Осетия Квайса



Сенсации из-под земли: где жили строители даргавских катакомб

Исследуя могильник в Северной Осетии, археологи опровергли общепринятый тезис о том, что аланы до ХIII века не жили в горах. О результатах археологического сезона, невежестве и виртуальных музеях наша беседа с кандидатом исторических наук Асланом ЦУЦИЕВЫМ, возглавляющим истфак Северо-Осетинского госуниверситета.

БЕЗ РОМАНТИКИ

– Аслан Аркадьевич, насколько знаю, археологические экспедиции организуют не часто?

– Любая масштабная экспедиция – дело дорогостоящее. Не всегда коллегам удаётся получить необходимые средства. Что касается нашей работы в прошлом полевом сезоне, то каких-то особо ярких, сенсационных находок не было. Провели серьёзные разведочные работы на территории Южной Осетии по гранту Российского государственного научного фонда. Это был первый полевой сезон из предполагаемых трех. Продолжили с южноосетинскими коллегами работы в Даргавсе, где ведём раскопки средневекового аланского катакомбного могильника. Он гораздо старше широко известного склепового некрополя «Город мертвых» (на фото). Неплохие находки были, но это вполне типичный для этого памятника материал – ожидаемый, как говорят.

– Какие открытия можно прогнозировать в Даргавсе?

– Даргавская котловина, как и Тагаурское ущелье в целом, действительно уникальное место по количеству и концентрации природных, исторических и культовых памятников. Аланский могильник, который мы исследуем, уже во многом изменил наши представления о прошлом. Он – реальное и очевидное опровержение старого тезиса о том, что аланы никогда не жили в горах и были туда «загнаны» лишь монголами в XIII веке. Огромное по площади (около 40 гектаров) кладбище, оставленное средневековыми аланами близ Даргавса, доказывает, что значительные группы алан обосновались в горной части Осетии за 500 лет до монгольского вторжения. Какие открытия можно прогнозировать? Думаю, уверенно можно говорить о том, что в перспективе здесь найдут большое аланское поселение – люди, оставившие этот могильник, жили где-то неподалеку.

– Современных студентов привлекают реальные раскопки?

– Каждый год в экспедицию просятся молодые люди. Им это по-настоящему интересно. Правда, профессия археолога покрыта неким романтическим флером, а реальность не всегда оправдывает ожидания.

ИСТОРИЯ НА ДОСУГЕ

– СМИ регулярно рассказывают о сенсациях, которые у специалистов вызывают недоумение. К примеру, недавно все взахлёб говорили про уникальную находку – длинноголовые черепа. Но ведь их на Северном Кавказе регулярно обнаруживают уже на протяжении двухсот лет. Получается, что мы скатываемся в невежество?

– Действительно, люди стали реже ходить в музеи, гораздо меньше читать – видны результаты реформы отечественного образования. Многие не понимают, что история очень сложная и точная наука, имеющая свой круг источников и методов исследования. Я не знаю историков или археологов, пишущих статьи по оптике или эффективности органических удобрений. А вот экономист или математик, занимающий свой досуг историей, – вовсе не редкость. Не обладая методикой исследовательской работы историка, не умея анализировать источники (как письменные, так и материальные, археологические), не зная правил научного поиска, невозможно приблизиться к истине, в чем, собственно, и состоит основная задача историка.

И С СЫРОМ ПИРОГИ

– Вы возглавляли в своё время Национальный музей РСО-А. Сегодня в музейном деле – тенденция к созданию виртуальных коллекций и экскурсий…

– Музейные экспозиции XVIII века отличались от экспозиций века XIX, которые, в свою очередь, устарели в ХХ веке. Это нормальный, закономерный процесс. Меняются функции музея, меняется посетитель. Новые технологии, материалы, идеи и открытия вынуждают музейщиков перестраивать свою работу. Чтобы не остаться с пустыми залами, нужно постоянно что-то придумывать. Качественные копии, 3D-макеты, виртуальные экскурсоводы, сенсорные киоски – это уже музейная реальность.

– Вы способствовали пополнению музейного собрания. Пример – обретение престижного британского ордена, награды ротмистра Гуцунаева. Музею его подарили меценаты?

– Да. И мне хотелось бы ещё раз поблагодарить за этот дар Романа Владимировича Сливина и Александра Николаевича Голунского. Такие подарки – большая редкость.

– Который год в округе говорят о создании туристического кластера, но отчего-то ничего не делают в сфере познавательного туризма, а ведь уникальных мест в регионе немало, тот же Даргавс?

– При минкультуры РСО-А создали Центр традиционной культуры и этнотуризма «Фарн», который будет заниматься в том числе и тем, что вы назвали «познавательным туризмом». Есть проект «Даргавская долина». Планируется создать близ «Города мертвых» этномузей под открытым небом, реконструировать традиционное осетинское жилище, где будет возможность не только попробовать знаменитые осетинские пироги, но и поучаствовать в их приготовлении. В 2014-м все это должно заработать.

Елена ЕВДОКИМОВА
«Аргументы и Факты – Северный Кавказ», №50, декабрь 2013 г.

Фото – из архива А.Цуциева



 
загрузка...
 
Loading...