Осетия Квайса



Грузинская многоголосица

og-2lПарламент Грузии решил противодействовать
Олимпиаде в Сочи, а президент Саакашвили призвал Россию
к мирному диалогу. Что происходит в Грузии на самом деле?

Впервые за последние пять лет я летела в Тбилиси прямым рейсом из Москвы. Ни транзитных залов, ни многочасового ожидания — Москву и Тбилиси сегодня разделяют всего три часа лету.

Несколько месяцев назад российские власти разрешили чартерные рейсы в Грузию, несмотря на то что с этой страной у РФ нет дипломатических отношений (они были разорваны после войны в Южной Осетии). В самолете в основном грузины. Эти люди, живущие в России, наконец вздохнули свободно — летать в Грузию теперь быстрее и дешевле, чем было в последние пять лет. Для них это единственная возможность повидать своих родных, ведь гражданам Грузии в Россию прилететь трудно, визы дают с большими сложностями. Грузия, напротив, открыла границы, и любой россиянин может сюда приехать, получив визу в аэропорту.

— Где вы живете? — спрашивает меня пограничник, разглядывая мой паспорт с обозначенным местом рождения — Северная Осетия.

— В Москве,— отвечаю.— Я указала в анкете адрес.

Интерес этого пограничника возник не на пустом месте. Недавно грузинские власти разрешили безвизовый въезд в страну жителям Северного Кавказа. Если бы я сказала, что живу в Северной Осетии, мне не понадобилась бы виза стоимостью 60 долларов. Этот шаг грузинских властей вызвал бурю негодования в российском парламенте, депутаты которого заподозрили власти Грузии в желании «оторвать Кавказ от России».

На самом деле, по мнению грузинских политиков и экспертов, в этом поступке нет ничего антироссийского. «Многие государства облегчают визовые препоны для жителей приграничных территорий,— говорит экс-министр иностранных дел Грузии, политолог Александр Рондели.— Единственное, чего Грузия хочет от Кавказа,— мирных, добрососедских отношений. На Кавказе тяжелая ситуация, это на долгие годы большая проблема для России. Мы не хотим, чтобы это была проблема и для нас». Многие здесь помнят период, когда чеченцы пришли воевать в Абхазию против Грузии. Помнят, что позже чеченские боевики сделали из Панкисского ущелья фактически свою базу. Сегодня в Панкисском ущелье порядок, чеченцы живут по законам Грузии. Российские чеченцы и другие представители северокавказских народов приезжают в Грузию на различные форумы и конференции. «Мы уверены, что те, кто сюда приезжает, никогда не пойдут воевать против Грузии,— говорит Александр Рондели.— А использовать Грузию для разжигания антироссийских настроений на Кавказе просто глупо — это же на нашу голову и упадет».

Тем не менее развитие связей Грузии с кавказскими народами обострило и без того сложные отношения между Москвой и Тбилиси. А неожиданное обсуждение в грузинском парламенте вопроса о признании геноцида черкесского народа, устроенного российской империей в XIX веке, привело к тому, что Россия вновь стала воспринимать действия грузинских властей как угрожающие национальной безопасности. Не случайно полпред президента РФ в Северо-Кавказском округе Александр Хлопонин назвал черкесскую проблему одной из главных на сегодняшнем Кавказе. А ведь до войны в Южной Осетии о черкесах почти не говорили.

Очевидно, что информационная раскрутка этой темы грузинской стороной не могла понравиться России. Как, безусловно, и то, что некоторым черкесским политикам грузинские власти сыграли на руку. «Во всем мире живет более 5 млн черкесов,— говорит сотрудник Черкесского культурного института из Нью-Джерси Али Берзег.— Эти люди, чьи предки были изгнаны со своей земли. В России живет всего 750-800 тысяч черкесов. Понятно, почему они молчат и не поднимают эту тему. Я поднимал, и в результате мне пришлось эмигрировать в США. Но даже если 800 тысяч молчат, почему 5 миллионов, распыленных по миру, должны молчать? Мы хотим, чтобы нас услышали. Мы хотим, чтобы люди во всем мире прочитали о том, что делали карательные отряды царских генералов, покорявшие черкесов. Мы хотим добиться признания геноцида черкесов. Разве мы не имеем на это права?»

Али приехал на конференцию по проблемам Северного Кавказа, которую проводят в Тбилиси. Итогом этой конференции стало обсуждение в грузинском парламенте еще одной инициативы ее участников — противодействия Олимпийским играм в Сочи в 2014 году. По итогам обсуждения было решено, что грузинские депутаты помогут с информационной кампанией, которая поможет Западу понять, что «Олимпиада в Сочи — это танцы на костях». Не больше и не меньше.

Конечно, эмоциональное и идеологическое противостояние России в Грузии достигло высшей точки кипения. Власти Грузии готовы, кажется, снижать температуру. Выступая в Европарламенте на прошлой неделе, Михаил Саакашвили заявил о том, что безопасность на Кавказе является приоритетной задачей для всех стран региона, и предложил России переговоры в целях достижения этой безопасности. В тот же день грузинские политики в беседах с журналистами стали говорить о том, что решение по противодействию Олимпиаде в Сочи — это решение депутатов, а мало ли что решают депутаты. Но вот грузинские спортсмены в Сочи поедут обязательно, так что ни о каком противодействии Олимпиаде речи не идет.

Выступление Саакашвили — хитрый шаг. Оппозиция убеждена, что протянуть руку России ему посоветовал Барак Обама, с которым грузинский президент встречался незадолго до выступления в Европарламенте. Отказаться теперь от этой руки России будет сложно, потому что тем самым ей придется признать, что не всякий мир на Кавказе ее устраивает. Принять предложение тоже непросто — ведь российская элита просто ни в каком виде не хочет видеть Михаила Саакашвили президентом Грузии, и он не может этого не знать.

А на самом деле жест доброй воли в сторону России сделан Михаилом Саакашвили скорее для внутреннего потребления. На прошлой неделе в Грузии состоялось сразу два крупных оппозиционных мероприятия. Если судить по ним, недовольство граждан политикой властей здесь велико. На учредительном съезде недавно созданной «Грузинской партии» ее лидеры говорили о «ужасающей безработице», «низких социальных гарантиях», нищете крестьян, пенсионеров и бюджетников — и все это, по мнению оппозиции, Грузия получила, разорвав отношения с Россией.

— В Грузии 75 процентов безработных! — объяснял мне один из делегатов съезда по имени Резо.— Власть кричит о своих реформах, ездит на дорогих машинах, строит какие-то мосты, фонтаны и дворцы, а до простых людей, которые с голоду умирают, ей нет дела. Они возят своих жен и детей лечиться в Европу, потому что уровень нашей медицины их не устраивает. Они ездят в Европу и в Америку, у них есть на это деньги, а мы не можем поехать в Россию продать свой виноград, потому что они этого не хотят. У них просто нет души! Но они не понимают, что если все голодные люди выйдут на улицу, уже им станет плохо.

В четверг на главной улице Тбилиси — Руставели собралось несколько оппозиционных партий, чтобы заявить о том, что «народ больше не намерен терпеть». «Вы знаете, что сейчас делает власть, пока мы стоим вот тут на улице, голодные и холодные? — спрашивал собравшихся один из участников акции протеста.— Власть сидит на концерте Пласидо Доминго в Батуми! За этот концерт заплачены деньги, которые могли получить наши дети!»

Однако призывы к революции на улице пока не звучат. А если звучат, то их не слышат. Новой революции и кровопролития здесь не хотят. Оппозиция надеется победить на парламентских выборах и сегодня уже начинает готовиться к ним. Выборы назначены на 2012 год, но многие эксперты в Грузии убеждены, что власти перенесут их на 2011 год, ведь в 2012 году выборы состоятся еще в России и США. «Саакашвили выгодно перенести выборы, чтобы закрепиться в Грузии еще на пять лет,— считает один из лидеров «Грузинской партии» Эроси Кицмаришвили.— Он поменял Конституцию Грузии под себя, и теперь, если его партия наберет большинство голосов, он как лидер станет премьером, а значит, главой — ведь по новому закону, руководить Грузией будет премьер, а не президент. И поэтому мы уже сегодня начинаем борьбу».

— Наша оппозиция просто зарабатывает себе очки критикой власти,— говорит Александр Рондели.— Она критикует власть за то, что не создаются рабочие места, а как их создавать, не объясняет. У нас нет нефти и газа, мы еще много лет будем бедной страной, пока не построим новую конкурентоспособную экономику. Еще два поколения уйдут, пока мы добьемся результатов. У многих людей были завышенные ожидания. А что они думали — придет новая власть и за пять лет создаст здесь Эльдорадо? У нас действительно были успехи и неплохо шли дела. Наш ВВП сильно упал после войны в Цхинвали и кризиса. До войны у нас каждый год удваивалось количество туристов и инвестиций. А сейчас инвесторы боятся сюда идти. Кризис тоже повлиял. Мы пока дрейфуем. Но главное, что сделали эти власти,— они сделали Грузию страной. И они убрали отсюда СССР. Это тоже многим не нравится.

Действительно, с одной стороны, Грузия очень изменилась. На улицах Тбилиси чисто, всюду фонтаны, подсветка, новые памятники, современный сверкающий мост возле резиденции президента. Если ехать из Тбилиси в сторону Батуми, то можно поразиться новым трассам и удивительным переменам по обе стороны от трассы. К этому можно прибавить новенькие патрульные машины на улицах городов, отсутствие очередей за справками в госучреждениях, возможность оплатить штраф или налог через интернет, а также почти ежедневные сюжеты в новостях о раскрытых фактах коррупции — со скрытой съемкой и массой доказательств, почти не вызывающих сомнений.

Всего этого еще восемь-десять лет назад просто не было. Но сокращения были проведены во всех сферах, где работники получали зарплату от государства. Это было самым тяжелым ударом по населению. Едва ли не критичной оказалась ситуация в деревнях, где крестьяне, потерявшие российский рынок, лишились заработка.

Именно поэтому в экспертном сообществе обсуждают, возможно, самую актуальную тему: можно ли проводить жесткие реформы в условиях, когда народ может устроить голодный бунт? И именно поэтому главным обвинением оппозиции в адрес властей является невнимание к проблемам людей. «Грузины просто вымрут, если так пойдет дальше,— говорит Кицмаришвили.— Нельзя больше молча на это смотреть».

— Невозможно проводить такие болезненные реформы в белых перчатках,— в свою очередь считает Александр Рондели.— Лес рубят — щепки летят. Если бы у нашей власти было время, она бы делала все тактичнее и мягче. Но у нее нет времени. Чтобы изменения в стране стали необратимыми, действовать нужно быстро. Нужно спешить.

Ольга АЛЛЕНОВА, Тбилиси
Журнал «Огонёк»,   29.11.2010



 
загрузка...
 
Loading...