Осетия Квайса



«Предотвращение взрыва»

В понедельник московская полиция начала оперативные мероприятия по декриминализации столичных рынков. Но лечить надо от запущенной формы недуга, называющегося «недооценка национального фактора».

Нападение на оперативника московской полиции возле рынка на улице Матвеевской не только вызвало громкую общественную реакцию, но и уже привело к определенным действиям коллег полицейского, попавшего в реанимацию с проломленным черепом.

В понедельник московская полиция начала оперативные мероприятия по декриминализации столичных рынков – уже есть сотни задержанных – а также пообещала задержать всех участников инцидента. Понятно, что в реальности речь идет не столько о поиске конкретных преступников, сколько о попытке хоть что-то сделать с одной из главных и самых опасных проблем нашего времени – медленно тлеющим фитилем межнациональных проблем.

Взрыва этой бомбы не хочет никто из здравомыслящих и любящих Россию людей – но есть и те, для кого массовые волнения и беспорядки выгодны и желательны, потому как могут очень сильно помочь в борьбе с властью и за власть. Давно уже понятно, что межнациональные конфликты, ставшие одной из важнейших причин обрушения СССР, для нынешней России представляют, наряду с социально-классовым расслоением, главную угрозу.

Попытка дагестанских торговцев отбить своего родственника у столичной милиции – вроде бы мелочь на весах истории. Подобные конфликты (конечно, в основном с участием не полицейских, а простых граждан) происходят в разных уголках страны постоянно, но столичные СМИ обращают на них пристальное внимание лишь тогда, когда такие стычки приводят к массовым митингам протеста. Сейчас протестов не было – но матвеевская история получила широчайший резонанс благодаря видео, на котором было все зафиксировано. Миллионы людей увидели, как родственницы задержанного по подозрению в изнасиловании школьницы 18-летнего летнего дагестанца бьют полицейского, а он в ответ лишь кричит: «Что вы делаете?», после чего удар ему наносит уже человек по имени Мага, и оперативник падает с пробитой головой.

Переоценить эмоциональное влияние этой съемки на общество вряд ли возможно – оно гораздо серьезней, чем от событий в Пугачеве или им подобных.

Люди ведь впервые так близко увидели реальный и персонализированный межнациональный конфликт –  потому что все остальные измерения этой сцены меркнут перед ее мощнейшим антитолерантным воздействием. Закононепослушные нерусские бьют русских представителей закона, правоохранителей. И исчезают безнаказанными. И не где-нибудь, а в Москве – городе с самыми напряженными в стране межнациональными отношениями.

Все это ложится еще одним кирпичиком в и так уже высокую стену, все более и более отгораживающую русских от кавказцев (потому что основные проблемы возникают именно с ними). Понятно, что ее возведению способствуют не только реальные конфликты, но и целенаправленная работа либеральных «революционеров», мечтающих с помощью национального рычага свалить Путина (и готовыми для этого пойти даже на игры с отделением Кавказа). Но что еще ждать от креативных расчленителей – у них работа такая, так они спроектированы. Они рассчитывают, что в нужный момент очередной выхлоп народного гнева против кавказцев умело возглавит и направит Навальный – вот тогда-то у него и появится шанс стать «народным героем», а не кумиром Болотной площади.

Эта комбинация легко просчитывается и, в общем-то, давно уже не является секретом. Но Навальный – лишь симптом, а не сама болезнь. Лечить надо от запущенной формы недуга, называющегося «недооценка национального фактора».

Владимир Путин как-то назвал себя русским националистом в хорошем смысле этого слова. И как националист – то есть человек, любящий свой народ – он прекрасно понимает все возмущение русского населения тем, как зачастую ведут себя представители некоторых маленьких, но гордых народов, населяющих юг нашей страны, но расселяющихся по всей ее широте и долготе.

Он уже не раз пытался увещевать, обращался к диаспорам с призывом повлиять на молодежь, после событий декабря 2010 года на Манежной даже грозил возвращением института прописки. Понятно, что у того, что именно выходцы с восточной части Северного Кавказа (а это Дагестан и Чечня) чаще всего вызывают раздражение в тех местах России, где они расселяются, есть множество объяснений – достаточно серьезное различие в темпераменте и манерах, анклавное проживание приезжих, коррумпированность правоохранительных органов и власти в целом, позволяющее вновь прибывшим быстро прибирать к рукам доходные отрасли или заниматься полузаконным, а то и вовсе незаконным бизнесом.

Но главное состоит все же в том, что русские люди в большинстве своем, в общем-то, законопослушны и спокойны, а горцы не только гораздо более напористы и активны, но и воспринимают чужую территорию как источник добычи, где не действуют никакие ограничения и правила (которые они без напряжения соблюдают в родных пределах). Так повелось исторически – давно уже описан сам феномен «набеговой экономики», которая и стала одной из причин завоевания Россией Кавказа. Если тогда от набегов страдали соседи – причем не только дальние (грузины или русские), но и ближние, кавказские – то сейчас полем для охоты стала вся страна.

Так что дело, увы, не только в отсутствии на Кавказе рабочих мест – мало построить там новые заводы или горнолыжные курорты, важно еще и приучить людей к мысли о том, что работать нужно дома и честно (а иначе будет как с небоскребами в Грозном – в республике безработица, а строили турецкие строители). Естественно, я не веду речь о всех чеченцах или дагестанцах, уехавших с Кавказа на север, но и части их отмороженных соплеменников достаточно для того, чтобы вызвать взрыв. Не нужно испытывать терпение русского человека.

Ведь возможное – и самое вероятное, если ничего не менять – развитие событий и так понятно: в результате какого-нибудь очередного конфликта начнутся массовые беспорядки, прольется большая кровь и начнется бегство на историческую родину десятков, сотен тысяч людей. Я уже не говорю о том, что будет, если креативным дирижерам удастся воспользоваться подобными волнениями для заваривания большого бунта в столице. Надо это кому-нибудь?

Конечно, нет – особенно глупо звучат настойчиво повторяемые некоторыми либеральными пропагандистами тезисы о том, что власть специально перенаправляет социальное недовольство в национальное русло, чтобы увести удар от себя. Приписывать Кремлю такие самоубийственные намерения значит считать Путина человеком, способным для борьбы с тараканами поджечь дом. Президент ведь не на бумаге только является гарантом целостности России – на его опыте и понимании ситуации действительно многое держится.

Сейчас Путин стоит на пороге очень непростых решений в национальном вопросе – ему придется не только заниматься им все больше и больше, но и уже в ближайшее время предпринять меры, на которые он долго не хотел идти (надеясь терапевтическими средствами сбить напряжение). Но сейчас время уже вышло – даже милостиво добавленное нам историей, – и ждать, когда Абдулатипов вместе с ФСБ наведет порядок в Дагестане, а Хлопонин создаст в СКФО рабочие места, уже нет возможности. Введение прописки станет лишь первым, но важным шагом на пути к предотвращению взрыва.

Петр АКОПОВ, заместитель главного редактора
«Взгляд», 29.07.2013



 
загрузка...
 
Loading...