Осетия Квайса



Рамазан АБДУЛАТИПОВ: «Мне стыдно идти к Путину и говорить, что его поручения не выполняются»

Мы встретились с президентом Абдулатиповым в Москве, в постпредстве Дагестана. Оказалось, на расстоянии беды своей многострадальной республики он воспринимает еще более остро, чем у себя дома…

«ПОПРОСИЛ, ПОЛУЧИЛ, СЪЕЛ… ТАК НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ!»

…- Значит, на совещании одном на высоком уровне говорили: долги, школа в три смены, нет детских садиков – это Дагестан…

- Рамазан Гаджимурадович, мы же с вами откровенно – обо всем? И печатаем текст без визы?

- Как скажешь…

- Я же вас в интервью ни разу не подставлял?

- Нет. Но попытки были… (Улыбается). Так вот, и когда мне дали слово, я сказал: многие за этим столом сидят уже лет 15-20. Это означает, что мы все вместе довели Дагестан до такого состояния. Моделью кормежки, которая сформировалась между федеральным центром и республикой. Приехал, попросил, получил, съел… Снова попросил – опять съел.

Так нельзя жить! Есть 10 приоритетных проектов развития республики, которые мы сами разработали. Я доложил их президенту Владимиру Путину (указательный палец – вверх). Он дал поручения министерствам и ведомствам. И вот мне стыдно идти к президенту и говорить ему: ваши поручения не выполняются. Если ко мне приходят и говорят, что ваше указание не выполняется, я оскорбляюсь.

Рамазан Абдулатипов во время празднования Дня Конституции Дагестана. В руке у президента подаренный ему деревянный «посох со змеей» (змея тоже из дерева) – символ здоровья и долголетия. Махачкала, июль 2013-го. Фото – ИТАР-ТАСС

- А давайте мы в газете Путину расскажем, чего вы добиваетесь.

- А вот чего… Если я получаю на развитие, я должен отчитаться через три-пять лет, сколько я вложил, сколько я вернул. А ничего этого нет. Они (указательный палец – вниз, видимо, Абдулатипов имеет в виду предыдущее правительство Дагестана, которое он почти полностью сменил) ежегодно качали из госбюджета по 20-27 миллиардов рублей на агропромышленный комплекс. Но деньги шли на кормежку, а не на развитие. И агрокомплекс уничтожался. Было время, Дагестан выращивал 380 тысяч тонн винограда, теперь годовой объем – 70 тысяч.

И вот я говорю – здесь, в Москве: ребята, я хочу сделать «Росагролизинг» финансовым, технологическим оператором агропромышленного комплекса в Дагестане, дайте ему уставной фонд 9,5 миллиарда рублей ежегодно, это в два-три раза меньше, чем сейчас даете. На это никто не идет.

- Почему?

- Потому что это невыгодно. Выделяют 20 миллиардов Дагестану, каждый чего-то для себя имел.

У нас запасов газа – 800 миллиардов кубов. А мы только 15% имеем своего газа, 85% покупаем в Азербайджане. Почему? У нас 500 миллионов тонн – разведанные запасы нефти. А бензин берем в Башкирии. Меня даже не поставив в известность, могут дать кому попало лицензию на разработку шельфа.

Я ставлю задачу в течение пяти лет вывести полностью Дагестан на новый уровень развития. Если мне будут мешать и не давать, я этого не смогу сделать.

Я не собираюсь изображать из себя президента. Мне 67 лет, я все изобразил в этой жизни, что возможно было. Я хочу, чтобы республика поднялась из этого средневековья, куда ее загнали. Но пока очень вяло работают люди, очень тянут. Если бы сталинские времена, можно было, конечно, послать в Магадан годика на три. На перевоспитание.

- Сталинские времена зачеркиваем?

- В прямом смысле их уже зачеркнули. А в тексте можешь оставить.

- Ладно.

- Впиши: «Шутка».

- Уже…

«БЕСХОЗНУЮ ОВЦУ СОЖРУТ ШАКАЛЫ»

- О чем еще болит душа?

- Гамов, ты пойми – имидж Дагестана, дагестанцев находится ниже плинтуса!

- А вот некоторые даже предлагают отгородить Северный Кавказ, в том числе и Дагестан, от России…

- В свое время предлагали отгородить Чечню колючей проволокой. Если палец мертвеет, то отгородить от организма его невозможно. Если не лечить, постепенно захватит всю руку, потом некроз тканей, он распространяется… И завтра до всех дойдет эта трагедия. И Чечня дошла до каждого дома, по всей России. Ваххабизм сегодня в Тюмени, в Томске… Зачем же тогда только Северный Кавказ-то отгораживать?

Да, Дагестан превратили в республику, которая поставляет экстремистов, террористов. А они на Кавказе возникли потому, что бросили людей. Этим воспользовались разные провокаторы, бандиты. Бесхозная овца долго гулять не будет – съедят.

Мы говорим: кто-то бандит, оказывается, был десятилетиями. А кто его награждал высшими орденами и медалями? А кто его делал лучшим мэром города прошлого года? Так давайте и всех этих возьмем… А его забрали, а меня оставили вместе со всеми там. Начиная с Москвы, кончая Северным Кавказом и Махачкалой.

- Это вы о бывшем мэре Махачкалы Саиде Амирове, который на отсидке в Москве?

- Когда он там был, в Дагестане, мне хоть легче было через него чем-то управлять. Потому что его все боялись.

- Вы это серьезно?

- Если совсем серьезно – пусть с ним правоохранительные органы разбираются. Что и делают. Его забрали, а собак его всех…

- Бесхозные теперь?

- Они были собаками при нем, а теперь они шакалы. В Дагестане 2% людей думают, что сами могут жить. Озлобленные просто. Остальные – за единое государство. Когда я приехал в республику, было 8% доверия к власти. Я вернул.

- Где-то 71-85%, по опросам, теперь доверяют.

- Вот! Меня надо беречь. Если мой рейтинг уйдет к 12%, значит, страна потеряла еще один шанс вытащить Дагестан из кризиса.

* * *

- …Нет, вам не 67 лет, вам 47! Надо так вот и держаться.

- Когда я сказал одной даме, она ответила… (Абдулатипов произносит вкусную фразу). Я поэтому и не признавался. Столько лет, имеется в виду.

- Печатаем!

- Нет, а то жена обидится. Жену нельзя обижать. Моя Инна – скромная. Она же у меня русская, поморка.

«ЭТО МОЯ РУССКАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА С КНИЖКОЙ. И Я ТАМ У НОГ ЕЕ…»

- В Дагестане же есть памятники русским учителям – ведь так?

- Они заслуживают. Памятник в Махачкале по моему предложению поставили.

И я сам памятник моей русской учительнице Вере Ивановне лет 15 назад поставил у себя в ауле Гебгуда. Мы его вырезали из 500-килограммового куска дерева. В Удмуртии мой друг – президент Александр Волков помог это сделать. Там Володя – уникальный мастер – работает по дереву. Он сделал по моему эскизу. Это стоит у меня в музее. Я хочу его сейчас бронзовый сделать.

- Из бронзы украдут. Или нет? Охранять придется.

- Что ты такое говоришь? В моем родном ауле Гебгуда кто его украдет?

- Извините.

- Там учительница сидит с книжкой. И я там у ног ее.

- А, так это, значит, маленький Рамазанчик?

- Да, это я такой был.

ПОЧЕМУ ОН ВСЕ СТРОИТ ДЛЯ СЕБЯ?

- Говорят, вы дом себе строите в Дагестане?

- Я дом в горах строил лет десять, по кусочкам. Деньги появлялись – комнату добавлял. Потом еще деньги появились – второй этаж добавил. Но я обустраиваю и все село. Мое село было в Дагестане признано самым обустроенным…

- Понятно – вы же президент!

- …по конкурсу, который они проводили в позапрошлом году, когда я еще не был президентом. Потому что я все для себя делаю.

- Как так? А почему для себя-то?

- Если я делаю для себя, я должен делать для села. Чтобы у людей не вызывать такое отторжение. Дорогу, родники…

- Село далеко от Махачкалы?

- Это одно из самых далеких сел – 280 километров. В позапрошлом году я провел дорогу за счет денег своих друзей в три села. Сейчас я закончил, во все села провел дороги автомобильные. В пять сел провел воду. С вершины горы, почти 7 километров.

- Теперь понятно, почему Путин вас сюда послал.

- Потому что мы у себя огромную работу делаем для того, чтобы люди не чувствовали себя второсортными.

Александр ГАМОВ
«Комсомольская правда», 25.11.2013



 
загрузка...
 
Loading...