Осетия Квайса



Прерванный полет

sdf0s_2// Сегодня 90 лет со дня рождения народной артистки РСФСР, известного режиссера Зарифы БРИТАЕВОЙ

Полёт и вправду был прерван. Ей будто подрубили крылья, ей, такой сильной, выносливой, закаленной трудностями. Потому что труднее всего в нашей жизни смириться с предательством и несправедливостью, пережить их. Полёт был прерван. Поэтому она, режиссёр от Бога, не поставила столько спектаклей, сколько могла поставить.

Было подорвано здоровье. По сути, она так и не оправилась от пережитых потрясений. И всё же, выйдя из горнила испытаний, она не стала тверда и холодна, как железо, не очерствела, не озлобилась, а сохранила в душе любовь к людям. Да, Зарифа Бритаева, которой вот уже семь лет нет с нами, была настоящим, сильным человеком.

ПУТЬ СЛАВНЫЙ, ИМЯ ГРОМКОЕ

Она родилась в семье выдающегося осетинского драматурга Елбыздыко Бритаева и его супруги, известного в республике стоматолога Ольги Казбеги, сестры писателя Александра Казбеги. Интеллигентность семьи предопределила будущее Зарифы. С самого раннего детства она была заражена любовью к книге, к театру, а в 1938-м поступила на режиссерский факультет ГИТИСа, где училась режиссуре у знаменитого Алексея Дмитриевича Попова, народного артиста СССР. Учеба, увы, была прервана войной.

Зарифа, как и сотни ее сверстников-студентов, строила оборонительные сооружения на подступах к Москве и рвалась на фронт. Чуть позже вновь рыла противотанковые рвы, только уже на подступах к своему родному Владикавказу. Медалей «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа» и «За доблестный труд» она была удостоена именно в этот период.

В 1944 году Зарифа получила вызов в институт. Она прослушала курс лекций, сдала государственные экзамены и в январе сорок пятого поставила дипломный спектакль на сцене Осетинского театра, которому впоследствии отдала около 30 лет своей творческой жизни. В ее биографию особой строкой вписаны и работа в течение 10 лет в Русском театре, и театральные постановки в соседней Чечено-Ингушетии, и в далекой Болгарии. Знаковыми спектаклями, вошедшими в историю театра, стали ее «Любовь Яровая» К.Тренева, «Тартюф» Мольера, «Чермен» Г.Плиева, «Враги» Е.Уруймаговой, «Две сестры» Е.Бритаева. На осетинской сцене ею были поставлены четыре шекспировских драмы: «Отелло», «Много шума из ничего», «Двенадцатая ночь», «Ромео и Джульетта». Познакомившись с этими работами, приезжавшие в Орджоникидзе виднейшие советские шекспироведы – Шведов, Зингерман, Сахновский, а также шекспироведы из Англии единодушно сходились во мнении: британский колосс на осетинской сцене – это значительное явление в современном театральном искусстве.

Событием в культурной жизни нашей республики стал и спектакль «Перед грозой», поставленный Зарифой Бритаевой по пьесе Езетхан Уруймаговой на сценах Осетинского и Русского театров. За эту работу вместе с исполнителями главных ролей она была удостоена премии Коста Хетагурова. Многие ее спектакли, кроме того, были отмечены всероссийскими дипломами.

С мужем А. Хадзараговым.

С мужем А. Хадзараговым.

Народная артистка РСФСР, заслуженный деятель искусств СО АССР Зарифа Бритаева была человеком ответственным, деятельным, с головой отдавалась и театру, и общественной работе. С конца семидесятых З.Бритаева возглавляла Северо-Осетинское отделение ВТО, и работа кипела в полном смысле этого слова. Были установлены дружеские связи со всеми театрами Северного Кавказа. По ее инициативе проводились всевозможные встречи, конференции, обменные гастроли и т.д. Все, абсолютно все, с кем довелось говорить, отмечали детскую доверчивость Зарифы Бритаевой и полную неосведомленность в финансовых вопросах. Это-то и привело к трагедии.

В Северо-Осетинском отделении ВТО не так, как было предусмотрено инструкциями, оформлялись счета. При этом нередко документы приносили ей на подпись прямо во время репетиции, когда не было возможности вникнуть… Те, кто хорошо знал Зарифу Бритаеву, просто не могли поверить, что этого бескорыстного человека можно обвинить в хищении социалистической собственности. Когда ей предъявили уголовное обвинение, деятели культуры республики, коллеги и друзья из различных регионов страны поднялись на ее защиту, ходатайствовали о ней, писали во все инстанции. В 1982 г. советский суд вынес народной артистке РСФСР, кавалеру ордена Трудового Красного Знамени З.Бритаевой жестокий и несправедливый приговор – 12 лет лишения свободы.

В это трудное время в поддержку Зарифы Бритаевой прозвучали голоса Михаила Ульянова, Рубена Симонова, Георгия Товстоногова, Василия Ланового, актера Андрея Попова – сына ее любимого педагога, театральных деятелей из Болгарии. А режиссер московского цыганского театра «Ромэн» Семен Баркан даже приезжал на суд и выступил в ее защиту, говоря, что его однокурсница по ГИТИСу Зарифа Бритаева и хищения – это несовместимо…

Через некоторое время после вынесения неправедного приговора З.Бритаева обратилась к Расулу Гамзатову, которая в те годы был членом Президиума Верховного Совета СССР.

«Помогите мне добиться правды, – писала она. – Ни один факт обвинения не доказан. Как сказал прокурор на суде, основанием для обвинения послужили показания секретаря-машинистки ВТО. Для их получения были применены шантаж и угрозы, в чем она призналась на суде. А еще были сфабрикованы в угоду некоторым работникам ОБХСС и прокуратуре бухгалтерская ревизия и экспертиза.

Причины обвинения и лишения свободы никому не понятны, а происходящее со мной – чудовищно…

Мне 65 лет, из них 43 года я служила искусству честно и бескорыстно…

Меня обвинили в воровстве, и это надругательство не только надо мной, человеком, подошедшим к финалу своей жизни, но и над законностью, правдой и справедливостью. Но даже теперь, когда надо мной, как дамоклов меч, висят 12 лет тюремного заключения, я не теряю веру в то, что правда восторжествует.

Я уверена, что Ваш голос сыграет решающую роль».

Гамзатов горячо поддержал Бритаеву. Всеобщими усилиями Зарифа Бритаева вернулась домой через долгих 4,5 года.

Но были и те, кто отвернулся, открестился от прославленного режиссера в нелёгкое для неё время. К великому сожалению, и в творческой среде, которая призвана нести людям чистое, доброе, светлое, всегда находятся те, кто чутко улавливает дуновение текущего момента и с учетом этого строит свое поведение.

УРОКИ ЛЮБВИ

И все-таки хороших людей гораздо больше. Зарифе Бритаевой довелось познать это, как, может быть, никому другому. Когда с ней случилось несчастье, они не оставили ее одну, писали письма, присылали посылки, приезжали в Усть-Лабинск, где она находилась в «длительной командировке» (так говорила сама Зарифа, а она любила пошутить). Ее любили, потому что и она сама была способна на большую любовь к людям.

– Зарифа любила всех, – рассказывала о ней жена ее племянника Светлана Атаева, в семье которых Зарифа Бритаева жила по возвращении из заключения, пока не получила квартиру. – Ей было чуждо разделение людей по национальной, расовой или какой-либо иной принадлежности. А душа ее была чистой и светлой, как у ребенка. Зарифу любили и уважали даже преступники, с которыми она общалась там, в лагере. Когда мы приехали в Усть-Лабинск, начальник тюрьмы нам сказал: «У нас на ней держится вся воспитательная работа лагеря»… В день ее рождения, когда она уже вернулась, поздравления начинались с раннего утра и заканчивались поздно ночью. Любовь людей – это счастье. И ее этим счастьем Бог не обделил.

 Среди актеров Русского театра.

Среди актеров Русского театра.

Последние годы жизни Зарифы Бритаевой были скрашены тем, что ей были возвращены честно заработанные звания и государственные награды. Поэтому она считала себя реабилитированной. Ее навещали актеры Осетинского и Русского театров. Р.Бритаева, М.Литвиненко, Е.Туменова, К.Сланов, Б.Газданов, Н.Абаева, А.Джелиева, А.Турик, В.Вершинин, М.Васильева, И.Эрденко, Р.Бекоева, М.Кумаллагов, Ж.Плиева, Э.Дударенко – вот те, кто был все время рядом. Проявляли трогательную заботу о ней ее ученики Чермен Кочиев, Руслан Макеев. Не забывали о Зарифе и супруга экс-президента республики Фариза Дзасохова, и поэтесса Ирина Гуржибекова. Приезжал навестить тогдашний и нынешний вице-премьер Сергей Такоев. Ей уделяли внимание и оказывали материальную поддержку экс-мэр Владикавказа Михаил Шаталов, работники Министерства культуры республики, сотрудники Территориального фонда обязательного медицинского страхования. А когда тяжелобольная Зарифа уже не вставала с постели, медперсоналом поликлиники №1 был организован у нее на квартире индивидуальный пост.

Зарифа Бритаева почувствовала себя совсем плохо 28 августа 2001 г., в тот самый день и тот самый час, когда провожали в последний путь любимого и любящего племянника Эльбруса Атаева, с которым ее связывали особые духовные узы. Надломленное сердце режиссера не выдержало нового удара судьбы. А 30 августа Чермен Кочиев пришел навестить своего любимого педагога и попал уже на ее похороны…

Ольга РЕЗНИК

*   *   *

НАМ ОСТАЕТСЯ ПАМЯТЬ

Зарифа Бритаева навсегда осталась в памяти тех, с кем ее свела судьба. В своё время мне посчастливилось поговорить о Бритаевой с теми, кто ее хорошо знал. Ни М. А. Литвиненко, ни Е. С. Туменовой, ни О. А. Бекузаровой, увы, сегодня нет с нами. Светлая им память. Но их мысли созвучны многим современникам Зарифы, потому что ее любили. Действительно любили. Дружбой с нею гордились. И она сама щедро одаривала окружающих душевным теплом.

Марина ЛИТВИНЕНКО, театровед, заслуженный работник культуры РСО-Алания

– С Зарифой Бритаевой мы были знакомы с 1938-го года, вместе поступали в ГИТИС. Особенно мы сблизились и подружились во время рытья окопов под Вязьмой. Пронесли дружбу через всю жизнь. Зарифа была преданным другом, надежным человеком. Она являлась прирожденным лидером, была доброй, отзывчивой, открытой, щедрой. Поэтому у нее всегда было много друзей. Как всякий талант, она была человеком сложным, ярким, неординарным. У таких людей всегда есть завистники. Но, несмотря на все выпавшие на ее долю испытания, Зарифу до конца дней не покидало мужество.

Елена ТУМЕНОВА, народная артистка РФ

– С первых шагов своей актерской деятельности я соприкоснулась с творчеством Зарифы, играла во многих спектаклях, поставленных ею. С ней было невероятно интересно работать, а работала она всегда с большой отдачей. Она была человеком глубоким, остро чувствующим, умеющим фантазировать. Эти-то ее качества очень помогали. Зарифа была теплым человеком, к ней тянулись, потому что она ценила людей.

Орзета БЕКУЗАРОВА, народная артистка РФ

– После возвращения из ссылки Зарифа Бритаева поставила на сцене Осетинского театра пьесу К.Ходова «Рухсана». Хорошо, что ее пригласили для этой постановки. Потому что только творчество было способно «воскресить» ее, заставить забыть обо всем.

В тот период, когда она вернулась, Анатолий Галаов организовал театральную студию Осетинского театра при училище искусств. Он специально ждал возвращения Зарифы и предложил ей преподавать актерское мастерство. Так что мы работали с ней в параллельных группах, учили студийцев, выпускали спектакли. Студийцы в ней души не чаяли. Потому что Зарифа была очень проста в общении, не простовата, а именно проста. Давно замечено: чем значимее человек, чем более он велик, тем он проще.

Говорят, что искусство портит людей, делает их амбициозными. Зарифа была начисто лишена этого. Она никогда не страдала звездной болезнью. Она всегда с радостью готова была выслушать другого человека, любила, когда во время работы над спектаклем актеры вносили какие-то предложения. Искренняя, доверчивая, она никогда никому не завидовала, а, напротив, умела радоваться чужому успеху. Поддерживая других, к себе предъявляла самые высокие требования. Для меня Зарифа Бритаева – знаковая личность, на которую я равнялась всю свою жизнь. Думаю, что таковой она является и для Осетинского театра.

Чермен КОЧИЕВ, ученик Зарифы Бритаевой, ныне режиссёр Северо-Осетинского театра оперы и балета

– Зарифа Елбыздыкоевна любила пошутить. Часто она восклицала: «Я не педагог!». Однако, я должен сказать, что она была великим педагогом. Бритаева была человеком очень скромным и самокритичным. Являлась приверженцем замечательной мхатовской школы, свои зна¬ния получила, что называется, из первых рук, так как ее педагогом был ученик Станиславского и Немировича-Данченко Алексей Попов. Она учила нас кратко, доступно, в классическом направлении и заложила тот фундамент, который очень помогает мне сейчас. Я всегда горжусь тем, что учился у Зарифы Бритаевой – замечательного педагога, замечательно¬го режиссера, сильной, магической личности.



 
загрузка...
 
Loading...