Осетия Квайса



Удостоверение культа личности

KMO_077750_00127_1_t206// Противники Эдуарда Кокойты могут быть отстранены
от участия в президентских выборах в Южной Осетии

В апреле в Южной Осетии начинается выдача паспортов нового образца. Это событие совпадает с неофициальным стартом предвыборной кампании — в ноябре этого года в республике состоятся президентские выборы, и, по мнению оппозиции, паспортизация проводится здесь с целью отсева нежелательных кандидатов от участия в кампании. С этой же целью, как полагают наблюдатели, власти Южной Осетии отказывают в регистрации оппозиционным политическим партиям.

ПАСПОРТНЫЙ КОНТРОЛЬ

По информации МВД Южной Осетии, новые биометрические паспорта изготавливаются для того, чтобы граждане республики, которую признала Россия, смогли беспрепятственно пользоваться этими паспортами на ее территории. Правда, и по нынешним южноосетинским паспортам можно было беспрепятственно пересекать государственную границу на пограничном пункте Зарамаг, но они вызывали нарекания со стороны российских правоохранительных структур — те утверждали, что в них недостаточно степеней защиты.

Паспортизация должна была начаться еще в феврале и закончиться к августу, однако до сих пор выдача паспортов не производится. На прошлой неделе начальник организационно-контрольного управления администрации президента Республики Южная Осетия (РЮО) Владимир Ушаков заявил, что в Цхинвал до сих пор не доставлено специальное оборудование, необходимое для оформления биометрических паспортов. И пообещал начать их выдачу в апреле. Паспортизация стала темой недавней встречи президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты с главой МВД республики Валерием Валиевым, на которой было заявлено, что в первую очередь новые паспорта получат студенты и абитуриенты, выезжающие в Россию.

Оппозиция, в свою очередь, считает, что главной причиной очередной паспортизации Южной Осетии (в последний раз южноосетинские паспорта выдавались местным жителям в 2006 году) является попытка не допустить к выборам оппонентов Эдуарда Кокойты. «Паспортизация дело затратное и совсем не обязательно было проводить ее до выборов,— считает лидер Народной партии Южной Осетии Роланд Келехсаев, лишившийся своей партии, по его словам, в результате рейдерского захвата.— Если бы власти просто хотели выдать людям новые паспорта, они должны были отвести на эту процедуру как минимум два года, ведь многие люди выехали на заработки в Россию. Но нам заявляют, что, если до 1 августа человек не получил паспорт, значит, он лишается гражданства Южной Осетии. О чем это говорит? О том, что определенным лицам, неугодным Эдуарду Джабеевичу, паспорта не дадут ни под каким предлогом. И участвовать в предвыборной кампании эти неугодные уже не смогут — по закону выдвигаться в президенты или участвовать в предвыборной кампании могут только граждане Южной Осетии. Вот это и есть главная цель паспортизации». По мнению господина Келехсаева, президент Кокойты уже сегодня думает о преемнике, которым, по мнению оппозиционера, может стать нынешний генпрокурор Таймураз Хугаев или лидер пропрезидентской партии «Единство» Зураб Кокоев. «Президент Кокойты попытается повторить парламентские выборы 2009 года, когда парламент выбрали мертвые души,— убежден Роланд Келехсаев.— В тот раз более 50% бюллетеней было заброшено в Северной Осетии, участки которой никто не контролировал. В этот раз будет то же самое, ведь многие южане живут в Северной Осетии, и голосовать они будут здесь. И, для того чтобы оппозиция не лезла, нам просто не выдадут паспорта и лишат нас возможности наблюдать и влиять на процесс».

МИНЮСТОМ ПО ТЯЖЕЛОВЕСАМ

С приближением выборов власти Южной Осетии затеяли сложную игру не только вокруг паспортизации, но и вокруг регистрации партий. В начале марта разгорелся скандал вокруг Социал-демократической партии (СДП), зарегистрированной в конце ноября прошлого года. В феврале этого года минюст Южной Осетии обратился в Верховный суд республики с ходатайством о закрытии партии. По словам главы минюста РЮО Тамаза Догузова, в партии оказалось значительно меньше членов, чем было задекларировано — по закону для регистрации партии необходимо наличие в ней не менее 300 человек. Глава минюста сослался на некие заявления 70 граждан о выходе из СДП — по его словам, первоначально в партии было заявлено 350 членов, но, после того как 70 человек покинули ее ряды, власти решили отозвать регистрацию. Руководство СДП при этом настаивало на своей версии происходящего: ни одного заявления о выходе из партии на самом деле не было, власти придумали это как повод, чтобы закрыть партию, которая может аккумулировать весь протестный электорат. 4 марта этого года Верховный суд Южной Осетии принял решение о ликвидации партии, но глава СДП Дмитрий Тасоев пообещал обжаловать это решение в российских судах, поскольку «в Южной Осетии живут российские граждане».

Еще две партии, считающиеся оппозиционными и подавшие документы на регистрацию, до сих пор не получили официального ответа от властей, хотя предусмотренные на эту процедуру сроки, обозначенные в законе «О политических партиях», уже прошли. Один из лидеров партии «Ирон», североосетинский правозащитник Виссарион Асеев, заявил «Ъ», что документы на регистрацию были поданы 24 февраля — по закону минюст обязан был дать ответ в течение месяца. «28 марта я пришел в минюст, но мне сказали, что наш вопрос еще не рассмотрен,— говорит господин Асеев.— На мои вопросы, когда он будет рассмотрен и почему нарушается законодательство, ответа я не получил. Зато министр возмутился тем, что я вообще смог пройти в министерство». По мнению правозащитника, власти «не хотят регистрировать не контролируемые ими партии, потому что боятся сюрприза на выборах». Похожая ситуация и с партией «Справедливость» — официального ответа из минюста лидеры партии пока не получили.

Примечательно, что и «Справедливость», и «Ирон» в конце прошлого года уже получили отказ в регистрации в связи с тем, что члены партий не имели южноосетинского гражданства. «После отказа мы вывели из партии людей, не имеющих гражданства Южной Осетии, и снова подали документы на регистрацию,— говорит господин Асеев, имеющий помимо российского и южноосетинское гражданство.— И теперь по закону к нам не придерешься. Но они все равно найдут повод нам отказать».

Логика оппозиции страдает в одном — по местным законам принимать участие в президентских выборах могут только партии, зарегистрированные как минимум за год до выборов. Другими словами, ни «Ирон», ни «Справедливость», ни Социал-демократическая партия не могут выдвигать своих кандидатов в президенты. На вопрос, чем же тогда так опасны эти партии для власти, оппозиционеры говорят, что любая зарегистрированная партия опасна, потому что под ее флагами можно проводить митинги и добиваться прозрачных выборов. «Наша партия намерена мониторить выборы, а также вести общественный контроль за восстановительными работами в республике,— говорит один из лидеров партии «Ирон» Тимур Цховребов.— И только эта программа способна привлечь к нам огромную часть жителей Южной Осетии, которые уже не верят в то, что нашу республику когда-то отстроят, и которые сильно разочаровались. Эти люди готовы на многое, чтобы добиться человеческих условий жизни. Поэтому нас боятся». «Если бы Южную Осетию восстановили, как обещали, никто не пошел бы в оппозицию,— говорит местная активистка и бывший руководитель фонда погорельцев Инара Габараева.— Но под нас только выбивают деньги, уже три зимы многие наши граждане провели в разрушенных домах. И многие в Южной Осетии сегодня готовы выйти на улицу. Власти сами нас толкают в оппозицию».

В администрации президента Южной Осетии инициативы оппозиционных партий называют «мышиной возней» и при этом намекают, что за подобными действиями стоят «влиятельные люди в Москве». Предполагается, что заинтересованными лицами являются московский предприниматель Альберт Джуссоев, а также известный спортсмен, чемпион Европы и СССР по вольной борьбе Джамболат Тедеев (считается, что он и его брат Ибрагим, убитый в 2006 году, привели в свое время к власти Эдуарда Кокойты). Этих людей называют наиболее вероятными кандидатами в президенты, хотя сами они открыто о своих президентских амбициях пока не заявляли. По мнению местных чиновников, активизация политической жизни в республике связана именно с этими тяжеловесами — очевидно, власти не исключают, что, несмотря на десятилетний ценз оседлости, запрещающий господам Джуссоеву и Тедееву баллотироваться, они могут найти способ повлиять на предвыборную ситуацию в республике. В том числе и через политические партии.

«Политический кризис в Южной Осетии связан не с тем, что кто-то извне пытается расшатать там ситуацию,— в свою очередь, считает руководитель североосетинского фонда «Гражданская инициатива» Олег Тезиев.— А с тем, что за два с половиной года после войны общество Южной Осетии получило сплошной деструктив: научились воровать, разучились работать, не научились достойно жить, нет ни мира, ни войны, все дерутся друг с другом из-за денег. Да, Южная Осетия получила право на жизнь, но пройдет еще два таких года, и мало кто об этом вспомнит. А рядом, по ту сторону границы, нет коррупции, и беженцам давным-давно построили дома. И это в бывшей советской республике, которая считалась родиной коррупции. И люди понимают — значит, можно и у нас этого добиться, просто нет на это политической воли».

Ольга АЛЛЕНОВА, Цхинвал-Москва,
газета «Коммерсантъ» 30.03.2011

Путем разных ухищрений власти Южной Осетии пытаются лишить оппонентов
президента Эдуарда Кокойты возможности хоть как-то повлиять на голосование

Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ



 
загрузка...
 
Loading...