Осетия Квайса



Вероника ДЖИОЕВА: «Конкурс – это еще и везение»

Известная российская оперная певица Вероника ДЖИОЕВА впервые судила конкурс. Во II Всероссийском музыкальном конкурсе приняли участие пианисты, скрипачи, виолончелисты и вокалисты – это именно те номинации, которые входят в Конкурс Чайковского. Корреспондент «НИ» побеседовала с певицей.

– Вероника, вы часто говорите, что ваш характер не соответствует вашему голосу. Кто кого усмиряет: характер голос или голос – характер?

– Бывает по-разному. Мой необузданный характер сказывается на многих вещах. Прежде всего он влияет на мой голос и, конечно же, создает определенное состояние на сцене. Как считают многие, голос у меня лирико-драматический. Я сама больше отношу себя к лирическому сопрано, и в моем репертуаре большое количество лирических партий. Может быть, именно в сочетании с таким «огненным» характером звучание лирических партий в моем исполнении становится не совсем обычным, и такие героини мне удаются гораздо больше…

– Наверное, вы согласитесь, что опера – искусство элитарное?

– Согласна. Но все-таки хочется, чтобы побольше было правильной музыки. Говоря «правильной», я имею в виду вокальные произведения – песни наших выдающихся отечественных мэтров – Дунаевского, Пахмутовой… Чтобы не было этой «голой», пустой попсы, которую в основном сейчас слушают. Хочется, чтобы давали дорогу талантливым молодым исполнителям с хорошими голосами, настоящим музыкантам, которым есть что сказать зрителю. Та бессодержательность искусства, которая заполонила радио и телевидение, – страшна!

– А как вы относитесь к модным телевизионным шоу, где как раз выявляются хорошие голоса, и в один вечер никому неизвестный исполнитель может сразу превратиться в звезду?

– Насколько я знаю от своих коллег, в такие телевизионные шоу просто так не пройти, что называется, «с улицы» – не попадешь. Как всегда, предполагаются связи. И мне не нравится то, что происходит, например, в шоу «Голос», хотя я смотрела его всего несколько раз. Я очень осторожно отношусь к этому проекту. Мне кажется, голосистых людей там мало. Как поют там, так могут петь все.

– Вы сейчас живете в России и часто называете себя русской певицей. А есть ли у вас программы, посвященные осетинской музыке?

– К сожалению, нет. Недавно я впервые в Осетии исполнила народную осетинскую песню. Есть у меня мысли на этот счет, но, как всегда, очень мало времени, а над таким репертуаром надо очень много и долго работать. Но такая программа в моем репертуаре будет обязательно! Обещаю спеть ее в национальном костюме (и мне уже шьют такой). Великий Лисициан в конце своих выступлений всегда пел народные армянские песни. Мне кажется, это очень правильно – свои культурные традиции, свои корни забывать нельзя. Поэтому хорошие привычки необходимо перенимать у великих.

– Вы впервые выступаете в роли судьи на Всероссийском музыкальном конкурсе. Скажите, а конкурс – это искусство?

– Меня приглашали (и не однажды) на самые разные состязания, но из-за жесткого графика работы и нехватки времени стать членом жюри не получалось. Сама я участвовала в различных конкурсах и много выигрывала. Может быть, для понятия «конкурс» слово «искусство» слишком «большое»… Но я глубоко убеждена, что на начальном этапе вокалисту пройти через серьезный, авторитетный конкурс просто необходимо. Это важно прежде всего для формирования собственного репертуара. Скажу так, я, наверное, никогда бы не исполнила многие романсы и редкие арии, если бы не участвовала в конкурсах. Например, для участия в Международном конкурсе имени Марии Каллас в Афинах нужно подготовить для первого и второго туров по девять произведений, да еще три развернутых арии с оркестром! Если посчитать, это 23 произведения. Сам процесс подготовки к конкурсу очень интересен, ведь в этот момент ты узнаешь много нового.

– Проявляли строгость к конкурсантам?

– На Всероссийском музыкальном конкурсе жюри было настолько добрым, что я даже подумала: если бы такое жюри судило состязания, в которых я участвовала, то все награды были бы мои! Но конкурс – это еще и везение…

– Достойны ли обладатели первых премий Всероссийского конкурса принять участие в будущем Конкурсе Чайковского?

– Все участники конкурса – достойные певцы. Сильный красивый оперный голос у Алексея Зеленкова из Новосибирска (Первая премия); здорово, когда человек от природы таковым обладает. Мне очень понравилась и Анна Литвин (Нижний Новгород); мы тоже присудили ей Первую премию. Я всегда отдаю предпочтение настоящим большим оперным голосам.

– Вы являетесь солисткой Новосибирского оперного, Мариинского и Большого театров, много выступаете за границей… Какой театр еще не покорен вами, а вам хотелось бы в нем выступить?

– Раньше я бредила мечтой покорить «Ла Скала», «Метрополитен» и так далее… Я думала и всегда была уверена в том, что там поют лучшие… Побывав в этих театрах как слушатель, я стала относиться к себе по-другому. Ведь важнее, не где ты поешь, не на какой сцене выступаешь, главное – как ты это делаешь. И если мне придется петь в этих знаменитых театрах, я буду только счастлива! А с российскими театрами мне очень повезло, ведь я солирую в лучших…

– И какой ближе к сердцу? Откройте секрет…

– Наверное, первый театр, где я начинала… Но, с другой стороны, Большой! Как без Большого? А Мариинский? В Санкт-Петербурге оканчивала консерваторию, встретилась с Валерием Гергиевым. Горжусь, что в Большом и в Мариинке главные дирижеры Туган Сохиев и Валерий Гергиев – осетины. Мои земляки. В России очень сильная дирижерская школа.

– Нужно ли современному культурному человеку хорошо разбираться в опере?

– Я думаю, что необязательно. Оперные певцы, музыканты тоже не во всем должны разбираться…

– Если человек не имеет представления об опере, но стремится проникнуться этим великим искусством, с чего ему начинать?

– Все зависит от самого человека, от его индивидуальности. Это чувство может родиться, а может и не возникнуть. Бывало такое, что люди, не понимавшие оперу, после посещения моего спектакля начинали любить ее… Я замечала, что непосвященным людям чаще нравится балет, язык танца им более понятен.

– Часто бываете на спектаклях?

– Нет, так как сама все время пою (смеется). Мне как певице в качестве зрителя часто бывает тяжело. Знаешь все технические сложности… Поют хорошо редко, а самое главное – редко услышишь красивый голос. В нашей профессии, к сожалению, многое мельчает. Голос, который должен петь партию Аниты – поет Травиату. Я этого понять не могу; это вызывает удивление. Все-таки должны выделяться большие голоса, голоса примадонн. Исполнители заглавных партий в «Травиате» должны обладать тембрально красивыми голосами.

– Может, будущий Конкурс Чайковского откроет новое имя?

– Дай Бог! Он всегда проходил на очень высоком уровне. Инструмент должен ласкать слух, а уж человеческий голос – тем более.

Татьяна ЭСАУЛОВА
«Новые Известия», 10.12.2014

СПРАВКА

Вероника ДЖИОЕВА – российская оперная певица (сопрано). Народная артистка Республики Северная Осетия-Алания. Родилась 29 января 1979 года в Цхинвале. Училась во Владикавказском училище искусств имени Гергиева, в 2000-2005 годах училась в Санкт-Петербургской консерватории (класс профессора Новиченко). В 2006 году принята в Новосибирский театр оперы и балета. В 2011 году принимала участие во всероссийском телеконкурсе оперных певцов «Большая опера», в котором заняла первое место. С 2012 года – приглашенная солистка Большого театра. Исполняла партии сопрано в «Реквиемах» Верди и Моцарта, Второй симфонии Малера, Девятой симфонии Бетховена, «Большой мессе» Моцарта, поэме Рахманинова «Колокола».



 
загрузка...
 
Loading...