Осетия Квайса



Скульптор и его памятник, который не смогла убить война

Игорь ДЗАНТИЕВ

Изображение 077-170 лет назад, 28 июля 1940 г., в центре Цхинвала при большом стечении народа состоялось торжественное открытие монумента Коста Хетагурову. Об этом сообщила главный печатный орган страны – газета «Правда». Появление долгожданного памятника в столице Юго-Осетинской автономной области вызвало большой общественный резонанс. Об этом знаменательном событии «Правда» дала фотоотчет. И позже центральная пресса не раз помещала изображение памятника на своих страницах как, например, это сделал самый многотиражный и читаемый в СССР журнал «Огонек» в 1959 г. Не раз появлялся памятник Коста Хетагурову в Цхинвале и на перекидных календарях, издаваемых в СССР.

В августе 2008-го весь мир стал свидетелем бесчеловечной агрессии Грузии, трагедии осетинского народа и мужества защитников Цхинвала. Варварские разрушения, которые были нанесены столице Южной Осетии, коснулись и огромного числа памятников культуры. Был сожжен дом-музей крупнейшего осетинского ученого Васо Абаева и обезглавлен его памятник, установленный в сквере на центральной площади города.

Но какая-то неведомая сила судьбы хранила другой монумент, расположенный рядом – памятник Коста Хетагурову, который уже не одно десятилетие являлся визитной карточкой Цхинвала. Находясь в эпицентре ожесточенных боев и артиллеристских обстрелов, он не только уцелел, но даже не получил ни малейших повреждений. Народные толкователи уверяют, что, устояв в таком аду, памятнику Коста теперь суждена долгая жизнь.

К сожалению, об авторе этой скульптуры – Инале ДЗАНТИЕВЕ, первом председателе Союза художников Северной Осетии, которому в том же 2008 году исполнилось ровно 100 лет, никто не вспомнил ни на осетинском Юге, ни на осетинском Севере. А ведь это та часть нашей истории, которой надобно по праву гордиться. Кто же он, Инал Дзантиев?

Прежде всего, он достойный представитель семьи Дзантиевых, которая внесла неоценимый вклад в развитие национального искусства. Отец Инала – Умар, талантливый резчик по дереву, родом из селения Сба, которое располагалось в живописных горах Джавского района Южной Осетии (сейчас там, к сожалению, никто не живет) и где испокон веков жили Дзадтиатæ. Переехав в поисках лучшей доли на рубеже XIX-XX веков во Владикавказ, он, сам того не подозревая, открыл своим детям необъятный простор для творческой самореализации. К сожалению, Умар не дожил до того времени, когда трое его сыновей скульптурами и достигли в изобразительном искусстве Осетии и России огромных высот. А слава старшего из них – безвременно ушедшего из жизни в 32 года Давида, успела докатиться до Европы и даже до Америки.

Портрет скульптора в молодости.

Портрет скульптора в молодости.

На формирование художественных взглядов Инала Дзантиева (1908-1964), безусловно, оказал решающее влияние Давид. Не удивительно, что Инал с юных лет увлекся миром пластики и в одной из ранних работ запечатлел образ своего кумира. «Портрет брата Даута» можно рассматривать не только как удачное творческое произведение, но и как дань благодарности и восхищения таким старшим.

Одержимость, с которой Инал Дзантиев взялся за дело, очень быстро привела к заметным результатам. Уже в конце 1920-х он добился первого общественного признания и упоминания в прессе. В газетах и журналах тех лет появляется целый ряд статей, рассказывающих не только о творчестве Давида, но и Инала. Их работы привлекли внимание М.Горького.

Из публикации Х.Ардасенова
«Горький  на земле Иристона» (1970)

Большую роль сыграл Горький в творческой судьбе осетинского юноши, начинающего скульптора Инала Дзантиева. Профессор Гофман, в то время заведующий Владикавказским гороно, сообщил Алексею Максимовичу о талантливом молодом скульпторе И.Дзантиеве. Горький заинтересовался им и пригласил к себе. Это было 28 июля 1928 года во время посещения Горьким Владикавказа… Горький внимательно рассмотрел две статуэтки, которые принес ему Дзантиев, – «Горец, переходящий перевал» и «Чабан с отарой овец». Горький похвалил молодого скульптора за хорошую передачу чувств своих героев, предложил ему поступить в Академию художеств и обещал свою помощь… И хотя Иналу Дзантиеву не удалось завершить учебу в Академии (он вынужден был оставить ее по болезни), но в сердце его до конца жизни сохранилось чувство благодарности к великому художнику и гуманисту.

Знакомство с трудовыми и творческими свершениями народа Осетии, встреча с молодым, подающим надежды скульптором, дала основания Горькому для оптимистического прогноза. Владикавказская газета «Власть труда» от 2 августа 1928 г. цитирует слова писателя, произнесенные им на многотысячном митинге трудящихся города: «Я глубоко верю в то, что вы из своей среды выдвинете немало талантливых людей, великих людей».

Изображение 094-1Памятник Коста Хетагурову, отмеченный первой премией, но так и не воплощенный в жизни.

Общение с выдающимся писателем, его деятельная поддержка способствовали творческому становлению Инала Дзантиева. Но тут случилось непоправимое – ранняя смерть брата Давида, которого он так боготворил. Найдя в себе мужество пережить страшное горе, Инал с новой силой взялся за работу. В 1935 году проводился конкурс на лучший памятник Коста Хетагурову в связи с 30-летием со дня смерти поэта. В конкурсе приняли участие не только скульпторы, но также графики и живописцы. И в этом созвездии лучших художественных талантов Осетии Инал Дзантиев получил первую премию. В его проекте, отличавшемся оригинальным прочтением темы и глубоким национальным духом, были воссозданы как образ самого Коста, так и эпизоды бесправной жизни горцев.

Из газеты «Растдзинад» от 29 ноября 1935 г.

На скале в задумчивой позе сидит поэт трудового народа Коста. Под ним, вокруг пьедестала – персонажи его произведений, сцены народной жизни. Вот слепой певец «Кубады» на фандыре исполняет песни, полные горечи. Рядом «Мать сирот» в окружении ребятишек варит в котле «бобы». Противоположную сторону пьедестала занимает группа горцев, скованных цепями («Цепью железной нам тело сковали…»). За ними движется толпа людей вооруженных палками, топорами, вилами. Это народ поднялся, чтобы в революционной борьбе завоевать свободу, отстоять свои права.

Памятник предполагалось соорудить на площади перед строящимся зданием национального театра в столице Северной Осетии (ныне – театр оперы и балета на набережной Терека во Владикавказе). Однако из-за хронической нехватки экономических и финансовых ресурсов осуществление проекта из года в год откладывалось, пока не началась Великая Отечественная война. Так интересный замысел скульптора не получил своего архитектурного воплощения.

Подарок Инала Дзантиева съезду Советов Северной Осетии.Подарок Инала Дзантиева съезду Советов Северной Осетии.

Победа в представительном творческом конкурсе умножила известность Инала Дзантиева. К тому же он и сам не чурался общественной и руководящей работы. В 1935-м в 27 лет он становится директором музея краеведения во Владикавказе, а в июле 1937-го избирается делегатом VII съезда Советов Северо-Осетинской АССР.

Из выступления Инала Дзантиева
на VII съезде Советов Северо-Осетинской АССР
19 сентября 1937 г.

Во время встречи с Максимом Горьким я спросил: «Как прежде можно было проявить себя талантливому человеку?» Максим Горький отвечал: «В прежние времена людей из простонародья старались вообще не замечать, власти всячески притесняли их, зато дети богачей получали все права и возможности». Однако сейчас другое время. Я сам выходец из простого народа, и вижу, какие права дает нам партия и правительство. Мы, художники, сегодня стремимся запечатлеть в наших произведениях новую жизнь. Я принес делегатам съезда подарок – выполненную мной скульптуру, в которой хотел показать торжество новой Конституции.

Скульптура «Трудящиеся Осетии приветствуют Конституцию», преподнесенная в дар народу Осетии, была проникнута дыханием нового времени, энергией созидания и больших дел. Пирамидальной формы композицию венчали три фигуры рабочих, поддерживающих земной шар с водруженным над ним Красным знаменем. С этой работой перекликалось и другой произведение этого периода – скульптура «Молодая республика», которая также несла страстный созидательный заряд строительства новой жизни.

Инал Дзантиев был неистощим на творческие поиски. Даже будучи уже зрелым мастером, он постоянно стремился к совершенствованию своего мастерства. В какой-то момент совмещение творческого процесса с организационно-административными функциями стали его тяготить, и, выбирая,  он, естественно,  отдал предпочтение искусству.

Конверт, в котором Инал Дзантиев отправил в 1939 г. из Цхинвала письмо брату Александру во Владикавказ.

Конверт, в котором Инал Дзантиев отправил в 1939 г. из Цхинвала письмо брату Александру во Владикавказ.

Из протокола заседания бюро
Северо-Осетинского обкома ВКП (б)
от 21 ноября 1938 г.

Слушали: заявление директора музея краеведения т. Дзантиева Инала об освобождении его от должности.

Постановили: Удовлетворить просьбу т. Дзантиева И. об освобождении его от должности директора республиканского музея краеведения в связи с его желанием перейти на творческую работу и организовать в 1939 г. выставку своего скульптурного творчества.

Хорошо, что государственные мужи республики быстро вспомнили, что талантам надо помогать, а художникам тоже на что-то существовать, и уже через месяц приняли гораздо более приемлемое решение.

Из протокола заседания бюро
Северо-Осетинского обкома ВКП (б) от 23 декабря 1938 г.

Слушали: о скульпторе тов. Дзантиеве И. У. (докл. Кулов).

Постановили: во изменение постановления бюро Северо-Осетинского обкома ВКП (б) от 21 ноября 1938 г. прот.№65 об освобождении тов. Дзантиева от работы в музее считать тов. Дзантиева в штате работников музея скульптором с окладом 650 руб. в месяц.

В целях создания условий для творческой работы тов. Дзантиеву поручить СНК СО АССР изыскать средства для дополнительной оплаты скульптора тов. Дзантиева по 200 руб. в месяц с 1 декабря с.г.

Изображение 098Изображение 099Но сразу целиком и полностью сосредоточиться на творчестве не удалось. Когда в апреле 1939 г. Совет народных комиссаров Северо-Осетинской АССР принял решение создать организацию «в целях развития творческой работы художников, скульпторов, резчиков республики», именно Инал Дзантиев как наиболее авторитетный из коллег был избран первым председателем Союза художников Северной Осетии.

Тогда же он вернулся к теме, которая принесла ему самый большой успех – к образу великого Коста. Инал не опустил руки из-за того, что блистательный проект его памятника оброс чиновничьими обещаниями, и вскоре выдал новый вариант, который также впечатлял, олицетворяя непреклонное стремление к свободе и мятежный характер народного поэта. К счастью, в этом случае 12-метровый памятник нашел свое точное место, чтобы служить людям. Так и появился памятник Коста Хетагурову в Цхинвале.

В дальнейшем Инал Дзантиев продолжал обращаться к образу Коста. В 1956 г. памятник поэту был открыт в шахтерском поселке Мизур. Его и сейчас может увидеть всякий, кто проезжает по Транскавказской автомагистрали. В 1959 г. в честь 100-летия Коста

Памятник Коста Хетагурову в Мизуре.

Памятник Коста Хетагурову в Мизуре.

Хетагурова была выпущена большая бронзовая медаль, созданная по проекту И.Дзантиева. Эту миниатюру общесоюзная газета «Советская культура» от 1 сентября 1959 г. охарактеризовала «отличающейся изяществом и тонкостью отделки».

Новый большой проект Инал Дзантиев замыслил в 1960 году. Он был связан с тем, чтобы увековечить имя Коста в селе, основанном его отцом, и ставшем для самого поэта второй родиной. И ровно через год замысел был реализован: памятник был воздвигнут на центральной площади села. Благодарные жители обратились в партийные инстанции.

Из письма жителей сел. Коста Хетагурово (Лаба)
в Северо-Осетинский обком КПСС и Президиум
Верховного Совета СОАССР 9 октября 1961 г.

13 сентября 1960 года к нам в село им. Коста Хетагурова Карачаевского района приехал И.У.Дзантиев, который обратился к трудящимся села с просьбой установить памятник в селе, где жил и умер поэт. В своем заявлении тов. Дзантиев указывал, что он создаст монументальный памятник бесплатно, как дар советскому народу и своей Родине. Такой патриотический почин и инициативу тов. Дзантиева горячо поддержали все трудящиеся села и приступили к строительству памятника. Эта стройка превратилась в общенародную.

…Обком КПСС и облисполком Карачаево-Черкесской автономной области обратился к тов. Дзантиеву с приветствием и поздравлением. Так как памятник стал иметь областное значение, конечно, труд тов. Дзантиева будет отмечен руководящими партийными и советскими органами области, но рабочие и работницы нашего совхоза, местная интеллигенция, все трудящиеся села, где около семисот дворов, выражают свое огромное желание, чтобы и Северо-Осетинская АССР отметила большой труд Дзантиева в строительстве памятника.

Исходя из вышеизложенного и принимая во внимание его долголетнюю творческую деятельность и в связи с тем, что тов. Дзантиеву 2 ноября 1961 года исполняется 60 лет, мы, рабочие и работницы совхоза «Карачаевский», местная интеллигенция, все трудящиеся обращаемся к вам с настоятельной просьбой о присвоении почетного звания народного художника СО АССР скульптору Дзантиеву Иналу Умаровичу.

Последнее портретное фото скульптора.Последнее портретное фото скульптора.

Однако это ходатайство жителей огромного села вылилось в формально-бюрократическую реакцию. Обком КПСС во главе с В.М Агкацевым (а именно партийный орган предрешал судьбу всех вопросов) нашел казуистический выход из положения, наградив Инала Дзантиева Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Северо-Осетинской АССР. Об Агкацеве сейчас никто и не вспоминает, а вот творенье рук Инала – памятник Коста – стоит в сел. Коста Хетагурово (Лаба) до сих пор.

Это была единственная официальная награда, которой был отмечен за свое многолетнее беззаветное служение искусству замечательный скульптор, большой патриот своего народа, добрый и бескорыстный человек (многие свои творения он делал совершенно бесплатно). Инал Дзантиев скончался 21 февраля 1964 года. Ему было всего 55 лет – возраст, когда приобретенный опыт органично сочетается с энергией художника. В некрологе, который был напечатан в газете «Социалистическая Осетия», подчеркивалось, что И.У.Дзантиев «надолго останется в памяти всех знавших его, как художник, находившийся в неустанном творческом поиске, человек большого ума и сердца».



 
загрузка...
 
Loading...