Осетия Квайса



Дарите людям красоту!

Кем можно стать, когда твои родители – народный художник Осетии Владимир Хаев и народная артистка России Долорес Билаонова? Человеком, дарящим людям красоту, как их сын, молодой, но уже состоявшийся скульптор.

«Мечтой отца было увидеть меня именно продолжателем его дела, мать, конечно же, была не против сцены. Но вокальные данные оставляли желать лучшего, да и мастерская отца притягивала больше…» – сразу задал тон беседе с корреспондентом «Северной Осетии» автор хорошо знакомых горожанам парковых скульптур Ибрагим ХАЕВ.

 – В 11 лет я вылепил свою первую скульптуру – собаку – и сам же с помощью отца перевел в гипс. Примерно в то же время под присмотром матери играл эпизодические роли в спектаклях Музыкального театра. В итоге перетянуло искусство. Родители жили ради своего народа, и именно этому стараюсь следовать во имя их светлой памяти. Они были простыми, очень доступными людьми. Мать за свой счет назначала стипендии своим студентам, могла им отдать и мои вещи. Приносить радость другому человеку – это и стараюсь делать вслед за ней.

– Прежде всего это удается благодаря твоим «добрым» скульптурам, «обжившимся» в разных местах Владикавказа. Откуда берутся сюжеты для композиций?

 – С детства, а мы жили в районе ЦУМа, запомнил осетинских мужчин в фуражках, осетинских рубашках, галифе и хромовых сапогах. Жителей многонациональной Осетинской слободки объединяло многое, в том числе и игра в нарды. Благодаря этим впечатлениям и сложился эскиз «нардистов», когда я узнал, что глава АМС г. Владикавказ Сергей Дзантиев выступает инициатором установки на площади возле здания администрации скульптуры с ярким национальным колоритом. Затем последовал «ослик с собачкой» – композиция, которую собой должны дополнять дети. Чуть позже появился «мальчик с камерой», хозяин этих животных, «отлучившийся», чтобы поплавать в Тереке. Старшему поколению все эти картинки знакомы, да и более молодые горожане, смею надеяться, их приняли. Замечу, что герои являются собирательными образами, хотя в «нардистах» по-прежнему узнают своих дедов или прадедов. Тем они мне и дороги.

– После них наступил черед «городового»…

– Памятники городовым есть во многих городах России. Относиться к ним можно по-разному, но это же тоже наша история. На «городового» в папахе теперь «смотрит» с постамента Ленин. Тем самым символы дореволюционной и революционной эпохи причудливо переплелись, и в этом есть что-то необычное.

– Теперь на очереди, насколько я знаю, романтическая композиция.

– Я всего лишь высказал пожелание, когда подбиралась площадка для «городового». Парень, спешащий на свидание к любимой, – задумка, на мой взгляд, любопытная, но пока она никем не обсуждалась.

– Ну, тогда расскажи о более реальном проекте.

– Администрация города объявила конкурс на облагораживание так называемых угловых зон. В числе работ других скульпторов комиссия одобрила и мою абстрактную композицию.

– Там совсем все непонятно?

– Кто пожелает, хоть что-то поймет (смеется). Просто решил, что необходимо разнообразие.

– Ибрагим, на проспекте Мира твой «городовой» стал «соседом» реальных великих личностей – Булгакова и Вахтангова. Нравятся эти работы?

– Прекрасные скульптуры, как и памятник основателю города Дзаугу. Станислав Тавасиев является моим старшим товарищем. Его брат Руслан преподавал мне в Художественном институте имени Сурикова (Ибрагим окончил его с отличием. – Авт.), будучи деканом факультета. К сожалению, его не стало, когда я был на втором курсе, но тем не менее успел очень многому научиться у него. Благодарен также другим своим учителям – Михаилу Дзбоеву и Александру Рукавишникову. Наставником самих братьев, кстати, можно считать их дядю, великого Сосланбека Тавасиева.

– А сам бы взялся за создание образов известных деятелей культуры и литературы?

– С удовольствием! Мне вот недавно кто-то предложил создать образ Владимира Высоцкого, можно было бы поработать над памятником Гайто Газданову. Тем более что, по мнению многих жителей города, в тени пока остаются свои творческие деятели.

– Они во многом правы. Увековечивания достойны Сека и Цомак Гадиевы, Нигер, Бало Тхапсаев…

– Согласен, список можно продолжать бесконечно долго. Думаю, что и они не останутся без внимания.

– Мы беседуем в преддверии Нового года. Кого поздравишь с праздником в первую очередь?

– Благодаря газете «Северная Осетия» – жителей республики (смеется). Счастья, здоровья, пусть у всех будет все хорошо!

– Какой новогодней композицией украсил бы город, будь такая возможность?

– Вот так сразу и ответить… Что-то связанное со льдом и замком-лабиринтом в виде аттракциона для детей. Это же в первую очередь детский праздник!

На следующий день после этой беседы Ибрагим Хаев выехал в Москву на открытие мемориальной доски Хаджи-Умара Мамсурова, автором которой и является. Портреты славных сынов Осетии скульптор создает не впервые – на аллеях Славы в Ардоне и во Владикавказе имеются созданные его руками памятники Цоцко Амбалову и Каурбеку Тогузову. А еще – памятники выдающемуся ученому Марку Блиеву и родителям. В работе над памятником отцу Ибрагиму помогала супруга, архитектор-дизайнер, выпускница той же «Суриковки» Зарина Едзиева. Творческая династия продолжает дарить людям красоту, за что ее и можем благодарить.

Беседовал Т.ТЕХОВ
«Северная Осетия», 10.01.2014



 
загрузка...
 
Loading...