Осетия Квайса



Дзако из Заманкула

// Одним из тех, кто расписался на Рейхстаге, был Д.Айларов, представленный к званию Героя Советского Союза…

Мой друг Валерий Айларов гордится не автомобилем, не хорошей квартирой, а домашней библиотекой, которую собирал всю жизнь. В этой библиотеке особый раздел – мемуары советских военачальников-маршалов, командующих фронтами, армиями. В них – подлинная Великая Отечественная война и рассказы о редких случаях, которые не поместишь в официальной истории, тщательно проверенной и отредактированной.

Вот книга генерал-полковника Василия Митрофановича Шатилова «Знамя над рейхстагом». А в ней – рассказ, как уроженец г. Моздок Михаил Васильевич Артюхов, начальник политотдела 150-й стрелковой дивизии, готовил Красное знамя Победы, которое вскоре взвилось над рейхстагом… Наверное, немало интересного могли бы рассказать и люди со званиями младших офицеров и красноармейцев. Но у них не было ни литературных обработчиков, ни адъютантов, владеющих пером. Сдав личное оружие и сняв погоны, они вернулись домой к своим довоенным профессиям и, как правило, неохотно вспоминали недавнее прошлое.

В начале 80-х прошлого века военный журналист полковник Анатолий Свиридов собирал материалы для книги о Героях Советского Союза, участниках Курской битвы. Поэтому и приехал в столицу Северной Осетии к Дзако Саламгериевичу АЙЛАРОВУ. Так представили Свиридову жителя селения Заманкул, старшего лейтенанта, воевавшего под началом маршала Бронетанковых войск Катукова (командующего первой гвардейской танковой армией), участника штурма Берлина. Встретили журналиста тепло, по-кавказски. Но Дзако вежливо улыбался, пожимал плечами и уверял: все верно, в танковой армии на Курской дуге воевал и во взятии Берлина участвовал, но Героем Советского Союза никогда не был. Во время войны наградили двумя орденами Красной Звезды, Отечественной войны, орденом Боевого Красного Знамени, медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». В апреле 1945 г. Указом Президиума Краевой рады Народовой наградили польским Серебряным заслуженным крестом. Но самая первая и дорогая награда – медаль «За отвагу». В этот раз журналист из Калуги, которому с трудом, но все же удалось разговорить осетина из Орджоникидзе, услышал подробную историю…

Парторга заманкульского колхоза «Иристон» Дзако Айларова призвали в Красную Армию на четвертый день войны. С 1936 до 1938 г. он уже служил красноармейцем в 77-м кавалерийском полку в Моздоке и имел армейский опыт. Видно, поэтому его назначили политруком роты Казбекского стрелкового полка, охранявшего кавказские перевалы. Особая опасность в 42-м нависла над стратегически важным Крестовым перевалом, через который шли важнейшие военные коммуникации в Закавказье, куда фашисты готовились сбросить десант.

Но осенью 42-го, когда готовился контрудар по группировке фашистов под Орджоникидзе, которые уже проникли на южные окраины города и Лысую гору, Казбекский полк ночью перебросили к станице Архонской.

Вот и не верь после этого горским святым и заманкульскому святилищу в честь Уастырджи «Дурджын бæрзонд», куда ходила молиться, как впоследствии призналась сестра Дзако Кала Цаллагова: на следующее утро немецкие самолеты разбомбили пустые казармы на перевале!

…Первый бой рота приняла, прорываясь к селению Майрамадаг, а вечером Дзако вызвали в штаб полка и поручили пойти в разведку в селение Ардон. Политрук подходил идеально: с бородой, в порванной одежде. Главное, требовалось проскочить мимо немцев. Дзако стал пробираться в сторону Ардона ночью, выбрав заросшие кустарником балки. Когда рано утром в туманной дымке показались дома на окраине села, и он с облегчением вздохнул, неожиданно перед ним появился румынский патруль. Один из румын на ломаном русском спросил, куда и зачем движется оборванец. Вероятно, ардонцы, сбежавшие в лес, иногда приходили в село, поэтому румыны, обыскав Дзако, не стали его задерживать. Услышав, что он идет в село за продуктами для оставшихся в лесу больных детей, старший патруля ударил его прикладом винтовки и пнул в сторону села. Немцам в Ардоне, видно, было не до проходившего по улицам оборванца. А тот, изучив, где стоят танки, машины, склады, бензоколонки, зашел в безопасное место и, достав из чувяка за подошвой карту-схему, занес увиденное огрызком химического карандаша на бумагу. Направляясь обратно, Дзако вдруг подумал: а если румыны опять попадутся ему по пути и поинтересуются, где продукты? Пришлось вернуться обратно и подойти к дому, где проживала вышедшая замуж в Ардон за Мишу Мадзаева его родная сестра Малика. К счастью, женщина стояла у калитки с соседкой и не узнала в оборванном, бородатом мужчине своего брата. Молча пошла в дом и вынесла ему немного картофеля и кукурузные лепешки. Опасное возвращение в Ардон помогло Дзако увидеть за речкой замаскированный сетками объект. Заметив его интерес, Малика предупредила, чтобы он не подходил к нему, ибо там находился немецкий штаб.

Ночью Дзако благополучно, опять продираясь через кустарники, миновал немецкие оборонительные линии. За удачный разведрейс и бой под Сурх-Дигорой, где он с красноармейцами забросал гранатами вражеский дзот с пулеметом, ему вручили медаль «За отвагу», одну из самых почетных наград Красной Армии.

Военный журналист полковник Свиридов написал о Дзако радиоочерк, присылал письма, в которых уверял, что обязательно выяснит, почему Айларову не присвоили звание Героя Советского Союза. Но, наверное, ничего не получилось. А выяснили это спустя почти 45 лет ребята из патриотического клуба «Родина» города Дигоры, созданного учителем истории Тимуром Кардановым, собравшие список «Героев без звездочек».

Вот и я листаю копии наградных документов с ошибками в непривычных кавказских фамилиях. «Наградной лист Айлярова Дзека Саламгериевича, гвардии старшего лейтенанта, командира стрелковой роты 3-го мотострелкового батальона 21-й гвардейской механизированной Ярославской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого бригады. Год рождения – 1912, национальность – осетин, партийность – член ВКП(б). Представляется к присвоению звания «Герой Советского Союза»… Как бы я ни пытался приукрасить литературно графу «краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуги» – лучше командира мотострелкового батальона гвардии капитана Черепанова все равно не напишу. «В бою на 1-м Белорусском фронте 17 января 1945 год рота Айлярова находилась в заслоне у деревни Пшестоловеце-Дуте. Противник в 3 раза превосходящими силами пытался сбить заслон. В течение дня 17 января рота отбила 4 атаки пехоты и танков противника, нанеся ему огромные потери. Было уничтожено свыше 180 немецких солдат и офицеров, взято в плен 32 человека, подбито и уничтожено 2 бронетранспортера, 1 танк, 12 автомашин, свыше 50 повозок с разным военным имуществом. Т. Айляров лично сам водил 2 раза роту в контратаки, личным примером мужества и геройства воодушевлял бойцов на подвиги. Благодаря умелому руководству вся группировка противника была разгромлена, рота Айлярова понесла незначительные потери: 1 убит, 6 раненых. 24 января западнее гор. Познань Айляров поднял роту в атаку и сам впереди всех своих порядков роты лично уничтожил 11 немецких солдат из пистолета, в жестокой рукопашной схватке рота уничтожила свыше 50 солдат противника, 8 пулеметов, 3 орудия, Айляров лично заколол кинжалом 8 немецких захватчиков. В результате всего этого было занято 3 линии немецких траншей. Благодаря умелому руководству, личной храбрости, мужеству и геройству рота Айлярова всегда выходит победительницей в схватках с врагом. Достоин правительственной награды – звания «Герой Советского Союза».

«Достоин высшей правительственной награды – звания ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА. Командир 21-й гвардейской механизированной Ярославской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого бригады гвардии полковник Кошелев».

«Достоин высшей Правительственной награды присвоения звания Героя Советского Союза. Командир 8 Гвардейского механизированного Прикарпатского корпуса гвардии генерал-майор ДРЕМОВ».

Заключение Военного совета армии. Далее в строчке: «Достоин присвоения звания «Герой Советского Союза» размашистым почерком выведено: «Достоин Красного Знамени». И две подписи: «Командующий войсками I гв. танковой армии гв. генерал-полковник Т.В.Катуков и член Военного совета I гв. ТА гв. генерал-лейтенант Т.В.Попель.

28 февраля 1945 года».

Какими обстоятельствами руководствовались в то время, в конце войны, два высших генерала – неизвестно, если непосредственные командиры Айларова, видевшие его в бою, подписали наградные документы единогласно. Дзако Айларов об этом ничего не знал, как никогда и не узнает о розысках патриотического клуба «Родина». Он ушел из жизни в 1985 году. Судьба во время войны была к нему милостива: в бесконечных атаках, ведя вперед на врага бойцов, он лишь однажды был ранен и пробыл некоторое время в ессентукском госпитале. А еще ему повезло 2 мая расписаться на рейхстаге: «Дзако из Заманкула»!

Генрий КУСОВ, доктор исторических наук
«Северная Осетия», 14.05.2015



 
загрузка...
 
Loading...