеева». Но поскольку в этот момент в помещении не было избирателей, а только наблюдатели, это не было расценено как незаконная агитация.

НАДЕЖДЫ ОМБУДСМЕНА

 Кандидат Давид Санакоев, омбудсмен, неожиданно для многих обогнавший Дмитрия Медоева и вышедший во второй тур, – антипод описанных выше кандидатов. Он молодой, 35 лет, и подчеркивает, что за ним никто не стоит. По его бедному избирательному штабу и слабенькой агитации видно, что это так на самом деле.

 Его успех – тоже, на первый взгляд, малообъяснимое явление. Однако после общения с ним понимаешь, что это тип нового политика, для которого либеральные ценности, как-то права человека и честные выборы – не пустой звук. Кроме этого, он тоже в какой-то степени пример «прорвавшегося» по социальной лестнице простого парня. Только в детстве он не борьбой занимался, а хорошо учился в школе. В то же время книжным червем его никто не назовет – он был начальником штаба в осетинской армии и какое-то время своей жизни провел в окопах. Так что военные относятся к нему неплохо.

 Наконец, четвертый кандидат, лидер коммунистов Станислав Кочиев, блестящий политик, профессионал, возглавлявший много лет парламент Южной Осетии, вышел на четвертое место по единственной причине – после инсульта он плохо выглядит и вызывает у избирателя опасение, что, заболев сильнее, не сможет руководить республикой.

 Впрочем, во втором туре именно за этого кандидата и его электорат будут бороться Тибилов и Санакоев.

 И, несмотря на столь серьезный разрыв между двумя первыми кандидатами в первом туре, во втором расклад может кардинально измениться. Впрочем, во вторник утром оба кандидата, вышедшие во второй тур, были приглашены в правительство на «собеседование».

 Им пообещали, что ни Москва, ни местная власть не будут вмешиваться в предвыборную кампанию, но и кандидаты, в свою очередь, должны были пообещать, что признают итоги выборов, какими бы они ни были. Таким образом, у Южной Осетии есть шанс закончить эту кампанию без уличных противостояний.

PublicPost, 28.03.2012



 
загрузка...
 
Loading...