Осетия Квайса



Чужой среди своих

Игорь ДЗАНТИЕВ

Казбек Бутаев был первым секретарем Северо-Осетинского обкома ВКП(б) меньше полутора лет – с сентября 1934 г. по февраль 1936 г. Но за этот период он испытал на себе всю переменчивость судьбы, превратившись из партийного кумира в политического изгоя. Вокруг него были одни и те же лица, но товарищи, которые еще недавно превозносили его, теперь требовали по отношению к своему руководителю суровой кары: это уже бушевал беспощадный смерч тридцатых.

В 1936-м для Бутаева, можно сказать, все обошлось, поскольку, несмотря на драматические перипетии, связанные с его публичным развенчанием, он сохранил не только жизнь, но и свободу. Даже в партии его, снятого с поста первого секретаря, оставили. Однако через год фортуна окончательно от Бутаева отвернулась. Он был сначала арестован, а потом расстрелян.

Казбек Бутаев родился 4 декабря 1893 г. в Алагире. Его партийный стаж начинает отсчет с 1918 года, чем впоследствии могли похвастать далеко не все партийные функционеры. Не был он в стороне и в период Гражданской войны, активно участвуя в становления советской власти на Кавказе в качестве политработника и командира горского партизанского отряда.

В первые годы после рождения нового государства Бутаев сразу же включился в партийно-государственную работу, будучи секретарем обкома партии, наркомом Горской республики, интересным и плодовитым публицистом. Его влекли новые знания, и он поступил в Институт красной профессуры, после окончания которого в 1929 г. остался в Москве и работал заместителем главного редактора газеты «Экономическая жизнь», заместителем директора Института экономики, главным редактором журнала «Проблемы экономики».

В сентябре 1934 года Казбека Бутаева избрали первым секретарем Северо-Осетинского обкома партии. Он сменил на этом посту Давида Демиховского, который в свою очередь отправился в Москву повышать квалификацию. Как и его предшественник, Бутаев успел внести немалый вклад в социально-экономическое и культурное развитие Северной Осетии, но к резкому изменению общественной обстановки не сумел подойти во всеоружии.

В конце 1935 года над Бутаевым сгустились тучи. С 20 по 23 декабря состоялись сначала заседание горкома, а потом бюро особкома ВКП(б) и областного партактива, на котором выступил второй секретарь Северо-Осетинской парторганизации Кравцов. Он рассказал о состоявшемся бюро Северо-Кавказского крайкома партии, где рассматривался вопрос о политических ошибках К.Бутаева, и призвал коммунистов Осетии поддержать это решение. Однако руководители местной парторганизации пошли дальше. Они выдвинули против Казбека Бутаева целый ряд тяжких обвинений, констатировав, что тот «стал на путь прямой защиты кулаков и окружил себя классово-враждебными элементами», «своей антипартийной системой взглядов отождествляет партию «Кермен» с партией большевиков, тем самым фальсифицирует историю Северо-Кавказской парторганизации».

Проявив политическую бдительность и принципиальность, коммунисты Северной Осетии высказались за то, чтобы исключить К.Бутаева из партии и привлечь к уголовной ответственности. А это означало вынесение смертного приговора. Самое примечательное, что одним из главных побудительных мотивов резких нападок на Бутаева невольно стал Саханджери Мамсуров, видный революционер, первый руководитель Горской Республики, в 30-е годы – крупный деятель краевого масштаба. Мамсуров позволил себе публично раскритиковать Сергея Кирова как дутую партийную величину.

Но при чем здесь Бутаев? А при том, что много лет был и оставался с Саханджери в дружеских отношениях. Об этом тоже недвусмысленно было сказано в постановлении бюро Северо-Осетинского особкома. В нем имевший неоспоримые заслуги большевик именовался не иначе, как «разоблаченный в г. Пятигорске подлый двурушник, фашист Мамсуров С., который выступил с гнусной белогвардейской клеветой против одного из лучших соратников великого СТАЛИНА – Сергея Мироновича КИРОВА». А сам Бутаев – «рупором остатков враждебных нам буржуазно-националистических элементов и питал Мамсуровщину».

13 февраля 1936 г. состоялся пленум Северо-Осетинской парторганизации, на котором ответственный работник Северо-Кавказского крайкома поправил чересчур ретивых коммунистов автономной области, заявив, что вышестоящая партийная организация не рекомендовала исключать К.Бутаева из партии и, тем более, привлекать его к уголовной ответственности. Пленум снял К.Бутаева с поста первого секретаря обкома и избрал на его место Генриха Маурера.

Если бы знали рвавшиеся к власти, каким расстрельным является руководящее кресло в Осетии. Судьба практически всех первых секретарей Северо-Осетинского обкома партии в 30-е годы оказалась трагической. В нашей специальной рубрике «Неизвестная Осетия», являющейся совместным проектом газеты «Северная Осетия и сайта «Осетия-Квайса», мы обязательно расскажем и об этих страницах недавнего прошлого.



 
загрузка...
 
Loading...