Осетия Квайса



Уроды и уроженцы

DETAIL_PICTURE_561697//Что делает Владимир Маркин, сообщая миру о месте рождения террориста-смертника?

Следственный комитет России, возглавляемый скобарем (так называют уроженцев Псковщины) Александром Бастрыкиным, объявил о раскрытии теракта в аэропорту “Домодедово”. Смертником оказался “уроженец одной из республик Северного Кавказа” — заявил прессе официальный представитель Следственного комитета уроженец Южного Урала Владимир Маркин.

Поспешил Следственный комитет с рапортом. Хотя в нашем уголовном праве и нет четкого определения, когда, с какого момента преступление считается раскрытым, но исходя из самого духа закона такое заявление можно делать только после вступления в силу обвинительного приговора. Впрочем, Владимир Маркин юристом никогда не был, даром что носит погоны и официально представляет Следственный комитет, а потому правовое невежество ему простительно.

Но не будем уподобляться моему меланхоличному земляку Маркину и покопаемся в теории. Согласно статье 73 Уголовно-процессуального кодекса, следователи должны доказать следующие обстоятельства: время, место, способ совершения преступления, форму вины лица, совершившего преступление, и его мотив. Тут все установлено, кроме мотива. Во всяком случае нам о мотиве ничего не докладывали. Также нам ничего не известно о заказчиках и организаторах теракта. Мы не знаем ни откуда они родом, ни кто по национальности. А значит, мы ничего не знаем о причинах данного преступления, не можем понять, что наша власть или мы сами сделали такого, за что террористы так жестоко с нами обошлись. Личность исполнителя в данном раскладе вообще не имеет большого значения, так как смертник — существо своеобразное и по большому счету не вполне исполнитель, а скорее орудие убийства. И где изготовили это орудие — на ижевском заводе или во тьме горной сакли, не так важно.

Однако представим невероятное. Допустим, смертник сам был и заказчиком, и организатором, и исполнителем. Какой же мотив мог вести на злодейство “уроженца одной из республик Северного Кавказа”? Полагаю, что ненависть, какая-то из ее модификаций — религиозная, национальная, социальная. А что может быть ответом на такую ненависть со стороны пострадавших от взрыва, а также со стороны родственников погибших в “Домодедово” 24 января? Совершенно верно — такая же ненависть. И что делает Владимир Маркин, сообщая миру о месте рождения террориста-смертника, как не разжигает эту самую ненависть по национальному и территориальному признаку?

Маркин может мне возразить, что не называл национальности смертника, а только примерно обозначил его место рождения. Но это будет лукавством. Юрист Маркин никакой, но журналист опытный и прекрасно знает, как трасформируется официальная информация в СМИ. Сразу после заявления Маркина интернет-ресурс “Лента.Ру”, редактируемый уроженцем Москвы евреем Антоном Носиком, сообщил, что “смертник из “Домодедово” был 20-летним кавказцем”.

То есть получается, что наша ненависть ходит по кругу. Русские ненавидят кавказцев и сквозь пальцы смотрят на притеснения их со стороны представителей власти. Террористы в своих гешефтах используют эту взаимную ненависть для организации взрывов. После чего государство первым делом сообщает нам не о гешефтах организаторов, а о национальности исполнителей. Тем самым возвращая ситуацию на исходную, противопоставляя друг другу не общество и преступников, не граждан и подонков, не уродов и уроженцев, а русских и кавказцев.

Нечто подобное происходило в Афганистане в 80-х, когда уроженцы Пакистана сбивали наши самолеты и вертолеты зенитно-ракетными комплексами “Стингер” американского производства.

Ну все, пора заканчивать эту политкорректнейшую из заметок и отдавать ее в печать, если, конечно, редактор номера — уроженец Тамбова крымский татарин Муждабаев — ее пропустит.

Вадим РЕЧКАЛОВ,
«Московский комсомолец», 31.01.2011

Фото: AP



 
загрузка...
 
Loading...