Осетия Квайса



Скульптор, одаренный талантом

Арина ТЕДЕЕВА

Во Владикавказе в выставочном зале Национального музея РСО-Алания открылась ретроспективная выставка осетинского скульптора Даурбека Цораева, работа которого «Скорбящий конь» в Куртатинском ущелье в советское время получила всесоюзное признание. На выставке представлено более 100 произведений автора различных жанров.

На открытии присутствовали представители творческой интеллигенции, студенческая молодежь, супруга, родственники и друзья Даурбека, который год назад ушел из жизни. Открывая экспозицию, директор Национального музея Аслан Цуциев сказал, что представленные произведения ярко показывают любовь Цораева – действительно самобытного и интересного мастера – к творчеству и к Осетии.

Многолетний председатель Союза художников республики Маирбек Царикаев сравнил творчество Цораева с творчеством Сосланбека Едзиева и Хаджумара Сабанова, которые также «данный им природой дар использовали максимально».

«На моих глазах, – отметил Царикаев, – выросли многие художники, но не все сумели проявить свои способности. Ведь искусство даже при наличии таланта требует большого трудолюбия. И Даурбек обладал этим качеством. Он все время был в работе – и в мастерской, и дома, отдавая всего себя любимому делу».

Народный художник Северной Осетии, заслуженный художник России Михаил Дзбоев был знаком с Даурбеком Цораевым более полувека. Он рассказал собравшимся на открытие выставки интересную деталь: в СССР к 40-летию Победы была издана книга, в которую вошли лучшие военные памятники на территории страны. От Северной Осетии в нее была отобрана только одна работа – монумент Цораева в Куртатинском ущелье, который привел в полный восторг таких признанных мастеров пластики, как Михаил Аникушин и Олег Комов, когда те находились в Осетии.

«Творчество Цораева сильно обогатило национальное изобразительное искусство Осетии, он занял в нем свое прочное место», – подвел итог Михаил Дзбоев.

ТРЕПЕТНАЯ ДУША ХУДОЖНИКА

Анатолий ДЗАНТИЕВ,
заслуженный деятель искусств РСО-А

Как неумолим, как стремителен бег времени! Вот уже год, как с нами нет Даурбека Цораева, человека большой, доброй, щедрой души. Помнится, мы повстречались с ним незадолго до его кончины. Даурбек, как обычно, говорил мягким, негромким и в то же время твердым, мужественным голосом. За неторопливым разговором вспомнили добрым словом тех художников, которых, увы, уже нет рядом, которые навсегда ушли в вечность: Махарбек, Александр, Азанбек, Батыр… Эти имена святы, они и сегодня составляют гордость и славу искусству Осетии. Можно ли было тогда предположить, что вскоре и сам Даурбек примкнет к этой славной когорте бессмертных?

В тот день Даурбек был очень озабочен проблемой сохранности своих скульптур, которых за долгие годы работы у него набралось немало. Не в том смысле, что в тот момент им грозила какая-то реальная опасность, какая-то конкретная беда, вдруг, не дай бог, какая-то из скульптур упадет, разобьется… А в том смысле, чтобы передать творения своих рук в другие, бережливые надежные руки, которые сохранили бы их для будущего.

В какой-то момент Даурбек неожиданно вспомнил о Беслане, о той невероятной, непостижимой беде, которая вдруг обрушилась на этот маленький городок. Беда, безжалостно унесшая с тобой десятки, сотни красивых, юных душ. «Как жить после такой трагедии – уму непостижимо!» – взволнованно говорил Даурбек. И вдруг высказал такое предположение: «После этой трагедии в Беслане обязательно появятся музеи изящных искусств, истерзанные горем люди будут поневоле стремиться к красоте, к прекрасному. Другого не дано, так устроен мир, так устроен человек. Я хотел бы преподнести свои скульптуры в дар такому музею, хотел бы, чтобы, глядя на них, люди хотя бы на время забывали о своем горе, чтобы искусство помогало врачевать людские души».

Творчество Даурбека Цораева – плоть от плоти своего родного народа. Его имя вполне адекватно тому понятию, которое мы вкладываем в слова «народный художник, народный скульптор». Он любил создавать образы, подмеченные в осетинском патриархальном сельском быту: «Сказитель», «Доярка», «У бабушки», или те, что связаны с миром кавказской природы: «Лошадь с жеребенком», «Поединок», «Туры», «Лежащие зубры». Работал он, в основном, в дереве – материале, требующем от ваятеля большой сосредоточенности и точности, но в то же время предельно выразительном, теплом и благородном, способном отразить все движения авторской души.

А душа у художника была, точно у малого дитя, бесхитростной, легко ранимой и, одновременно, кристально чистой, доброй, отзывчивой, способной лишь на благие, светлые дела. Таким навсегда и остался Даурбек Цораев в памяти знавших его людей – знакомых, коллег, друзей.

А еще, конечно, как автор памятника павшим героям войны в Куртатинском ущелье Осетии, запечатлевшим боевого друга-коня, сиротливо оставшегося без седока. Памятника, заслуженно получившего всемирное признание.

Маирбек Царикаев и Аслан Цуциев: это – шедевр!

Маирбек Царикаев и Аслан Цуциев: это – шедевр!

Больше и лучше других о скульпторе может рассказать его верная спутница жизни.

Больше и лучше других о скульпторе может рассказать его верная спутница жизни.

Дипломы и инструменты скульптора.

Дипломы и инструменты скульптора.



 
загрузка...
 
Loading...