Осетия Квайса



Голос Прошлого манящий

Ансамбль «Къона» – явление в фолк-музыке Осетии уникальное. Хотя коллектив возник не так давно, он известен далеко за пределами республики. Музыканты исполняют аутентичную осетинскую музыку, сопровождая ее игрой на древних национальных инструментах, восстановить которые удалось талантливому мастеру-энтузиасту Сослану МОУРАОВУ.

Коллектив был образован именно на базе его мастерской. А в интервью «СО» участники ансамбля Таймураз БЕРОЗОВ и Альберт ТОГОЕВ рассказали не только о том, как он рождался, но и о своем видении того, почему так важен фольклор в современном мире, о том, в каком формате лучше проводить концерты, чтобы привлечь внимание молодежи к сокровищам национального музыкального фольклора, и о многом другом.

– Расскажите, пожалуйста, как создавался ваш коллектив? С чего все началось?

Альберт ТОГОЕВ: – Во Владикавказе жил мастер Сослан Моураов. Выйдя на пенсию, он стал увлекаться резьбой по дереву – вырезал ритуальные осетинские чаши. А потом увлекся еще и восстановлением древних осетинских национальных инструментов. К счастью, остались записи, книги и схемы, по которым он мог работать.

Таймураз БЕРОЗОВ: – Я познакомился с ним случайно, в 2010 году. На тот момент я занимался рок-музыкой и мало что знал о народных инструментах. Работы Сослана Моураова очень заинтересовали меня, я стал приходить к нему в мастерскую, слушать, учиться у него и приводить туда своих друзей. Там мы и познакомились с Альбертом.

Среди восстановленных нами – такие уникальные инструменты, как дала-фандыр, трех или двухструнный кисын-фандыр, 12-струнная арфа дуадастанон, тростниковая или металлическая свирель уадындз, флейта уасан, трещотка карцганаг, осетинская виолончель кырнаг-фандыр. Благодаря нашему ставропольскому другу Даниле Щербине, теперь в нашем «арсенале» есть еще и осетинская волынка – лалым-уадындз.

Так вокруг этой мастерской и возник наш коллектив. Псевдофольклора и попсы ведь сейчас много, а вот настоящей аутентичной музыки почти нет. К сожалению, Сослан Моураов скончался в апреле 2014 года, но он оставил после себя учеников, и сейчас в Осетии есть продолжатели его дела.

Первое наше выступление состоялось в Москве. Нас пригласили москвичи Дима Лемешев и Дима Егоров – они организовывали в столице вечера аутентичной музыки. Сегодня в нашем коллективе семь человек – у троих из нас есть музыкальное образование, у четверых нет.

Но у наших предков тоже не было консерваторий и музыкальных школ в горах, тем не менее они оставили нам богатейшую музыкальную культуру. Те же ныхасы ведь не только были в осетинских селах местами собрания мужчин, где выносились важные решения: там звучали и песни, передавались из уст в уста сказания. Молодые люди с малых лет слушали сказителей и народных певцов, а потом тоже начинали петь. Это и была их музыкальная школа.

– Что входит в репертуар ансамбля «Къона»? Насколько известны среди слушателей те произведения, которые вы исполняете?

Таймураз БЕРОЗОВ: – Это известные песни, их мелодии живы в народе – их поют до сих пор, постоянно крутят по радио в попсовых обработках. Но сами «живые» звуки музыкальных инструментов, на которых мы делаем музыкальное сопровождение, абсолютно забыты. Например, это касается двенадцатиструнной арфы «дуадастанон». Известен ее строй, как ее держали, но сама техника исполнения сказаний в ее сопровождении утеряна – нет ни одной аудиозаписи. Возможно, такие записи всплывут в каком-то столичном архиве, – в республиканских, к сожалению, их нет.

Почти мертв сегодня в Осетии и жанр сказания. Тот же наш знаменитый нартский эпос воспринимается молодежью уже исключительно как памятник культуры книжной – а сама форма его исполнения, когда старик-сказитель садится и начинает играть на скрипке, петь, можно сказать, ушла в небытие. Да и детям, к сожалению, это уже неинтересно.

– Как часто вы выступаете и где? Кто он – ваш слушатель, и как принимает он музыку, которую вы исполняете?

Таймураз БЕРОЗОВ: – Нас постоянно приглашают выступать во Владикавказе, но мы не всегда принимаем эти приглашения. Почти никогда не отказываем школьникам, студентам, то есть тем, кому это может быть реально полезно. Но никогда не выступаем на свадьбах, банкетах или концертах, которые делаются для галочки.

Мы дали четыре концерта в Москве, три в Петербурге, три или четыре сольных концерта в Южной Осетии – в Цхинвале и по одному в Анкаре и Стамбуле. И увидели, что люди очень скучают по настоящей народной песне. Сегодня наша молодежь, увлеченная фолк-музыкой, общается с молодежью из других регионов России – с адыгской, грузинской, абхазской молодежью и понимает, что настоящее – аутентика – было среди нас, а мы не замечали этого.

Сейчас мы все глубже погружаемся в реконструкцию. Изначально мы делали наши скрипки и другие инструменты из дерева, а сейчас перешли на ткани животного происхождения – это козья и бычья кожа, конский волос, жилы, кишки, и звук стал совсем другой. К счастью, остались все описания изготовления таких инструментов – благодаря известному осетинскому композитору и музыковеду Феликсу Шалвовичу Алборову.

Альберт ТОГОЕВ: – Далеко еще не все народные песни в Осетии записаны, не все собрано. Мы для интереса проехались по селам Южной Осетии, по тем местам, которые практически не тронуты городской цивилизацией, и в результате за один день нашли три абсолютно не известные песни и мелодии. Думаю, что такой потенциал остался еще у многих народов – и не только на Кавказе.

– Осенью прошлого года в Кисловодске Министерство культуры России совместно с Государственным центром русского фольклора организовало фестиваль эпической песни «Горы вы Кавказские», участником которого был и ансамбль «Къона». Какое у вас осталось впечатление от этого фестиваля? И, на ваш взгляд, может ли перенять такой опыт Осетия?

Альберт ТОГОЕВ: – Проект этот нам очень понравился, он очень своевременный. Пока живо фольклорное движение, которое держится, главным образом, на энтузиазме своих участников, такие фестивали надо проводить как можно чаще. Ведь то, что мы делаем, мы делаем не для себя, а для всех. Это реально работает на имидж нашего многонационального государства. И когда в стране будут регулярно делаться качественные такие фестивали на качественных площадках, люди поймут, что им это нужно и интересно. Потому что фольклор – это настоящее. У него есть основа, серьезный фундамент.

Таймураз БЕРОЗОВ: – Как говорил наш старший Сослан Моураов: если ты не будешь крепко стоять на плечах своих предков, ты никогда не станешь выше. Мы живем в ХХI веке и пользуемся всеми его благами, но видим свою миссию в том, чтобы нести нашу культуру дальше. Чтобы в будущем наши потомки нас не проклинали за то, что мы ее не сберегли… Над этим надо работать, это надо продвигать. Мне кажется, что фестиваль «Горы вы Кавказские» – это один из первых таких шагов, сделанных в очень верном направлении.

Еще очень важный вопрос – выбор площадок для фольклорных мероприятий. Лирические и эпические народные песни, былины не воспринимаются со сцены, когда они звучат в микрофон. На мой взгляд, это убивает все настроение. Пусть зрителям не все будет слышно, но зато люди сосредоточатся и послушают настоящее пение. То же самое и с площадками. К сожалению, в России нет подходящих площадок для аутентики. Они рассчитаны на джаз, рок, классику, поп-музыку, но не на музыку аутентичную. На фестивале мы выступали в классическом концертном зале – дневной свет, лампы, скульптуры. Но ведь это зал, рассчитанный на совершенно другой формат мероприятий. А вот в Европе делают очень интересные классические концерты прямо под открытым небом, в поле: горизонт, закат, стулья и вместо декораций – живая природа. На мой взгляд, это идеально для направления, в котором работаем мы.

В 2011 году наш ансамбль побывал в Элисте, на фестивале сказителей «Эпосы мира на земле потомков Джангара». Там собрались не консерваторские фольклорные ансамбли, которые отточенно играют на балалайке свои мелодии, а настоящие сказители из степей Монголии. И естественно, что мы, городские жители, сразу почувствовали эту настоящую атмосферу исполнения древних сказаний.

И у нас, на Кавказе, если правильно подобрать время года, можно делать отличные концерты на открытом воздухе. К тому же не надо платить деньги за зал, да и сама аутентика в таком месте будет звучать так, как надо.

Еще очень хотелось бы, чтобы в России появилось свое качественное радио, полностью посвященное фольклорной музыке, аутентике. Нас, работающих в этом направлении, в стране не так много, чтобы мы делились на регионы. Поэтому было бы очень хорошо, если бы была одна такая радиоволна, где транслировалась бы очень качественно записанная музыка. Это тоже послужило бы замечательным «музыкальным мостиком» между прошлым, настоящим и будущим. И привлекло бы к аутентике молодежь…

Ольга СТЕПАНОВА
«Северная Осетия», 23.03.2015



 
загрузка...
 
Loading...