Осетия Квайса



Вспоминая лето 2004-го…

19 августа исполняется 10 лет со дня памятной даты в военной истории Южной Осетии – в этот день произошли упорные бои в районе Тлиаканских высот, ставшие завершающим аккордом в той горячей летней кампании, получившей в народной памяти название «война 2004-го».

Тогда никто не мог предположить, что события летних месяцев 2004 года станут лишь прологом к политике многолетнего террора, провокаций, локальных боев, завершившихся гораздо более кровопролитной и разрушительной агрессией 2008-го года.

Предпосылки «разогрева», казалось бы, замороженного многолетнего грузино-осетинского противостояния начали формироваться еще в конце 2003 – начале 2004 годов, когда в Грузии образовалась антишеварднадзевская коалиция во главе с Михаилом Саакашвили, Нино Бурджанадзе и Зурабом Жвания. Будущий президент Грузии уже тогда отличался своей агрессивной риторикой и обещаниями в кратчайшие сроки восстановить «территориальную целостность».

Свою первую провокацию против Южной Осетии он успел совершить еще задолго до обострения ситуации в зоне конфликта, пытаясь без разрешения проехать через Цхинвал на временно оккупированную территорию сел Лиахвского ущелья. Непрошенного визитера остановили и вежливо выпроводили обратно.

Этот инцидент, ставший поводом для серии анекдотов, мало кто в республике воспринял всерьез. Зато ввод грузинского спецназа в зону конфликта 31 мая 2004 года многие восприняли как первый серьезный сигнал о неизбежной войне. Впрочем, обострение ситуации было ожидаемым. С легкостью изгнав Аслана Абашидзе из Аджарии, Саакашвили рассчитывал, что успех будет сопутствовать ему и дальше. Следующей жертвой он избрал Южную Осетию, рассчитывая так же быстро и легко решить проблему, оказавшуюся неразрешимой для его предшественников.

Следуя советам многочисленных западных советников и консультантов в области пиара и политтехнологий, в том числе и тех, кто успешно действовал против арабских и постсоветских республик, Саакашвили решил использовать тактику «гуманитарного штурма». Последовали его популистские обращения к «осетинским и абхазским братьям», появление передач на осетинском языке, включая развлекательные для молодежи и десятки других проектов, направленных на банальное переманивание населения Южной Осетии. Осетинские села, расположенные в приграничной зоне, подверглись настоящему нашествию ходоков из Тбилиси на грузовиках с удобрениями – «сасуки» и прочими «дарами данайцев».

Однако методы, успешно опробованные в других странах, здесь не работали, вместо благодарности «коварные сепаратисты» наградили грузинского лидера обидным прозвищем Сасукишвили.

Другим направлением «гуманитарного штурма» Южной Осетии стали регулярные попытки проникновения в республику разного рода эмиссаров из Тбилиси, включая деятелей культуры, искусства и спорта. Организаторы подобных низкопробных акций не чурались использовать детей в своих грязных политических целях.

Апофеозом подобной политики стала попытка супруги грузинского президента, голландской подданной Сандры Рулофс проехать на территорию республики в сопровождении целого сонма грузинских политиков, в частности, таких, как горийский губернатор Михаил Карели, Гиги Угулава, впоследствии ставший мэром Тбилиси, и многих других, игравших не последнюю роль в политике тогдашней Грузии. Шумную толпу, окруженную многочисленными телекамерами грузинских журналистов, у въезда в город в районе ТЭК остановили сотрудники югоосетинских правоохранительных органов, там же собрались представители общественности, устроившие акцию протеста против политики грузинских провокаций.

Учитывая большое количество вооруженных людей с обеих сторон и кипевшие страсти, ситуация могла перерасти в столкновение. Видимо, на это рассчитывали и организаторы акции, готовые ради сиюминутных бонусов пожертвовать первой леди своего государства. Из официальных лиц республики в район инцидента направился тогдашний председатель КГБ Южной Осетии Олег Алборов, впоследствии ставший жертвой теракта. Он предельно вежливо, но жестко объяснил незваным гостям, что в город их не пропустят, какие бы спектакли они не устраивали.

Однако устроители провокационной акции на этом не успокоились, доставив на вертолете Сандру Рулофс и сопровождавших ее лиц на территорию оккупированных сел Лиахвского ущелья. Более того, вечером они вновь попытались проехать через Цхинвал, и опять безуспешно. На этот раз югоосетинские силовики были менее вежливыми, они задержали колонну и приволокли Карели вместе с Угулавой в дежурное отделение КГБ, где последним, как мелким хулиганам, пришлось писать объяснительные по поводу своих действий. Об этом «героическом» факте в своей биографии бравые грузинские политики предпочитали никогда не вспоминать, как и о своей роли в постыдном маскараде с участием Сандры Рулофс.

Последующие события были куда более драматичными. Убедившись в провале «гуманитарного штурма» Южной Осетии, Михаил Саакашвили приступил к подготовке штурма военного.

Во внешней политике грузинское руководство взяло курс на активную интеграцию в евроатлантические структуры, что позволило Саакашвили претендовать на значительную финансовую и материальную помощь Запада, в том числе содействие в ускоренном наращивании военного потенциала.

Впрочем, подготовка грузинской армии началась еще при Шеварднадзе. С апреля 2002 года по апрель 2004 года была реализована американская программа «Обучи и оснасти». В ходе её выполнения были подготовлены три лёгких пехотных батальона, горно-стрелковый батальон Национальной гвардии и смешанная механизированная рота. По данным министерства обороны Грузии, в рамках этой программы прошли обучение 2702 военнослужащих. Иностранная помощь также включала подготовку грузинских командных кадров в иностранных военных учебных заведениях, в первую очередь в Германии, США, Турции и Украине.

Именно эти подготовленные батальоны были использованы в боевых действиях в Южной Осетии летом 2004 года. События развивались лавинообразно. 31 мая 2004 года в зону грузино-осетинского конфликта, где имели право находиться только российские, грузинские и югоосетинские миротворческие силы и сотрудники местных правоохранительных органов, грузинская сторона перебросила подразделения своих внутренних войск и тяжёлую военную технику. В середине июня грузинская полиция окончательно закрыла Эргнетский рынок. Параллельно грузинские власти приступили к восстановлению объездных дорог по высотам восточнее Цхинвала в направлении оккупированных территорий.

Одновременно начались провокации против российских и осетинских миротворцев. Участились обстрелы города Цхинвал и осетинских сёл из стрелкового оружия, гаубиц и миномётов. В ответ власти Республики приступили к усилению обороноспособности вооруженных сил, начали создавать батальоны ополчения в населенных пунктах РЮО и укрепляться другие подразделения министерства обороны.

Кроме того, начали поступать предложения о помощи из Абхазии, Приднестровья, Северной Осетии и других регионов России. В Южную Осетию стягивались добровольцы.

Обострение ситуации сопровождалось напряженными переговорами в рамках Смешанной Контрольной Комиссии, но их результаты сразу же обнулялись официальным Тбилиси. Не успевал главный грузинский переговорщик Георгий Хаиндрава выехать из Цхинвала, поставив подпись под очередным соглашением о прекращении огня, как грузинские батареи открывали огонь по Цхинвалу и населенным пунктам Южной Осетии. Порой обстрелы сородичей заставали бедного Хаиндраву в центре города, и ему приходилось использовать всю свою фантазию режиссера, чтобы объяснять происходящее, отвечая на прямые вопросы журналистов.

Видя, что дипломатические методы не работают, власти Южной Осетии начинают все жестче реагировать на многочисленные провокации, чтобы остановить продвижение грузинских войск в сторону столицы республики.

8 июля в результате блестящей спецоперации югоосетинских спецподразделений в селе Ванат было взято в плен 39 сотрудников МВД Грузии, вооруженных стрелковым вооружением, включая пулеметы и гранатометы. Этот молниеносный захват стал главной новостью на международных информационных лентах. Фотографии стоящих на коленях в центре Цхинвала грузинских пленных появились в ведущих западных изданиях. Это событие стало позором лично для самого Саакашвили, но выводов он не извлек.

В Вашингтоне были раздосадованы неудачами своих ставленников в Тбилиси, потребовав от них более решительных действий по захвату Южной Осетии.

В начале августа начинаются регулярные ночные позиционные бои. Практически ни одна ночь не обходилась без обстрелов города и других населенных пунктов. Массированным ударам артиллерии подвергались жилые кварталы города, образовательные учреждения, больница и другие объекты. Бои велись и у сел Дменис, Сарабук и Тлиакана, где также было много раненых среди мирного населения, разрушены их дома. Грузинская сторона, наперекор достигнутым договоренностям, упорно не желала прекращать огонь. Одиозную роль в этих событиях сыграл Ираклий Окруашвили, возглавлявший тогда МВД Грузии. Его отряды зачастую обстреливали своих же, чтобы спровоцировать новые столкновения.

Между тем начавшаяся военная кампания показала низкий уровень боеспособности грузинских подразделений, которые несли большие потери и при первых же контратаках осетинских ополченцев оборачивались в бегство.

В разгар боев за село Сарабук немногочисленные осетинские подразделения, будучи вооруженными лишь стрелковым оружием, нанесли серьезные потери грузинским коммандос, занимавшим господствующие высоты в районе «Паук». За два дня боев было убито около 30 коммандос и подбито несколько БМП. Как потом рассказывали уцелевшие грузинские вояки в своих интервью, осетинские ополченцы «коварным» образом подползали к окопам и забрасывали их гранатами. «Так были убиты наши лучшие офицеры», – с ужасом вспоминал события августа 2004 года интервьюируемый грузинский спецназовец.

Основные бои развернулись за обладание господствующими высотами вокруг города Цхинвал и населенных пунктов республики. Одной из таких высот была Тлиаканская.

С высоты как на ладони видны Цхинвал со всеми окрестными селами, все Лиахвское ущелье и поселок Дзау. Плюс рядом проходила объездная дорога, ведущая к оторванным от основной части страны крупным осетинским селам. До 19 августа высота постоянно подвергалась усиленному обстрелу, ее оборона была поручена отряду во главе с небезызвестным Джемалом Каркусовым, который не предпринял всех необходимых мер по укреплению позиций.

19 августа после мощной артподготовки на штурм высоты пошли грузинские спецназовцы при поддержке танков. В штурме Тлиаканских высот также принимали участие бойцы элитного грузинского подразделения – центра специальных операций МВД Грузии.

Противнику удалось захватить высоту, однако торжество грузинских спецназовцев длилось недолго. Примерно через два часа началась осетинская контратака. Сперва высоту обработала осетинская артиллерия, затем в атаку пошли подразделения Минобороны Южной Осетии. Несмотря на численное превосходство, грузинские войска потерпели поражение и отступили, понеся большие потери, по некоторым данным, Тлиаканская высота обошлась им в 70 убитых, что стало расплатой за замученного в плену защитника высоты Геннадия Санакоева.

Сражение за Тлиаканские высоты стало завершающим в военной кампании 2004 года, после нее начался вывод грузинских войск из Южной Осетии. На это решение повлияли не только потери, но и недвусмысленное предупреждение со стороны российского руководства, давшего понять, что оно не допустит силового решения конфликта.

Саакашвили предпочел отступить, но только временно. Неудачу он списал на грузинских военных, обвинив их в бездарности. «Бездарность, проявленная нашими офицерами в военных операциях в Южной Осетии, объясняется тем, что они военное образование получили в российских военных училищах и академиях. Поэтому мы должны полностью переключиться на военные училища и академии западных стран», – заявил Михаил Саакашвили 28 августа. По сути, это стало признанием поражения, что вполне объяснимо, несмотря на пропагандистские заявления, в реальности в боях югоосетинские силовые структуры не потеряли в бою ни одного человека, в то время как, по неопубликованным данным МВД Грузии за лето 2004 года вооруженные формирования Грузии, потеряли более 170 человек.

Соответствующие выводы были сделаны и американцами. Весной 2005 года стартовала новая американская программа по подготовке вооружённых сил Грузии. Кроме программ подготовки, с 2004-го по 2008 год осуществлялись масштабные закупки вооружений и военной техники. Впереди был август 2008 года.

А.ТЕДЕЕВ
«Южная Осетия», 19.08.2014



 
загрузка...
 
Loading...