Осетия Квайса



«Лучше сформировать нельзя было»

// Новую президентскую команду в Дагестане собрали из старых кадров

В Дагестане завершается формирование органов исполнительной власти, реформированных по инициативе и. о. президента Рамазана Абдулатипова. И. о. главы республики обещал радикальное обновление и омоложение властных структур. И в Дагестане, где клановая система управления сложилась еще в советское время, ждали потрясений. Однако эксперты констатируют, что все ограничилось рокировкой старых кадров и массовым переименованием министерств и ведомств.

Вчера и. о. президента подписал указ об образовании управления президента республики по внутренней политике, упразднив одновременно управление территориального развития и местного самоуправления и управление информационной политики и пресс-службы президента. Назначенный главой нового управления Артур Исрапилов в 2003-2007 годах был вице-спикером народного собрания, а в последние годы работал главой управления президента Дагестана по территориальному развитию и местному самоуправлению.

Что касается национального состава кабинета министров, то тут обошлось без неожиданностей: по старой советской традиции назначения были «сбалансированы» с учетом многонационального состава республики. Главой правительства, как и положено, стал представитель даргинцев Мухтар Меджидов, поскольку два других главных поста, президента и председателя парламента, достались аварцу Рамазану Абдулатипову и сдавшему мандат депутата Госдумы кумыку Хизри Шихсаидову (три самые многочисленные народности Дагестана).

Вступая в должность, и. о. президента заявил о намерении резко омолодить кадры, избавившись от «долгожителей», а главной ошибкой предшественников — Муху Алиева и Магомедсалама Магомедова — назвал то, что они не смогли сформировать собственную управленческую команду. Однако, представляя парламенту нового премьера, господин Абдулатипов посетовал на то, что столкнулся с нерешаемой проблемой: среди молодых дагестанцев много способных людей, но брать на работу их нельзя, потому что у них нет опыта госслужбы. «Они не работали даже начальниками отделов,— констатировал он.— Единственная должность, к которой подготовлены все дагестанцы,— это должность президента Республики Дагестан».

В итоге «сборная Абдулатипова» оказалась сформирована из числа чиновников, входивших в команды господ Алиева и Магомедова. А потерявшие свои посты чиновники перебрались в другие министерства и ведомства. Так, первым вице-премьером назначен Анатолий Карибов, с 2008 года руководивший агентством по туризму. Среди вице-премьеров оказались также бывший министр промышленности, энергетики и связи Магомедгусен Насрутдинов и возглавлявший в течение 12 лет Махачкалинский морской торговый порт Абусупьян Хархаров (был уволен с этого поста после конфликта с экс-главой Дагестана). Бывший министр экономики Марат Ильясов стал министром по управлению госимуществом, экс-министр образования и науки Алексей Гасанов — министром по национальной политике. Госсекретарь Такибат Махмудова оказалась в кресле министра труда и социального развития. А Гасан Идрисов, экс-глава администрации президента и правительства, стал министром природных ресурсов и экологии. Пять министров сохранили свои кресла.

Отдельной темой для шуток в республике стало массовое переименование министерств и ведомств. Так, Министерство земельных и имущественных отношений было переименовано в Министерство по управлению госимуществом, по информационной политике и массовым коммуникациям — в Министерство печати и информации, Минсельхоз — в Министерство сельского хозяйства и продовольствия, а Комитет по молодежной политике — в Комитет по делам молодежи. Рекорд поставило Министерство образования и науки, превратившееся в Министерство просвещения и науки, а через несколько дней вернувшее прежнее наименование.

Предварительный итог этим преобразованиям подвел сам глава республики. «Мы сформировали правительство — кому-то оно нравится, кому-то нет… Из того, что мы получили, лучше сформировать нельзя было,— резюмировал Рамазан Абдулатипов.— Оно сформировано на полгода до выборов в сентябре». (Все должности, как и должность президента, до выборов имеют приставку «и. о.».)

Не обошлось и без скандальных эпизодов. Первый вице-премьер Олег Липатов был понижен до уровня простого вице-премьера, однако уже через несколько дней, по неофициальным источникам, прислал по факсу заявление об уходе и не вернулся в Махачкалу. Бывший гендиректор ОАО «Нафта Москва», «человек Сулеймана Керимова», отвечал за привлечение инвестиций в республику и был «командирован» в Дагестан олигархом для того, чтобы проконтролировать реализацию «керимовских» проектов — строительство завода листового стекла, модернизацию аэропорта и морского торгового порта. Внезапный уход господина Липатова трактуется наблюдателями как признак ухудшения отношений Сулеймана Керимова с махачкалинским Белым домом. Очевидно, декларированный господином Абдулатиповым в первый же день тезис о том, что «тысяча мелких и средних предпринимателей для него гораздо дороже двух олигархов», был неслучайным.

Вскоре после исчезновения из Махачкалы Олега Липатова и. о. президента публично представил нового, седьмого по счету вице-премьера Рамазана Джафарова, хотя новая структура органов власти предполагает наличие только шести заместителей председателя правительства. При этом на официальном сайте правительства среди вице-премьеров до сих пор представлен Олег Липатов, а господин Джафаров в списках не значится.

Юлия РЫБИНА
«Коммерсантъ», 26.02.2013



 
загрузка...
 
Loading...