Осетия Квайса



Сослан КОКОЕВ: «Кокойты будет разобран, пронумерован и сдан в архив»

Изображение 035-1В преддверии Нового года принято подводить итоги. И если по отношению к Северной Осетии премьер-министр России Владимир Путин не столько емко, сколько дипломатично охарактеризовал их как «скромненькие», то для Южной Осетии дела и вовсе обстоят неважно. По-прежнему изобилие разговоров и обещаний при отсутствии кардинальных сдвигов в том, чтобы при огромной финансовой помощи России облегчить жизнь простых людей.

О причинах коллапса власти в Южной Осетии главный редактор сайта Осетия-Квайса Игорь ДЗАНТИЕВ попросил рассказать автора нашумевшей публикации «Уацамонга. Честь осетина или приватные беседы с Джабеличем» Сослана КОКОЕВА.

– Ваше политико-философское эссе вызвало большой читательский интерес и многочисленные отклики тех, кого беспокоит ситуация в Южной Осетии. Вы начали писать его полтора года назад. И уже тогда предсказывали, что президентство Кокойты не принесет молодому осетинскому государству ничего хорошего ни в политическом плане, ни в решении острых социальных проблем. Откуда у вас была такая уверенность?

– Прежде всего, позвольте мне сердечно и совершенно искренне поприветствовать высококультурных и высокообразованных читателей сайта «Осетия-Квайса», к которым, не скрою, испытываю особо теплые дружеские отношения. Сайт занимает правдивую позицию по ситуации в Южной Осетии, и это очень важно как для нашего исстрадавшегося народа, так и для приведения хоть в какой-то порядок наших крайне запутанных и аморфных осетинских политических дел. Уверен, что все это не пропадет даром и все-таки будет иметь для всех нас поистине созидательные последствия.

Теперь непосредственно о заданном вопросе. Да, я начал писать «Уацамонга» полтора года назад, и, поверьте, уже тогда моя уверенность в том, что из всего этого югоосетинского политического бедлама не выйдет ничего хорошего, была абсолютной. Основывалась моя уверенность, в свою очередь, на том, что к тому периоду стало очевидным – режим (впрочем, как и его бессмысленный «победоносный» кормчий) уже разложился настолько, что ждать от него какого-то позитива было глупо, по меньшей мере, непрофессионально. И Джабелич (так в Южной Осетии называют Э.Кокойты – ред.), и его «ближний круг» показали к тому моменту всю свою врожденную ущербную сущность, просто не совместимую с какой-то положительной перспективой.

Единственно, что стало очевидным к тому тяжелому начальному послевоенному периоду, так это то, что основной движущей доминантой в работе югоосетинской власти является ничем не прикрытая алчность и абсолютное пренебрежение интересами молодой, истекающей кровью республики.

– Наверняка и непосредственно вы получили живую реакцию жителей Северной и Южной Осетии на свое произведение. Мнения, понятно, были разные. Но что преобладало в них? И не было ли «советов» в ваш адрес прекратить выносить «сор из избы»?

– Да, реакция, скажу вам, была довольно бурной и в своей основной массе исключительно позитивной.  Именно реакция широких масс позволила мне утвердиться в том, что я иду хоть и по узкой, очень опасной, но однозначно ведущей в правильном направлении тропе, продолжить путь по которой стало для меня делом чести, ибо кредит доверия, выданный мне самыми блистательными без преувеличения умами совершенного осетинского социума, просто обязывает соответствовать раз и навсегда избранному пути, так и тому, чтобы довести начатое дело до закономерного, победного для народа Южной Осетии финала.

Что касается «выноса сора из избы», конечно же, были и такие попытки, причем в самых разных формах и на самых разных уровнях, начиная с абстрактных увещеваний по нашей фамильной кокоевской линии и кончая банальными угрозами ареста вашего покорного слуги. Идеи, выдвинутые, как я понял, бастардами Джабелича, многие из которых обрели сан так называемых парламентариев, не оригинальны. В нынешней Южной Осетии послушные исполнители давно уже вменили себе в профессиональную обязанность вершить без суда и следствия «Джабеличевское правосудие». И вершить его прямо на улицах обираемого ими Цхинвала.

А я полагаю, что в этой самой пресловутой «избе», прежде всего, надо просто «не сорить». Ну, а если уж там все так намусорено, то рано или поздно сор этот выносить придется. Это же элементарно.

– Почему, на ваш взгляд, народ Южной Осетии позволяет власть имущим чувствовать себя хозяевами положения, несмотря на очевидные провалы в экономическом и социальном возрождении республики?

– А кто сказал, что народ это позволяет!? Ничего подобного, поверьте мне, народ не позволял. Только кто из власть имущих соизволил хоть раз спросить его разрешения? Беда в том, что нынешнему режиму абсолютно наплевать на любые положительные перспективы собственного народа. Режим давно уже утратил все, даже самые поверхностные связи с собственными соотечественниками, являющимися на сегодняшний день, скорее, заложниками существующего ренегатского режима, нежели свободными гражданами своего молодого, признанного, наконец, государства.

В 2003 году, когда Джабелич расчищал себе дорогу к единоличной власти, он камуфлировал это разговорами о том, что перед ним встала дилемма – выбирать между друзьями и народом. И он, якобы, не долго думая, выбрал народ. Однако, когда точно такая же дилемма встала в еще более понятном 2008 году, где выбирать уже нужно было не между народом и личными друзьями, а между народом и личными интересами, он так же легко и непринужденно остановил свой выбор на личных интересах.

Сказать, что кударцы в результате этого его выбора оказались, извините за резкость, на самом глубоком дне, это не сказать ничего.

Немало сегодня тех, кто по-прежнему очарован, да что там – заколдован «длинным рублем» Джабелича, его беспримерной «щедростью», расточаемой такими же, как и он сам, «героями». И хотя многие, ужасаясь, начинают уже прозревать, однако большинство жадно пользуется этими унижающими человеческое достоинство подачками новоиспеченного «отца народа» и готовы ради этих подачек выполнять любую самую грязную и аморальную работу.

– Под Новый год творческих людей принято спрашивать о планах на будущее. По редакционной почте могу сказать, что ваших новых произведений читатели ждут. Какой сюрприз вы готовите в этот раз тем, кому интересна ваша публицистика?

– Сюрпризы я, конечно, готовлю. Вряд ли они доставят удовольствие нынешнему югоосетинскому режиму. Во-первых, хочу сказать, что в новом году «приватные беседы с Джабеличем» будут переизданы и войдут в сборник «Уацамонга» уже в окончательном дополненном варианте. Расширенный сборник «Уацамонга» будет включать в себя также новое эссе – «Приватные беседы с Путиным», где я попытаюсь разумно объяснить многие трагические нюансы, кои наносят ущерб не только Южной Осетии, но исключительно вредны в рамках всей многовекторной русской ойкумены.

Сборник также включает в себя своего рода миниатюры, которые вошли в главу «Залетные мысли». Я надеюсь, что и они найдут своего благодарного читателя. Одним словом, работы много. И хватит ее на всех. Единственное, к чему хочу призвать своих братьев-южан, – не чураться работы. Чтобы, напротив, в охотку брались за дело и доводили его до логического конца.

Лично я, со своей стороны, готов и дальше не щадить усилий на то, чтобы истинная суть президента Э.Кокойты была раскрыта, скрупулезно изучена и доведена до сведения как высшего руководства России, так и широких народных масс. Люди уже давно ждут правду о своем безнадежно деградирующем президенте. И Джабелич будет разобран, разложен по полкам, пронумерован и сдан в архив истории. Это то, что я могу и обязан сделать в данной тяжелой для народа ситуации. Сделать для того, чтобы Осетия на юге вздохнула, сбросила с себя оковы надоевшей зарвавшейся власти и вернулась в русло нормальной жизни. А так обязательно будет.

С Новым вас годом, братья, и да принесет он всем нам радость великой и неминуемой победы!



 
загрузка...
 
Loading...