Осетия Квайса



«ЮМОР – ДЕЛО СЕРЬЕЗНОЕ»

Олег Савельевич БУТАЕВ – доктор архитектуры, автор около 100 книг, монографий и научных работ по различным проблемам зодчества, а также архитектурных проектов, которые отмечены четырмя медалями ВДНХ и многими дипломами Союза архитекторов СССР. С 1995 года живет в Германии, полностью посвятив себя «веселой» литературе – ироническим стихам, афоризмам, юморескам, эссе, шуткам для эстрады, тостам, анекдотам. Автор более 20 книг, которые продаются во многих странах. Печатался в газетах и журналах в России, Германии и Израиле. Он – единственный из мастеров пера, который с 2002 г. является членом сразу двух писательских Союзов – Германии и России.

ИЗ АРХИТЕКТОРОВ В ПИСАТЕЛИ

– В недавнем прошлом Вы были успешным архитектором, а ныне стали известным писателем. Как это произошло?

– Большого чуда здесь нет. Я всю жизнь, можно сказать, бежал. Бежал, не останавливаясь: сначала была кандидатская диссертация, потом докторская. Многие годы я был начальником отдела в головном НИИ, потом президентом архитектурно-строительной фирмы. За мной были люди, ответственность за них, за дело. Нельзя было остановиться, усесться за письменный стол…

Впрочем, за письменный стол я, конечно, садился – у меня около ста публикаций: книги, монографии, статьи, но все по архитектуре. При такой занятости по основной профессии, переключиться на литературу я просто не имел морального права. Меж тем, еще с детских лет юмор был моим хобби: я собирал веселые истории, анекдоты, смешные выражения. И в школе, и в институте, и позже в своем НИИ – всегда что-нибудь сочинял: стихи, тексты к «капустникам», шутливые поздравления, веселые розыгрыши. Впрочем, наверное, как многие. Но к моменту переезда в Германию у меня накопился такой обширный материал, что я стал похож на женщину на сносях – мне срочно нужно было «разродиться». И мое хобби стало основной работой.

– Можно только удивляться, как Вам всего за несколько лет удалось написать и издать такое количество книг. Не считая газетных и журнальных публикаций…

– Один ученик, если помните, написал  в сочинении: «Татьяна копила, копила, а потом все вылила на Онегина». Вот так и я: всю жизнь собирал, копил, а теперь выливаю на читателей и слушателей. Мои первые же пробы в самых разных жанрах – афоризмы, иронические стихи, пародии, шутливые тосты, фельетоны, эссе – сразу же увидели свет в российской и местной прессе, а потом одна за другой стали выходить  книги…

В прошлом году меня приняли в Союз немецких писателей и в Союз писателей России. Как написал один журналист: «Олег Бутаев – единственный писатель, удостоенный чести быть принятым в оба творческих Союза».

ЖИВЕМ В ГЕРМАНИИ

– Почему Вы уехали в Германию?

– У меня в Москве была архитектурно-строительная фирма «ФАИС», вполне приличная, в которой в разное время работало 30-35 высококлассных специалистов. Бандиты сперва обложили нас данью, потом отняли офис, и, наконец, решили меня прикончить, чтобы юридически завладеть фирмой. Ни милиция, ни ФСБ не могли меня защитить. Опекавший нас фээсбешник мне честно признался, что с бандитами ему не справиться, и посоветовал бежать. Поэтому известная шутка: «Это неправда, что я покинул родину, просто отъехал на безопасное расстояние» – имела для нас совсем не шуточное значение.

– Тем не менее, Вы сохраняете российское гражданство. Это Ваша принципиальная позиция? Какое гражданство у ваших близких?

– Покидая Москву, мы не могли даже подойти к своей квартире, и все, что было нажито, осталось там, включая шикарную библиотеку. Но это вовсе не значит, что мы обозлились на свою страну. Отнюдь нет. Мы все – граждане России, и менять свое гражданство не будем.

Мы читаем российские книги, смотрим российское телевидение, получаем русскую прессу, в том числе московские газеты. В 1996 году специально ездили за 150 км в Гамбург (в Генеральное Консульство РФ), чтобы проголосовать за Ельцина, а в 2000 году – за Путина. В марте поедем опять …

В своей повседневной работе мы тоже тесно связаны с Россией. Артур – профессиональный певец и композитор, пишет песни не только для немецких исполнителей, но и для некоторых российских (в частности, для Марины Хлебниковой). Он автор музыки к 4-х серийному телевизионному фильму «Игра без правил» (Санкт-Петербург), который скоро пойдет по российскому телевидению (автор сценария и режиссер – Константин Бутаев).

Милана – оперная певица, лауреат международного конкурса вокалистов, поет на сценах многих стран, в частности, в Мариинском театре.

Моя писательская деятельность тоже тесно связана с Россией, именно там издано большинство моих книг.

В ОСЕТИИ – МОИ КОРНИ

– Бутаевы – уважаемая в Осетии фамилия. Казбек Бутаев в свое время даже возглавлял республику. С кем из Бутаевых Вы знакомы и поддерживаете родственные отношения?

– Мы знакомы и общаемся со многими Бутаевыми: с живущими в Москве, в Санкт-Петербурге, а главным образом, в Осетии – во Владикавказе, Алагире, Моздоке, Кадгароне. Общаемся также с Цаллаговыми, Баскаевыми, Уртаевыми и другими нашими родственниками.

– Расскажите о своих родителях?

– Родителей, к сожалению, уже нет в живых, но до сих пор они являются примером для нас, их детей, и для наших детей и внуков. О них много можно рассказать хорошего.

Мой папа – деревенский парень – выучился и стал «большим» человеком в Москве: занимал высокие посты в ЦК КПСС и Совете министров РСФСР (несколько раз стоял на гостевой трибуне мавзолея). Моя мама, имея четверых детей (!), защитила кандидатскую диссертацию! Они оба до конца своих дней  читали и занимались самообразованием, живо интересовались событиями в мире и в стране, уделяли большое внимание детям, внукам и другим родственникам и друзьям. Наш дом в Москве всегда был центром притяжения для многих осетин.

– А как они познакомились?

– В 30-е годы, едва окончив Кадгаронскую школу, папа отправился учиться в Москву. Поступок этот граничил с нахальством, поскольку знал он тогда лишь два десятка русских слов (наверное, не считая матерных, которыми и тогда владели все!). Спустя какое-то время ему удалось овладеть «великим могучим», и говорил он безо всякого акцента, но до того случались разные проколы. Вот один из них.

В Москве молодой человек познакомился с русской девушкой. Она была хороша собой и сразу ему понравилась. Во время свидания красавица похвасталась, что недавно прыгала с парашюта – мода была такая. Отец пришел в восхищение и хотел ее похвалить – сказать примерно такую фразу: это просто невероятно! Но из-за куцего запаса слов и фраза получилась куцей: «Гражданочка! Вы врете!»

Больше они не встречались…

Мои родители окончили Тимирязевскую сельхозакадемию. Там они познакомились и там же еще во время учебы поженились. Кстати, мамину родню не сильно обрадовал ее выбор – предубеждения против «лиц кавказской национальности» существовали и тогда. Правда, вскоре папу они «раскусили» и относились с искренним уважением.

Что касается мамы, то к ее чести нужно сказать: она всей душой (через папу) полюбила Осетию – выучила язык, наши обычаи и традиции. И уже через год после свадьбы, когда молодожены приехали в Кадгарон, объяснялась по-осетински и вела себя, как подобает ирон чинз. Надо ли говорить, что осетины ее сразу приняли.

Мама, как и папа, была человеком широкой души. Через нее многие земляки нашли дорогу в Московский зоотехнический институт коневодства (где она преподавала), стали кандидатами наук (Владимир Газдаров, Сима Бутаева, Рая Цаллагова и др.), известными конниками – Исса Караев, Владимир Хачиров, Борис Комбегов и многие, многие другие.

–  Бывали ли Вы в Осетии? Собираетесь ли приехать?

– Я часто бывал  в Осетии до своего отъезда в Германию. В каждый такой приезд обычно обхожу дома наших родственников – «наношу визиты вежливости», как сообщили бы в СМИ,  будь я официальным лицом. Во время одного из таких визитов случилась маленькая трагикомедия.

Зашел я в дом, где год назад умер 90-летний хозяин. Зашел специально, чтобы выразить соболезнование домочадцам и, прежде всего, вдове хозяина.  Однако, эта старенькая, но еще бодрая старушка, меня опередила. Вытирая слезы, она проникновенно сказала: «А наш дедушка… подох…»

В последний раз я побывал на родине в октябре 1994 года на праздновании 220-летия присоединения республики к России и 210-летия города Владикавказ – я был в числе других приглашенных, как вице-президент культурного общества «Фарн» (Москва). Приятно сказать, что моим соседом по гостиничному номеру был великий конник и прекрасный человек Ирбек Кантемиров.

Очень хочу вновь побывать в Алании, встретиться с родственниками и просто подышать родным воздухом! Не скрою, что мне хотелось бы и выступить перед земляками. Я ведь работаю в веселом жанре и не только пишу, но иногда встречаюсь с читателями, устраиваю вечера Юмора. У меня есть, что рассказать: и веселого, и познавательного, например, о Германии и ее жителях.

Жду приглашения.

ТВОРЧЕСТВО – ДЕЛО ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ

– Знаю, что недавно в Ганновере успешно прошел Ваш авторский вечер, в котором приняли участие Ваши дети: Артур и Милана. Расскажите об этом.

– Формально вечер был посвящен презентации двух моих новых книг: «ЭТИ  «СТРАННЫЕ» НЕМЦЫ.  Германия  глазами юмориста» и  «ВЕСЕЛАЯ СВАДЬБА. Тосты. Пожелания. Хохмы. Розыгрыши». Но на нем выступал не только я – почти половину времени было отведено музыке: в первом отделении звучали арии из опер в исполнении Миланы и ее партнера из Норвегии, во втором – свое творчество представил Артур: исполнялись его песни (на мои слова).

О том, что вечер удался, можно судить не только по восторженным отзывам зрителей, но и по публикациям в местной (русскоязычной) печати. Вот заголовки некоторых статей: «Что «выдал» юморист Бутаев» («Аргументы и факты в Европе», №17, 2003); «Браво Бутаевы!» («Районка», №6, 2003),   «Бутаевы» («Вести», №7, 2003); «На пути к вершине» («Партнер», №10, 2003).

– Как объяснить, что Ваши дети пошли по музыкальной стезе? Ваша супруга, очевидно, из мира музыки?

– Мы с женой и все наши родственники не лишены музыкальных способностей. Мама, например, многие годы руководила различными хорами. Ни я, ни жена в силу ряда причин не получили музыкального образования, поэтому постарались его дать нашим детям. Артур окончил музыкальную школу (по классу скрипки), а затем – Московский институт культуры (дирижерско-хоровое отделение); Милана – музыкальную школу, училище при Консерватории, два курса ГИТИСа (отделение – музыкальный театр), а после переезда в Германию – оперное отделение консерватории в Ганновере. Мне доставляет искреннее удовольствие сказать, что первым учителем Миланы, первым педагогом в музыкальной школе им. Мясковского (Москва) была наша землячка – Светлана Александровна Кацоева! Это она дала ей «путевку в жизнь».

Любопытная деталь. Три года назад, когда Милана впервые появилась в Петербурге, в Мариинском театре, ее нашла (по фамилии в афише) осетинка Фариза, студентка Петербургской Академии молодых талантов. Как потом выяснилось, Фариза  – дочь… Светланы Александровны!!! Можете себе представить их общую радость?! Они тут же позвонили Светлане Александровне в Москву и вместе с ней проговорили, просмеялись и проплакали (на радостях) целый час…

– Да, любопытная история!

– Могу рассказать еще одну и тоже про встречу земляков. На сей раз – историю забавную. Там же в Петербурге живет и работает наш родственник – киноартист Константин Бутаев. Многим он запомнился по фильмам «Заложник», «Табор уходит в небо» и другим. Когда-то он учился во ВГИКе, в мастерской прославленных мастеров Сергея Герасимова и Тамары Макаровой, и однажды вместе с ними принимал вступительные экзамены в их вуз.

…Выступает очередная претендентка… наша  землячка.  После  «обязательной» программы Герасимов неожиданно просит ее прочитать что-нибудь на родном языке. Такого предложения она не  ожидала – всякий  абитуриент к поездке в Москву готовит всю программу на русском, и она не была исключением. Поэтому в первую минуту даже растерялась, но тут же взяла себя в свои руки и стала читать… Но это не был отрывок из какого-либо произведения, а была чистая импровизация, рассчитанная на незнание другими осетинского языка.

Говорила она примерно следующее: «О, видит Бог, как я хочу… учиться в этом чудном вузе! Готова всю себя отдать, чтобы мечта осуществилась! Поймите же, вы, старикашки (имелись в виду Герасимов и Макарова!), что без кино мне трудно жить!.. Но этим старым мухоморам понять меня не суждено… А ты, красавчик-Дон Жуанчик (это уже адресовалось Косте!), чего закатываешь глазки? Чего хихикаешь в платочек? Так и дала б тебе по морде!..»

Едва не лопнув от распиравшего его смеха, Костя выбежал из помещения…

– Говорят, у Вас потрясающая память. Что Вы лучше запоминаете: хорошее или плохое?

– Память у меня избирательная – хватает и удерживает только смешное. Причем, безо всяких усилий с моей стороны. Иногда вдруг, по какой-то случайной ассоциации, она выдает истории «времен очаковских и покоренья Крыма».

Недавно, читая о Леониде Утесове, обратил внимание на такую деталь. Ему было уже за восемьдесят, а жена по-прежнему внимательно следила за его контактами с молодыми поклонницами. Даже более внимательно, чем в пору их молодости.

– Что же вы так беспокоитесь? – удивлялись друзья. – Он уже в преклонном возрасте. Подумаешь, встретился с молодой девицей… Что он может ей сделать, в конце концов?!

– Как это что? – в свою очередь удивлялась жена. – Завещание!..

И сразу всплыла давняя семейная история.

Мой брат, когда ему было года два, играл с золотой монеткой. Однажды она пропала, и на удивленный вопрос родителей: где она, радостно сообщил: «Ахса, ам!» В смысле, проглотил. Родители не на шутку всполошились: монетка не маленькая (как бы чего-нибудь не случилось!), да к тому ж не простая, а золотая – ценность, все-таки!

Но как проследить за ее движением в организме и как узнать, если и выйдет? Дело было в Кадгароне, где в ту пору малым детям разрешалось присесть по нужде в любом месте. Поэтому родители стали внимательно – как жена за Утесовым – следить за перемещениями брата, бегать за ним с горшочком…

К счастью, беготня закончилось благополучно: монетку обнаружили, поменяли на деньги, которых вполне хватило на зимнее пальтишко брату.

– Как сложилась творческая судьба ваших детей. В общих чертах известно. А как – личная? Есть ли у Вас внуки и внучки?

– Нашего Артура, по нынешним временам, можно считать многодетным отцом – у него два мальчика (12 и 8 лет), а сейчас ожидается еще и девочка! У Миланы пока никого нет. Основная причина – издержки профессии: постоянные разъезды и переезды.

– Каким образом Милана сумела выйти на Гергиева?  

– В Ганновере, где мы живем, проходила всемирная выставка «Экспо-2000» (ее посетило свыше 4-х млн. чел.). Культурную программу этого грандиозного мероприятия обеспечивали звезды первой величины из разных стран, в том числе Роттердамский королевский симфонический оркестр под управлением Валерия Гергиева. Маэстро, которого буквально разрывали на части «важные» люди и представители СМИ, все-таки нашел несколько минут, чтобы там же, на огромной сцене выставочного комплекса, заслушать пение Миланы. Он сразу же пригласил ее приехать в Мариинский театр, где она исполнила главные партии в ряде опер, в том числе, в «Валькирии» и «Зигфриде» Рихарда Вагнера, в «Мадам Баттерфляй» Джакомо Пуччини и в «Ариадне на Наксосе» Рихарда Штрауса.

К Валерию Абисаловичу Милана относится с величайшим уважением. От себя добавлю, что Гергиев – истинный гений и невероятный труженик, живущий в непостижимо напряженном ритме!

У МЕНЯ АЛАНСКАЯ ГОРДОСТЬ

– Считаете ли Вы себя «лицом аланской национальности»?

– Я никогда ни на минуту не забывал, что я осетин. Даже, живя в Подмосковье, а потом в Москве, каждое лето проводил в Кадгароне. Еще тогда я осознал, что мы, осетины – особенный народ, героический, талантливый и культурный. Всю жизнь я искал и находил земляков. Кстати, на этом пути случалось всякое.

Однажды, будучи еще мальчишкой, остановил взрослого дядю, который мне показался «своим»:

– Дядь, вы осетин? – спрашиваю его.

 – Да, – говорит он.

 Захлебываясь от счастья, сообщаю ему;

 – Я – тоже!

 А он мне отвечает:

 – Ну и что?

…А вот случай из моей «взрослой» жизни. На одном из совещаний в Госстрое СССР, где я выступал, меня попросили подойти к стенографистке, подписать стенограмму. И называют ее фамилию – Осетинская! У меня сразу мелькнула мысль: быть может, это у нее псевдоним, т.е. она моя землячка.

– Какая у вас интересная фамилия, – говорю ей.

– Да, – соглашается она.

– Наверно, не случайно такая. Я вот осетин.

– Да, не случайно, – подтверждает она, – я… еврейка.(!)

…Маленький штрих к вопросу об отношении членов моей семьи к Алании. В этом году мы отправили 12-летнего внука (одного без родителей) из Ганновера в  Петербург, откуда он с родственниками поехал в Осетию.

Вы спросите: понравилась ли ему там? Отвечаю: он был поражен не только красотами родного края, не только доброжелательностью земляков, но и высокой культурой человеческого общения. Скажу проще: вернулся домой более воспитанным, добрым и предупредительным!

– Ваши пожелания жителям Осетии?

– Мы живем в непростое время, когда миром правят деньги, корысть, лицемерие и обман, а противостоять этому негативу – архисложно. Поэтому желаю моим землякам быть здоровыми и богатыми, но при этом оставаться людьми благородными, достойными величия и славы наших предшественников.

А мое шутливое напутствие такое: выбросьте все из головы, остальное – само выйдет!

Игорь ДЗАНТИЕВ
Газета «Столичная» (Владикавказ), 9.12.2003



 
загрузка...
 
Loading...