Осетия Квайса



Буйное пиршество живописи Юрия ДЗАНТИЕВА

Игорь ДЗАНТИЕВ

Ю.Дз.Три выдающихся скульптора – Давид, Инал и Александр Дзантиевы – яркой страницей вошли в историю изобразительного искусства Осетии. Каждый из них создал запоминающиеся образы, которые обрели свое неповторимое место в национальной творческой сокровищнице. Александр стал продолжателем сложившихся в семье художественных традиций, передав дар творчества двум из своих сыновей – Юрию и Анатолию. Юрий ДЗАНТИЕВ (1930-2000), которому 22 июня исполнилось бы 80 лет, не только поддержал высокое реноме скульпторов Дзантиевых, но и во многом пошел дальше. Правда, на живописном поприще, что лишь расширило фамильный художественный почерк.

На жизненном пути Юрия было немало дорог, уже проторенных старшими. Также, как и Давид, он окончил Академию художеств в Ленинграде и тоже попал к настоящему мастеру – народному художнику СССР Б.Иогансону, что во многом способствовало как получению классического образования, так и становлению творческо-философских воззрений молодого живописца.

«Иогансон был прекрасным педагогом, – вспоминал Ю.Дзантиев свои студенческие годы, – деликатным, требовательным и толерантным. Он понимал нас и никогда не стремился навязать свою жесткую волю. Но он требовал от нас мастерства, профессионализма, не терпел дилетантской небрежности. Сам великолепно знал технологию живописи и своим ученикам прививал вкус к серьезной, добротной работе, к профессиональной культуре и ответственности».

Заложив в городе на Неве прочный фундамент, Юрий вернулся в родную Осетию и работал с неутомимостью увлеченного человека. Вскоре после окончания Академии в 1959 году во Владикавказе состоялась выставка произведений Ю.Дзантиева, о таланте которого заговорили и специалисты, и многочисленные поклонники живописи. Никто не мог тогда предположить, что эта первая выставка так и останется у Юрия Дзантиева единственной персональной, а следующая пройдет только в 2005 году в Москве, в Центральном Доме художника, через пять лет после смерти, благодаря титаническим усилиям брата Анатолия. Тогда же братом впервые был издан и прекрасный альбом мастера, в который вошли избранные произведения Юрия Дзантиева и материалы к его биографии.

Уже только эти факты говорят о том, что для Юрия Дзантиева первоосновой деятельности был творческий процесс, художественные искания в постижении действительности, а не стремление любой ценой быть в центре общественного внимания. Тем более, что никаких препятствий для организации персональной выставки или издания собственного альбома – хоть в Москве, хоть во Владикавказе – у него не было: завоевав авторитет, он также, как ранее отец и дядя Инал, был избран председателем Союза художников Северной Осетии, а кроме того – секретарем Союза художников России, оставаясь в этом качестве в течение многих лет. Однако, будучи очень строг к себе и своему творчеству, художник из года в год откладывал свое персональное выставочное свидание с широкой общественностью, мотивируя это тем, что еще не достаточно подготовлен к столь ответственной встрече.

В том же 2005 году большая персональная выставка Юрия Дзантиева состоялась в художественном музее им. М.Туганова и в выставочном зале на проспекте Коста во Владикавказе. А через три года в республиканском Доме искусств прошла выставка его произведений, которую образно можно было назвать «Знакомый незнакомец», ведь представленные картины – живопись, графика, акварель, сценография – до этого никогда не выставлялись.

Анализируя творческое наследие Юрия Дзантиева, нельзя не отметить широчайший тематический и жанровый диапазон художника, который мог переносить на холст свое внутреннее состояние и экспрессивным мазком, созвучным новейшим концепциям современного европейского авангарда, и строгими красками русской классической школы. Он был по натуре неутомимым творческим экспериментатором, до конца дней работая в поисках художественной истины.

Из статьи доктора искусствоведения Светланы Червонной
«Искусство, неподвластное времени»

Юрий ДЗАНТИЕВ. Поэма о море.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Поэма о море.

Пожалуй, именно Юрию Дзантиеву принадлежит роль человека, решительно выпустившего из запечатанной бутылки  «джина» невиданной, не традиционалистской, «нон-конформистской» живописи, созвучной новейшим концепциям современного европейского авангарда.

Появление его полотен подобно мощному взрыву творческой энергии. Свободные  от  подробной, навязчиво-иллюстративной разработки фабулы, даже от изобразительности (во всяком случае, в банально-натуралистическом понимании ее сущности), они поражают силой экспрессии, трепетной эмоциональностью, свободным полетом раскованной фантазии и  глубиной философских обобщений.

Что же касается ассоциаций и точек соприкосновения с мировым наследием, с европейской культурой, то здесь придется вспомнить не только Матисса и Сезанна, Модильяни и Пикассо, модерн, кубизм, все лабиринты, метания и достижения живописи XX века, но снова и снова глубинные пласты, давние традиции, классические основы современной культуры – византийские мозаики и русские иконы,  Джотто  и  Эль Греко,  Веласкеса и Караваджо. Эстетическая «всеядность»  XX  века позволяет  Юрию Дзантиеву перешагнуть через какую бы то ни было ограниченность, превращает его современную   мастерскую в своеобразную  энциклопедию мировой культуры,  в  буйное  пиршество живописи.

Творческий мир писателей, художников чрезвычайно сложен и запутан. В нем никогда не бывает одной правды, а каждый считает себя, как минимум, великим и не до конца по достоинству признанным. И нужно обладать недюжинными качествами, чтобы в этом элитарном клубе к тебе относились с искренним уважением. Юрий Дзантиев по натуре был справедливым и по-человечески добрым. Именно поэтому он не только в течение десяти лет оставался во главе творческого союза, но и был по-настоящему дружен со многими из коллег.

Особенно близкая дружба связывала Юрия Дзантиева с Эльбрусом Саккаевым. Собственно, в какой-то момент она переросла в блистательное творческое содружество, которое подарило Осетии особо чтимый в народе шедевр – известное каждому жителю полотно «Святой Уастырджи».

Из рассказа Анатолия Дзантиева, брата художника

Изображение 008

Юрий ДЗАНТИЕВ, Эльбрус САККАЕВ. Святой Уастырджи.

Они написали несколько холстов. Эти два таланта удивительно понимали друг друга, работали на высоком творческом подъеме, весело, с огоньком. Можете себе представить двух скрипачей, из которых один только лишь начинал тему, а другой мгновенно ее подхватывал и развивал. В результате редкого взаимопонимания они создали, к примеру, «Святого Уастырджы». В редком доме нет репродукции этой картины. Она как бы вписалась в народную душу. А великолепный холст «Царь Инесмей» на основе аланской истории… Он, как и «Святой Уастырджы», находится в Доме искусств и, несмотря на свою незавершенность по ряду технических причин, картина производит цельное впечатление. Вообще я должен сказать, что Эльбрус всегда был тонким знатоком изображения лошади. А лошадь писать – это сложная вещь и доступна далеко не многим художникам. В названных холстах лошади писались Эльбрусом. Остальное – уже моим братом. Рождались эти холсты виртуозно, что еще раз говорит о высоком классе этого содружества.

Когда-то нуждаясь в поддержке сам и понимая всю важность этого для тех, кто делал первые шаги в искусстве, Юрий Дзантиев много сил отдавал педагогическому поприщу, воспитав достойных учеников. И в этом – его еще одна неоспоримая заслуга перед культурой Осетии.

Таймураз Маргиев, председатель Союза художников РСО-А, ученик Юрия Дзантиева

Юрий Александрович – яркий человек, который заражал своей любовью к искусству каждого своего ученика. Мы все верили, что станем большими мастерами. И эту веру он в нас поддерживал. Он не ограничивался занятиями по расписанию. Он возил нас в Кобань к себе на дачу, водил нас в свою мастерскую, приносил нам запрещенные книги, рассказывал нам о западных художниках, о европейском авангарде… Чем старше я становлюсь, тем больше понимаю масштаб его личности. В юности воспринимаешь экспрессивность его работ. С возрастом начинаешь понимать и ценить их философскую наполненность, их глубину.

Главное, магистральное направление, которому следовал Юрий Дзантиев в своем творчестве – Осетия, ее люди, традиции и обычаи осетинского народа. Нартский эпос был для него великим средством общения со зрителем, возможностью изобразительными средствами рассказать о том, что больше всего волнует. Он создал целую серию запоминающихся работ, написанных по мотивам осетинского нартского эпоса. Одна из картин связана с мифом о посещении осетинами ада, возникшем еще задолго до появления «Божественной комедии» Данте. Картина «Анахорт» также основана на древней легенде о человеке, до скончания века обреченном на одиночество, потому что при жизни не любил принимать гостей. Птица «Симург» с тремя головами символизирует настоящее, прошлое и будущее. А картина « Зачатый камень» посвящена самому почитаемому в Осетии святому – Уастырджи.

Обращаясь к нартскому эпосу, Юрий Дзантиев продолжил дело, начатое Махарбеком Тугановым, которого глубоко почитал не только за яркий талант, но и за высокие гражданские качества, что не является часто встречающимся сочетанием. Оценка личности М.Туганова стала своеобразным творческим и патриотическим манифестом Ю.Дзантиева.

Из статьи Юрия Дзантиева «Выдающийся осетинский художник»
в альманахе «Советская Осетия», №17, 1960 г.

Мечта каждого истинного художника – создать в запоминающихся образах историю прошлого и настоящего своего народа, его жизнь и борьбу, понять и выразить его стремления, показать своеобразие характера, темперамента и окружающей природы. Если к этому добавить всю сложность профессиональных форм выражения, стоящих перед художником, то становится ясным, что осуществление подобных задач под силу не всем художникам. Одним из немногих, кому удалось выразить высшие цели художника-гражданина, был Махарбек Сафарович Туганов. Человек большого таланта, исключительной работоспособности и требовательности к себе, человек большого ума и удивительной скромности, он целиком посвятил себя служению народу.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Аллегория агрессии.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Аллегория агрессии.

Юрий Дзантиев и сам при всей углубленности в мир творчества никогда не уходил от острых нравственных и общественных проблем. Он с большой болью воспринимал происходящее в Южной Осетии, стараясь всячески поддержать молодых художников юга и публично выразить свою принципиальную позицию в отношении агрессивного грузинского национализма. В 1997 г. Юрию Дзантиеву было присвоено звание народного художника Южной Осетии, чем он очень гордился.

Творческое наследие мастера насчитывает сегодня более 400 живописных работ. Когда в 2005 году Глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров приехал в Цхинвал на инаугурацию Эдуарда Кокойты, то привез с собой необычный подарок – огромное полотно Юрия Дзантиева «Аллегория агрессии». И это было вдвойне символично. Во-первых, внутренним смыслом картины и параллелями  с современностью (картина изображала человека, на которого, как на Осетию, с двух сторон нападают разъяренные звери). Во-вторых, колоритной личностью самого автора – народного художника Республики Северная Осетия-Алания, народного художника Республики Южная Осетия, заслуженного художника России Юрия Дзантиева, который действительно в равной мере принадлежал  и осетинскому северу, и осетинскому югу, и всей великой России.

Работы Юрия ДЗАНТИЕВА, посвященные осетинскому нартскому эпосу, смотрите в разделе «Фотогалерея» (здесь).

Юрий ДЗАНТИЕВ. У водопада.

Юрий ДЗАНТИЕВ. У водопада.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Осетинка в национальном костюме.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Осетинка в национальном костюме.

Юрий ДЗАНТИЕВ. И слепой царь поведет слепой народ.

Юрий ДЗАНТИЕВ. И слепой царь поведет слепой народ.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Три слезинки Бога.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Три слезинки Бога.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Ночная фантазия.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Ночная фантазия.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Портрет братьев-скульпторов Дзантиевых.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Портрет братьев-скульпторов Дзантиевых.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Возвращение с покоса.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Возвращение с покоса.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Кобанский пейзаж.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Кобанский пейзаж.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Праздник в Осетии.

Юрий ДЗАНТИЕВ. Праздник в Осетии.



 
загрузка...
 
Loading...