Осетия Квайса



Блистательный Саакашвили смог продать даже свое поражение. Часть 2

Спецкор «КП» Дарья Асламова отправилась в командировку в Тбилиси, чтобы узнать о новых идеях реванша Михаила Саакашвили

ГЕНОЦИД КАК ТОВАР

Грузинские девушки вряд ли в курсе, что по плану Саакашвили им следует танцевать лезгинку не «вхолостую», а с горячими парнями Северного Кавказа. Фото: REUTERS

Грузинские девушки вряд ли в курсе, что по плану Саакашвили им следует танцевать лезгинку не «вхолостую», а с горячими парнями Северного Кавказа. Фото: REUTERS

У члена парламента Грузии Шоты Малашхия на стене в кабинете висит огромный плакат с красной звездой, в центре которой фашистская свастика, и с подписью «Современная» русская оккупация». «Мой проект, – похвастался господин Малашхия. – В этом году мы собираемся снимать пятнадцать документальных фильмов о российских оккупациях в Польше, Литве, Финляндии, Эстонии, Латвии, Чехословакии, где мы проведем параллель с фашистскими оккупациями и с тем, что происходит сейчас в Грузии. Российские и фашистские оккупации – это ведь почти одно и то же».

Господин Малашхия – горячий защитник прав северокавказских народов и большой энтузиаст «единого Кавказа». «Вы посмотрите, что творится в Чечне, Ингушетии и Дагестане! Там целые народы просто уничтожаются, – заявляет он. – На Северном Кавказе идут этнические чистки и настоящий геноцид населения». «А вы не напутали, господин Малашхия? – удивляюсь я. – Геноцид – это сознательная государственная политика истребления одной нации. Где же вы видите геноцид, к примеру, в Дагестане?» «Там каждый день убийства и взрывы!» – восклицает господин Малашхия. «Да, там действуют террористы, с которыми государство борется. Но при чем же здесь геноцид?» – возражаю я.

«Я не могу точно сказать, что происходит в Дагестане, но нужно этим людям дать возможность изложить свои проблемы здесь, в Грузии, а уж мы-то донесем их правду до мира, – заверил мой собеседник. – То, что им не удается рассказать в Москве, пусть рассказывают у нас, в Тбилиси». «А почему именно у вас, в маленьком бедном государстве?» – «Потому что Кавказ – единое пространство в культурном и научном смысле. Так было еще при царе Давиде». – «Но при царе Давиде была мини-империя. Вы намерены вернуться к империи?» – «Мы считаем, что все люди, проживающие на Кавказе, должны жить вместе и их проблемы должны разбираться у нас.  Это наш проект». – «А захотят ли ваши соседи, Азербайджан и Армения, создавать единый Кавказ? Вы их спросили?» – «Мы будем работать и с Арменией, и с Азербайджаном. Это уже наши проблемы. Главное, в чем мы можем сейчас помочь, это вынести беды северокавказских соседей на международный уровень».

Кто бы сомневался! В умении «раздуть вопрос» и расковырять болячки, в технике булавочных уколов грузинские власти изрядно поднаторели. Собственно, с этой целью в январе прошлого года был создан грузинский спутниковый канал «Первый кавказский». Канал предназначен в основном для жителей Северного Кавказа, чтобы обеспечивать их «правдивой информацией о событиях в Грузии и на Северном Кавказе».

В спонсорах своей новой «кавказской политики» Грузия недостатка не испытывает. В прошлом году американский «Фонд Джеймстауна» при поддержке Тбилисского университета имени Ильи Чавчавадзе провел в столице Грузии аж две конференции, посвященные «геноциду черкесов» в XIX веке, под названием «Неизвестные нации. Продолжающиеся преступления: черкесы и народы Северного Кавказа между прошлым и будущим». На скамье подсудимых – Российская империя, которой Грузия, по моим скромным подсчетам, шьет уже 16 (!) «геноцидов». Участники конференции не только осудили действия Российской империи по отношению к черкесам, но даже призвали к созданию Черкесского государства на территории России. Еще одна конференция фонда на тему «Сочи в 2014 году: можно ли проводить Олимпийские игры в месте изгнания черкесов 150 лет тому назад?» прошла в Вашингтоне и наделала много шуму.

«Фонд Джеймстауна» – организация небедная и с громким именем, в исполком которой входят экс-директор ЦРУ Джеймс Вулси и политолог Збигнев Бжезинский. Солидные спонсоры, продаваемая идея, про которую один политолог остроумно заметил: «Если б черкесского вопроса не существовало, Грузии следовало бы его выдумать». Для местных охотников здесь столько зайцев, что не знаешь, за каким погнаться! Можно вбить клин между черкесами и абхазами (Грузия до сих пор не может простить черкесам активного участия в грузино-абхазской войне 1992 – 1993 годов – более 2000 черкесских добровольцев сражались на стороне абхазов). Можно, напротив, искать расположения абхазов через родственников-черкесов. Можно в роли защитницы прав «униженных и оскорбленных» поднять свой престиж на Северном Кавказе, упавший после войны с осетинами и абхазами, и помочь созданию «пятой колонны» внутри России, подкармливая сепаратистов. А главное, можно попытаться нагадить России с Олимпиадой. (Недаром один из докладов на последней конференции в Тбилиси назывался: «Меры черкесской диаспоры США для предотвращения Олимпийских игр 2014 года».)

План противодействий Олимпиаде уже обсуждался в ноябре на заседании грузинского парламента. «Мы требуем, чтобы Олимпийская хартия исполнялась в точности, – говорит член парламента Шота Малашхия. – Нельзя, чтобы Олимпиада проводилась в стране, оккупировавшей соседнее государство. Кроме того, Россия без согласия Грузии вывозит из Абхазии в Сочи на строительство олимпийских объектов материалы из рек, отчего страдает экология. Я говорю о геноциде черкесов».

Грузинский парламент уже несколько месяцев носится с «черкесским» вопросом. С идеей «признания геноцида» можно поиграть, но осуществить ее на практике затруднительно. Таким опрометчивым шагом Грузия немедленно осложнит отношения со всем регионом. Стоит признать «геноцид черкесов», как тут же вскинется Армения: «А мы? А что с нашим геноцидом?» Если начать заигрывать с Арменией, оскорбится могущественная Турция, а за ней поднимется богатый Азербайджан, которому Грузия многим обязана. Словом, куда ни кинь, всюду клин. «Грубые телодвижения в этом направлении опасны, – говорит эксперт по Кавказу Мамука Арешидзе. – Когда планку поднимаешь так высоко, бросаешься такими словами, как «геноцид», обещаешь какие-то блага, а потом ничего не делаешь, эффект будет обратным. А пытаться разделить черкесов и абхазов – контрпродуктивно. Потому что они родственники, они кровью повязаны, очень ценят свои отношения и не только потому, что вместе воевали».

«Это абсолютно необдуманные шаги, – говорит политолог Паата Закареишвили. – У Грузии есть соседи – Турция и Армения, и между ними проблема геноцида. Мы долгие годы держали нейтралитет. В таких случаях Грузия имеет моральное право сказать: извините, ребята, вы наши соседи, мы в ваши дела не лезем, разбирайтесь сами. И вдруг вопреки этой своей позиции Грузия заговорила о черкесском и чеченском геноцидах. Почему у нас двойные стандарты? Почему мы тогда не обсуждаем геноцид армян? Цель подобных действий одна – разозлить Россию».

ЧЕГО ДОБИВАЕТСЯ ТБИЛИСИ

Снеся памятник героям Великой Отечественной войны, Саакашвили застраивает Грузию авангардом. Зато не напоминает о России. Фото: АП

Снеся памятник героям Великой Отечественной войны, Саакашвили застраивает Грузию авангардом. Зато не напоминает о России. Фото: АП

«Есть шаги, которые нуждаются не в анализе, а в диагнозе, – говорит политолог Сосо Цискаришвили. – И неосторожное отношение Грузии к Северному Кавказу – часть этих шагов. Они импульсивны и беспорядочны. Эти шаги не рассматриваются, а объявляются. Ими бравируют. Грузия хочет вернуть себе статус регионального лидера. Но за ее хаотичными попытками чувствуются лишь антагонизм к России и желание ей насолить. Это комплекс побежденного. Когда мы говорим о лидерстве на Кавказе, должны помнить, что каждый метр этой земли повязан огромным числом обязательств. Опасность в стремлении к лидерству в том, что мы потеряем право на нейтралитет, который долгие годы считался серьезным успехом грузинской политики в регионе».

«Все грузинские подвижки на Северном Кавказе – чистой воды провокация, – уверен лидер движения «Свободная Грузия» Каха Кукава. – Саакашвили наплевать на то, что будет с чеченцами или черкесами, он просто хочет позлить лично Путина. Да посмотрите на карту! Это смешно, когда бедная трехмиллионная страна вмешивается в конкуренцию глобальных держав. Кто мы такие, чтобы менять границы Российского государства на Северном Кавказе?! Наши амбиции должны быть ограничены Южным Кавказом, а мы рвемся помогать сразу всем – Украине, Молдове, Киргизии и даже черкесам. Это несерьезно. Мы должны заняться домашними делами, которым сильно вредят российское эмбарго и отсутствие коммуникаций. И давайте смотреть на вещи реально: дружба и партнерство с Россией прежде всего в интересах Грузии, а не в интересах Москвы. Русские без грузин как-нибудь обойдутся».

Но маленькая честолюбивая страна не желает «сидеть тихо». «Нам больше нечего терять, – уверен эксперт по Кавказу Мамука Арешидзе. – Ты говоришь, у Грузии есть тенденция к дальнейшему распаду? Да, опасность всегда присутствует. Но даже если Грузия будет тихо себя вести и не рыпаться, Россия все равно не остановится. Ей нужен Южный Кавказ целиком и полностью. Мы должны действовать. Это лучше, чем стоять и молча смотреть, как тобой управляют другие». «Но провоцировать сепаратизм на Северном Кавказе – это самоубийство!» – возражаю я. «Согласен. Если от России отпадет этот регион, он обрушится лавиной на других. Беда в том, что ни у нас, ни у вас нет продуманной кавказской политики».

Грузинский депутат Шота Малашхия одержим идеей разоблачить «современную» русскую оккупацию.

Грузинский депутат Шота Малашхия одержим идеей разоблачить «современную» русскую оккупацию.

«Мы никогда не цеплялись за свое «кавказство», – говорит политолог Рамаз Сакварелидзе. – Горы служили естественной границей между грузинами и северокавказскими народами много веков. Культурная волна, шедшая из России в XIX веке и принесшая с собой европейские ценности, открыла для Грузии новый мир, но северокавказские народы не затронула. Их привлекло мусульманство, а мы были и есть – христианская цивилизация с тягой к западной культуре. В нашем возможном сближении есть как позитивный потенциал, так и негативный. Народы Северного Кавказа всегда стремились к морю, и не случайно они включились в грузино-абхазскую войну на стороне абхазов. Кроме кровной и исторической аргументации, был конкретный интерес: завоевать коридор к морю. С другой стороны, мы хотим, чтобы Грузия была для северокавказских народов другом. Поэтому в свое время, когда Россия просила пустить ее в Чечню через Грузию, Шеварднадзе отказался «открыть калитку» и даже дал убежище чеченцам в Панкисском ущелье». «Но нынешние заявления о «едином Кавказе» и поддержка сепаратистов – это игра с огнем», – замечаю я. «Политика Грузии на Северном Кавказе – это ответная реакция на агрессивную политику России, – вспыхивает Сакварелидзе. – Мы не собираемся разжигать у вас огонь, но если пожар начнется, тушить его тоже не в наших интересах».

Если цель Грузии – внести раздор на Северный Кавказ, но при этом остаться в стороне и выжить, то это так же умно, как поставить себе под кровать ящик с динамитом. Из этого старательного посева ветра можно пожать лишь бурю.

- Если представить невообразимое: Россия вдруг начнет разваливаться, то в этих обломках в первую очередь окажется Грузия, – говорит политолог Гия Хухашвили. – Нам же будет хуже. Да, на Северном Кавказе есть сепаратистские настроения, но есть и агрессия в сторону Грузии. И Россия имеет все возможности, чтобы этот огромный негатив, скапливающийся на Кавказе, перебросить на нас. На Западе уже нет иллюзий, что Россия может уйти отсюда. Она решила свои краткосрочные задачи в Южной Осетии и Абхазии. И получила буфер перед Олимпиадой. Но цели у нее далеко не локальные. Этими своими ходами она говорит: я здесь и никуда уходить не собираюсь. России не нужны Южная Осетия и Абхазия. России нужен весь регион, который она когда-то безраздельно контролировала. К сожалению, вся грузинская политика сводится лишь к тому, чтобы позлить русских. Обозлив Россию, ничего выиграть нельзя. Мы уже не раз на своей шкуре это проверяли.

КАК ЖИТЬ БЕЗ ХОЗЯИНА

«Грузины всегда ищут империю, – говорит грузинский политик Шалва Нателашвили. – Почему? Во-первых, мы – страна без родственников, страна-одиночка. Во-вторых, у нас есть комплекс неполноценности. Чувство старшего брата крепко сидит в маленьких нациях. В-третьих, наша политическая и творческая элита воспитана на рабской психологии в течение пятисот лет. После того как развалилось грузинское государство и произошел его раздел между Турцией и Ираном, наша элита стала искать хозяев, старших братьев. И вот пять веков мы движемся по этой магистрали – то в Стамбул, то в Исфахан, то в Москву. А сейчас в Белый дом. Мне стало грустно, когда итальянская газета «Ла Стампа» написала про Грузию, что это страна без самолюбия. Сейчас не времена монголов, Персидской или Османской империи. В современном мире можно жить, сохраняя самолюбие и независимость, и дружить со всеми. Никто не посмеет подчинить себе страну, если элита сама ее не продаст, не пригласит к себе хозяев.

Эксперт Мамука Арешидзе, напротив, считает, что небольшое государство не может жить без Большого брата. «Ты мне назови хоть одну маленькую страну, у которой нет покровителя. Да, наши власти умеют играть партнера как хозяина и любят это дело, даже называют улицы именами иностранных президентов. В том состоянии, в котором Грузия была в 90-х годах, она должна была искать покровителя. Россия не захотела или не смогла помочь. Вспомни 1994 год, когда российская Дума отказалась ратифицировать «рамочный» договор между Грузией и Россией из-за статьи, которая обязывала русских помочь в оснащении грузинской армии. Что ж, свято место пусто не бывает. На ваше место пришли американцы».

«Да, малые страны часто меняют хозяина: одному послужат, наплюют и бегут к другому, – замечает политолог Александр Дугин. – Но с лакеями трудно иметь дело. Это раздражает и мешает жить, когда вам сегодня сапоги вылизывают, а завтра начинают гавкать, как моська на слона. Но эта лакейская психология ничего общего с истинным духом грузин не имеет. Да, есть Саакашвили – пешка в большой американской игре по перераспределению сил на постсоветском пространстве. Но Грузия сама по себе нам не враг. Она враг только тогда, когда является проводником чьих-то интересов. Нам нужен честный партнер в виде независимой политической силы, основанной на собственных национальных интересах. Нам нужна Грузия, которая никому не служит, кроме самой себя. Страна, вернувшая себе чувство собственного достоинства».

Дарья АСЛАМОВА,
«Комсомольская правда», 27.01.2011



 
загрузка...
 
Loading...