Осетия Квайса



«Во Владикавказе дул сквозной ветер»

Слова, вынесенные в заголовок, — из «Записок на манжетах» Михаила Булгакова. «Сквозной ветер», по мнению автора «Мастера и Маргариты», подхватывал и уносил писателей и актеров, поэтов и музыкантов в неведомые края. Одни ехали с юга на север, другие — с севера на юг. И все они неизменно пересекались на какое-то время во Владикавказе. Как все дороги ведут в Рим, так все они не минуют и наш Владикавказ.

Вот и сам Булгаков осел в городе на Тереке на полтора года. И это, как показала жизнь, только пошло ему на пользу: здесь Булгаков начал писать. А сколько еще интересных имен связано со становлением нашего города, сколько завораживающих историй (смею предположить) помнят мостовые Владикавказа, фасады и стены его домов (ах, если бы они умели говорить!)…

«Владикавказская рапсодия» — так назвала свою новую книгу известный в Осетии педагог, заслуженный учитель России, лауреат Государственной премии СССР Валентина Бязырова. Сборник очерков, вышедший в этом году в ОАО «Издательско-полиграфическое предприятие им. В.А.Гассиева», рассказывает о славных страницах жизни города на Тереке, о его неординарных жителях и гостях, о тех, кто прославил Владикавказ, оставив в его истории заметные следы. Книга посвящена приходящейся на этот год круглой дате — 230-летию нашего любимого города. Сразу хочется сказать, что «Владикавказская рапсодия» не только интересна, познавательна, увлекательна, но и до краев заполнена чувствами, главное из которых любовь. В любви к родному городу признается и сама автор сборника, ею поражены и герои очерков — знаменитые писатели, талантливые ученые, педагоги, врачи, архитекторы, военные, журналисты, артисты, по-своему любившие Владикавказ и прославившие его.

Но как всякая любовь не живет долго, не подкрепленная делами и усердием, так и чувства к городу, даже самые возвышенные, могут так и остаться «вещью в себе», если за ними не стоят поступки, работа, порой долгая и кропотливая. В предисловии к своему детищу Валентина Бязырова признается, что трудилась над этой книгой долго, начиная со студенческих лет, давно собирала материалы, знакомилась с архивными документами, просиживала в библиотеках, дабы потом поделиться с читателем собранным, наработанным, осмысленным. Ведь без понимания прошлого, уверена она, не оценить и дня сегодняшнего.

Прошлое… Оно неминуемо стоит за спиной всякого, взявшего в руки «Владикавказскую рапсодию». Уже первая глава, названная «Несколько дней из жизни владикавказских комендантов», переносит читателя в дали дальние, в седую старину, отсылает к событиям, мало освещенным и мало изученным, возвращает к истокам. Ее герои — те, что были первыми. Это и Леонтий Штедер — первый комендант только что заложенной крепости Владикавказ. И последующие ее коменданты Иван Ивелич, Иван Дельпоццо (это при нем осуществлялось переселение в предгорные равнины Северного Кавказа части осетин, которые оседали рядом с военными форпостами, казачьими местами обитания, потому что русские укрепления издавна рассматривали как единственную гарантию безопасности), Николай Андриани, Николай Скворцов (друг Пушкина и декабристов, единственная дочь коменданта Скворцова Катя была женой декабриста Демьяна Искрицкого), полковник Широков, который тоже дружил с декабристами и оставил о себе добрую память, Петр Нестеров, упоминаемый Лермонтовым в романе «Герой нашего времени» под именем «владикавказского полковника Н», Михаил Ильинский, в бытность которого в крепости втрое увеличилось население и расцвела торговля (это он показал художникам братьям Чернецовым, а потом и Гагарину свой казачий Кавказ, это он дружил с Тассо Гайтовым, основателем осетинского селения Ардон, осуществлявшим задуманное при непосредственной поддержке своего кунака коменданта Ильинского), Ипполит Вревский (он первым в своей докладной записке наместнику А.И.Барятинскому подробно объяснял, почему Владикавказская крепость должна быть преобразована в город, при нем было составлено и «Положение о городе»), Василий Мищенко, «единственный комендант Владикавказской крепости, который был человеком коренной национальности», Мусса Кундухов (его «Приговор осетинскому народу», подписанный десятками офицеров-осетин до сих пор не потерял своей актуальности) и другие. «Они, — отмечает Валентина Бязырова, — совсем не походили друг на друга. И жили в разное время. А впрочем, общее тут все же было: они служили России здесь, во Владикавказской крепости». И еще они оставили свой след на земле.

Как оставили свой след и те, чьи имена по тем или иным причинам оказались сегодня забытыми. В их числе (об этом рассказывается уже в следующей главе «Забытые имена») побывавший во Владикавказе в августе 1810 года граф Ксавье де Местре — талантливый живописец и рисовальщик, а главное, известный новеллист. Это он первым в литературе назвал одно из своих произведений «Кавказские пленники», и это он первым открыл Европе Кавказ. Другие «забытые имена» — множество раз бывавшие во Владикавказе офицер Нижегородского драгунского полка Григорий Нечволодов и его умная и приветливая супруга Екатерина-Сатанаис (она была из племени абадзехов), ставшая прототипом горянки Бэлы в «Герое нашего времени» М.Ю.Лермонтова. В «Забытых именах» упоминаются также (чувствуете, какая плотность информации!) и влюбленный в наш горный край писатель-демократ Глеб Успенский, и автор некогда весьма популярной книги «Письма о Кавказе и Грузии» Фредерика Фрейганг (в эпистолярном романе содержатся очень интересные сведения о Владикавказе 1811 года), и генерал-лейтенант Алексей Вельяминов — «фигура очень известная и почитаемая на Кавказе («горцы, знакомые с ним исстари, боялись его гнева, как огня, но верили слову и безотчетно полагались на его справедливость»). Вельяминов был дружен с декабристами, с поручиком Лермонтовым, его воспел в своей глубоко реалистичной поэме «Чир-Юрт» Александр Полежаев. А как занимательно читать о нашем земляке, прославленном генерале Сергее Хабалове, бывшем командующем Петроградским военным округом. «Это была действительно ЛИЧНОСТЬ, потомственный военный, офицерами русской армии в его семье были все — и дед, и отец, и дяди», — пишет о герое Валентина Бязырова.

Немало добрых слов автора заслужил и владикавказец, «настоящий интеллигент», учитель словесности (40 лет преподавал русский язык и литературу), литературовед, художественный критик, библиограф и поэт Евгений Архиппов. В сборник включены поэтические произведения Евгения Яковлевича, а также отрывки из стихотворений и писем, адресованных ему. В числе адресатов литератора — Максимилиан Волошин, Александр Блок, Валерий Брюсов, Константин Бальмонт. А вот другие истории — о талантливейшем инженере и зодчем, главном архитекторе Владикавказа и Терской области Павле Шмидте, о выпускнике 1898 года Владикавказской мужской классической гимназии (ныне Владикавказская ордена «Знак Почета» гимназия № 5 им. А. В. Луначарского), однокашнике Евгения Архиппова, известном литературоведе, профессоре романо-германской филологии, педагоге и психиатре Александре Евлахове…

В главе «Останутся наши следы» вдумчивый читатель тоже отыщет для себя немало интересного — о славном 200-летнем юбилее Бородинской битвы, об осетинских частях, принимавших участие в Отечественной войне 1812 года, о Горском полке, что «шел в решительный бой», о Павле Плиеве, который еще в 1794 году был записан капралом в лейб-гвардейский Преображенский полк, а в 1812-м отличился в Бородинском сражении, о куртатинце Степане Хабалове, что участвовал в делах и походах против неприятеля начиная с 1805 года… «Нас, жителей маленькой Осетии, — обращается к читателям Валентина Бязырова, — этим не удивишь. Ведь служба под российскими знаменами для сотен наших пращуров началась еще в 1756 году. И к концу девятнадцатого века в Северной Осетии из общего числа жителей каждый пятый был офицером…»

Еще одна интересная страница истории — институт аманатства как таковой. Из аманатов, пишет Валентина Бязырова, вышли первый осетинский генерал, патриарх осетинской военной интеллигенции Асланбек Туганов, герой русско-турецкой войны подполковник Асламурза Есиев и другие.

Интересны и познавательны и приводимые ею сведения о декабристах, отбывавших наказание в «теплой Сибири» и написавших интереснейшие воспоминания об Осетии. Так, к примеру, исследовавший религиозные воззрения осетин Владимир Толстой оставил уникальные свидетельства о том, что представлял собой Реком того времени, бывший некогда действующей церковью. Местные жители боялись открывать его двери: с этим были связаны недобрые поверья. И все же с большим трудом и после долгих разъяснений Реком все-таки был открыт. Первым вошел внутрь священник Аксо Колиев, за ним Владимир Толстой. Они еще застали полуистлевшие доски иконостаса, «лоскутки полотна с изображением всадника святого Георгия Победоносца» и ряд других церковных предметов, несомненно указывающих, что предки осетин посещали Реком как православный храм. Свою статью об Осетии декабрист Толстой заканчивал призывом к ученым России приступить к глубокому научному исследованию этой страны. И работы Владимира Сергеевича, следует заметить, привлекли впоследствии к Осетии внимание многих видных ученых.

Еще одна любопытная страница «Владикавказской рапсодии» — история 77-го пехотного Тенгинского полка, который целых 50 лет квартировал во Владикавказе. 22 октября 1881 года в городе на Тереке произошло событие, приравнивавшееся разве что к приезду императора. У штаба Тенгинского полка был открыт памятник штабс-капитану Черноморского линейного № 5 батальона Николаю Лико и рядовому 77-го Тенгинского полка Архипу Осипову. То был первый в России памятник простому солдату.

 В числе оставивших свой след на владикавказской земле немало и тех, кто трудился на ниве просвещения. В их числе подруга и соратница Коста Хетагурова Варвара Шредерс, последователи Константина Ушинского Афанасий Гассиев, Харитон Уруймагов и Гиго (Григорий) Дзасохов, учителя самой Валентины Тимофеевны, ее вузовские преподаватели — известный литературовед, лермонтовед, автор книг Девлет Гиреев и «любимый преподаватель тысяч выпускников филологического факультета СОГУ», много лет заведовавшая кафедрой зарубежной литературы Валентина Круглиевская, настоящий, преданный своему делу учитель от Бога, призванный нести людям «разумное, доброе, вечное», Ахсарбек Галазов.

Заключительная глава «Владикавказской рапсодии», названная «Литературный Владикавказ», думается, покажется любителям российской словесности наиболее интересной. Да и кому, скажите на милость, не интересно узнать об авторе первой книги об Осетии и осетинах на русском языке (она называлась «Черный год, или Горские князья») Василии Нарежном, о тяжелой и загадочной судьбе писателя-декабриста Александра Бестужева-Марлинского, о гоголевском Владикавказе, малоизвестное о певцах Кавказа Льве Толстом и Михаиле Лермонтове, об исследователе творчества Антона Чехова талантливом педагоге, журналисте и общественном деятеле Гиго Дзасохове, о Коста как журналисте (он подписывал свои статьи псевдонимами «Нарон», «Старик», «Случайный рецензент», «Осетин», «Князь Кавказский», «Дядя Влас», «Ставрополец»), об учителях великого осетинского поэта, о перовом его биографе (это все тот же Гиго Дзасохов)? А также о жгучей тайне поэтессы Черубины де Габриак (ее стихами в начале ХХ века бредил весь Петербург, из-за нее 22 ноября 1909 года состоялась последняя в истории русской литературы дуэль). Черубина была дружна с владикавказским литературоведом Евгением Архипповым, лишь ему доверила свою рукопись, названную «Исповедь», ему она посвящала стихи.

Отдельная история, а точнее истории, поведанные читателям Валентиной Бязыровой, связаны с рождением во Владикавказе писателя Михаила Булгакова, с написанием Юрием Слезкиным романа о Владикавказе «Столовая гора», с переводами на русский язык осетинских поэтов Анной Ахматовой, с трагической судьбой приятеля писателя Александра Куприна владикавказского репортера Александра Солодова, с творчеством владикавказских поэтов Александра Кочеткова (автора бессмертных строк «С любимыми не расставайтесь») и Веры Меркурьевой, которую величали «пепельной царицей», с псевдонимами в осетинской литературе.

 А вместо заключения во «Владикавказской рапсодии» — стихи. Стихи авторские — самой Валентины Бязыровой (впрочем, стихи рассыпаны по книге везде, как и фотографии, которыми щедро иллюстрировано это издание, что придает ему особый, неповторимый колорит). И эти стихи, конечно же, о Владикавказе, о нашем с вами любимом городе, которому в этом году исполнилось 230 лет.

Ольга РЕЗНИК
«Пульс Осетии», 17.06.2014



 
загрузка...
 
Loading...