Осетия Квайса



Забытый Ермоловский камень

Со времен Александра Пушкина так называемый Ермоловский камень является главной достопримечательностью Военно-Грузинской дороги. Им восхищались путешественники, к нему отправлялись экскурсии. Увы, нынешним жителям Осетии, в особенности молодежи, этот самый большой валун в Европе малоизвестен. А ведь это не только уникальный природный памятник, но и единственное сохранившееся оригинальное оборонительное сооружение времен Великой Отечественной войны.

Когда началась война, в Осетии никто и представить не мог, что враг дойдет до Владикавказа. В это не верилось, даже когда немецкие войска заняли Ростов-на-Дону. Но летом 1942 года немецкое командование начало наступление на юг. Уже 25 августа вражеские части вошли в Моздок, и создалась реальная угроза Владикавказу (тогда Орджоникидзе).

За неделю до этого события в Орджоникидзе на базе пограничного училища была сформирована дивизия НКВД, командир которой, генерал В. И. Киселев, вступил в исполнение обязанностей начальника гарнизона Орджоникидзе и начал подготавливать город к обороне.

Кроме сооружения оборонительных укреплений в самом городе и на его подступах, необходимо было исключить прорыв немецких войск в Закавказье через Военно-Грузинскую дорогу.

В сентябре 1942 года решением Ставки Верховного Главнокомандования для усиления войск Орджоникидзевского Особого оборонительного района Главное управление внутренних войск НКВД сформировало в городе Гори еще одну, 276-ю стрелковую дивизию под командованием полковника М. Г. Соколова. Это соединение имело основную цель и задачу оборонять южный сектор Орджоникидзевского Особого оборонительного района с командной высотой на Лысой горе, уничтожать противника, наступающего со стороны сел Новая Саниба и Гизель, не допустить прорыва противника в сторону Балты, обеспечить бесперебойное движение по Военно-Грузинской дороге на участке южной окраины города.

Оборона Военно-Грузинской дороги строилась по двум направлениям — заградительным и оборонительным.

Заградительные работы на Военно-Грузинской дороге в основном сводились к подготовке обрушения скал, нависших над полотном дороги, к разрушению самого полотна, когда дорога проходила по косогору и объезд был исключен, или к затоплению полотна дороги водами горных рек. Почти каждое заграждение усиливалось минными полями, расположенными на возможных объездах участка заграждения.

СНК и ЦК КП Грузии специальным постановлением выделили 300 квалифицированных рабочих с необходимым количеством механизмов для выполнения земляных и скальных работ на Военно-Грузинской дороге. Все специальные работы, связанные с применением взрывчатых веществ и других минно-взрывных средств, производились на Военно-Грузинской дороге 321-м отдельным инженерным батальоном.

Всего на Военно-Грузинской дороге было устроено 47 минных полей с 6 тыс. мин, 49 фугасов, 10 участков с подготовкой обрушения полотна дороги, 12 участков с подготовкой обрушения скал на полотно дороги. Было заминировано много мостов, установлено 3,7 км проволочных заграждений, отрыто 1,3 км противотанковых рвов, подготовлено до десятка камнеметов.

После выполнения всех необходимых земляных или скальных работ близ участков заграждений, оборудовались специальные полевые склады; в них завозилось необходимое количество взрывчатого вещества и средств взрывания, выделялся транспорт и назначалась команда подрывников для перевода заграждений в боевое положение.

Инженерные работы в горах Главного Кавказского хребта не ограничивались устройством заграждений. Много сил было затрачено также и на возведение оборонительных сооружений на рубежах обороны.

На Военно-Грузинской дороге было создано 18 батальонных узлов обороны, 4 ротных и 4 взводных опорных пункта, построено 149 артиллерийских и пулеметных сооружений, 90 командных и наблюдательных пунктов, отрыто более 3,5 тыс. стрелковых, пулеметных и артиллерийских окопов, устроено 492 блиндажа, отрыто 23 км ходов сообщения, 1,6 км противотанковых рвов и установлено около 2 км проволочных заграждений. Вся система узлов обороны и опорных пунктов была тесно связана с системой заграждений, возведенных на дороге, и в целом прочно запирала вход в Грузию.

Было построено много оборонительных сооружений нестандартного типа. Например, в Ларсе для обороны был использован так называемый Ермоловский камень объемом 9 000 куб. м.

Один из самых грандиозных по размеру валунов мира назван в честь выдающегося российского военачальника, героя Отечественной войны 1812 года генерала Алексея Ермолова.

Генерал Ермолов в 1816-1827 гг. был командиром Кавказского корпуса и любил останавливаться у этого валуна для отдыха во время своих поездок по Военно-Грузинской дороге. По преданию, он выбрал это достопримечательное место для заключения договора с неким дагестанским ханом. Есть версия, что этот камень получил в России такое название в связи с тем, что Ермолов много о нем рассказывал своим друзьям в Санкт-Петербурге.

В 1942 году, строя оборонительные сооружения на Военно-Грузинской дороге, Ермоловский камень использовали в полной мере. Внутри камня были устроены казематы на две 45-миллиметровые пушки и три ручных пулемета, а сверху него оборудована площадка для зенитной установки. Для устройства этих помещений пришлось вынуть свыше 800 куб. м скальной породы и уложить около 170 куб. м бетона.

В октябре 1942 года части Орджоникидзевской дивизии НКВД посетила делегация военных специалистов США во главе с Патриком Херли, являвшимся до войны министром обороны Соединенных Штатов.

После осмотра укреплений в городе делегации предложили проехать по Военно-Грузинской дороге. С ними были генерал В. И. Киселев, подполковник И. И. Каменев и комиссар 34-го мотострелкового полка майор В. И. Машков.

На Военно-Грузинской дороге было показано три укрепленных пункта: первый — в Дарьяльском ущелье, второй — у моста через реку Терек, третий — в самой реке, под замком царицы Тамары.

Двумя легковыми машинами быстро добрались до селения Ларе, где визитеров изумил величественный Ермоловский камень, превращенный в крепость и готовый для встречи с врагом. Американских гостей поразила сама идея использования в целях обороны Военно-Грузинской дороги этого огромного камня, а также и само сооружение.

Зашли в глубину камня. Там были артиллеристы 34-го мотострелкового полка, которые показали гостям свою артиллерийскую позицию.

К счастью, враг был остановлен у стен Владикавказа и казематы Ермоловского камня не были использованы по своему назначению, но они сохранились до наших дней. Увы, как интересный природный памятник и сооружение времен войны его использовать весьма затруднительно.

В силу известных политических обстоятельств Осетия стала приграничным районом, и у Ермоловского камня началось строительство погранично-таможенного пункта пропуска «Верхний Ларс». Весь окрестный пейзаж был изменен. Пока шла стройка, одна треть валуна была затоплена и забита илом, вода протекала через доты и бойницы.

В 2009 году пункт пропуска «Верхний Ларс» был открыт, после чего были проведены работы по благоустройству Ермоловского камня и территории вокруг него. Строители укрепили береговую часть Терека, перенаправили течение, выровняв пойму реки. К валуну были проложены пешеходные дорожки, лестница для спуска к основанию валуна, грунтовые стены по периметру укреплены габионами, построена автомобильная стоянка, высажен газон. На вершине валуна рядом со старым деревянным был установлен новый металлический крест.

Выглядит все аккуратно и красиво, но после всех строительных работ все вокруг изменилось, и теперь Ермоловский камень лежит на несколько метров ниже уровня дороги и его амбразуры смотрят в стены. Как теперь объяснять, что это оборонительные сооружения, что прежде валун лежал посреди широкой поймы реки и из его бойниц просматривался весь горизонт ущелья? А ведь можно было бы привести в порядок внутренние помещения и даже обустроить их в том виде, как они выглядели в 1942 году, и водить туда экскурсии для молодежи. Получился бы отличный объект для военно-патриотического воспитания.

Вроде бы памятник сохранен и благоустроен, но былого величия огромного валуна уже нет. Он теперь лежит как будто в яме. И сам подъезд к валуну ныне затруднен из-за верениц фур и таможенного поста. Вот и любуются этой уникальной достопримечательностью лишь дальнобойщики и редкие путешественники в Грузию.

Феликс КИРЕЕВ
«Пульс Осетии», 19.05.2015



 
загрузка...
 
Loading...