Осетия Квайса


Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 1

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 1

От автора

Каждая профессия – это бесконечный университет, в котором по итогам многолетней работы диплом тебе выдает не ректорат, а твоя беспристрастная совесть. Никакие звания, награды, поощрения не оценят твой профессиональный путь столь же объективно, как оценишь его наедине с собой ты сам.

За двадцать шесть лет работы в органах, как раньше в народе называли милицию, мне приходилось сталкиваться со всеми проявлениями нашей неисчерпаемой на перипетии жизни. Я видел, как многие мои коллеги, действительно рискуя, по долгу чести проявляли отчаянную храбрость и глубокий профессионализм, не задумываясь о похвалах и наградах. И наблюдал амбиции отдельных карьеристов, годами, от звездочки до звездочки, восседавших в начальственных кабинетах и первыми снимавших лавры с удачи.

Подробнее

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 5

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 5

Не надо входить в одну реку дважды

В последних числах мая 1987 года Серафима Аликова уже несколько дней не появлялась на работе. Всякий раз ей это давалось с трудом. За много лет она привыкла каждый день, часто и в выходные, приходить на мясокомбинат, где занимала очень престижную и почитаемую должность весовщицы, и где ее знала каждая собака.

В этот год 52-летняя женщина, мать двоих взрослых детей и жена ответственного работника народного образования районного звена, специально взяла отпуск в конце мая, хотя обычно делала это в июле или в августе, выезжая с мужем на море или по путевке в Кисловодск. Но сейчас ее беспокоило другое. Надо было завершить ремонт в четырехкомнатной квартире, которую их семья занимала  на третьем этаже пятиэтажного дома по улице Гугкаева, куда переехала пятнадцать лет назад.

В квартире Симы на время воцарился кавардак. Она любила порядок, тщательно оберегала его, приучив блюсти домашний лоск сына с дочерью и даже главу семейства, чего обычно удается достичь с огромным трудом, если удается вообще. Полный хаос, сопутствующий ремонту, аккуратная во всем женщина могла пережить только личным участием в делах. Поэтому и пожертвовала заслуженным отдыхом.

Подробнее

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 4

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 4

Высшая мера

Буйное цветение зелени с наступлением весны делало ресторан «Нар» в парке культуры им. Коста Хетагурова самым популярным местом застольного отдыха Владикавказа. В другое время года с ним могли конкурировать рестораны гостиниц «Кавказ», «Терек» и «Интурист». Но когда становилось тепло, и утверждались по-настоящему солнечные дни, «Нар» манил завсегдатаев питейных заведений свежестью своей парковой зелени, мерным журчанием Терека и созданным из его вод искусственным прудом. В такие дни столик надо было заказывать заранее, надеяться на непогоду или на редкий случай, когда кто-то из интеллигентных посетителей заспешит пораньше домой.

5 мая 1978 года старший лейтенант Советской Армии 27-летний Евгений Третьяков пришел в ресторан в компании нескольких штатских приятелей и приятельниц. Они договорились посидеть накануне и с утра сделали заказ через  администрацию. Все считали, что Третьякову, несмотря на скромное звание, с военной карьерой несказанно повезло. Он во Владикавказе родился, окончил здесь военное училище, прослужил некоторое время в Белоруссии и, задействовав неизвестно какие рычаги, вернулся обратно, устроив перевод в республиканский военкомат. Евгению нравился родной город, его уютные улицы, доброжелательная обстановка. Общительный и компанейский, он имел много знакомых среди сверстников.

Подробнее

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 3

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 3

Дело Каплана

Пенсионер российского значения

Шел бурный 1995 год. Собственно, каждый из горбачевско-ельцинских годов можно считать бурным. Перестройка, поначалу с интересом воспринятая, под гнетом всеобщего товарного дефицита и бесконечной политической болтовни быстро выдохлась, похоронив вместе с собой своего создателя. А пришедшая ей на смену псевдодемократия, как бутылка шампанского, с набранной высоты разбилась на тысячи брызг, породив кровавые конфликты, социальное расслоение общества и тотальную вседозволенность.

Лев Вениаминович Каплан, которому зимой 1995-го исполнилось ровно 70 лет, не переставал удивляться происходящему вокруг и всякий раз задавал себе вопрос: что же будет завтра? Он каждый вечер смотрел телевизор, который порой порождал в нем еще больше сумятицы мыслей, а днем штудировал прессу, которая также не давала ему однозначных ответов.

Подробнее

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 2

Марик ЛЕЙКИН. Владикавказский опер. Часть 2

Золото взвешивали, как картошку

Летом 1982 года Владикавказ облетела страшная весть – убит Вадим Гулеватый. Вряд ли кому из нынешнего молодого поколения эта фамилия что-то скажет. Но тогда она была на устах у всех. Воспитанник местного футбола, он был одним из ведущих игроков обожаемого всей республикой «Спартака», столпом его обороны в свои лучшие голы.

Гулеватого нашли мертвым на берегу Терека недалеко от Чугунного моста рано утром. Владелец немецкой овчарки, как обычно, выгуливал своего пса и наткнулся на тело. Арсен Кулаев увлекался футболом всерьез, и ему не составило труда, приглядевшись, узнать, с кем произошла беда. Знаменитый футболист, на лице которого отчетливо виднелись ссадины, лежал на спине в десяти метрах от бурного речного потока, неестественно растопырив руки, как это иногда делает гандбольный вратарь, стремясь максимально перекрыть собой ворота.

Подробнее