Осетия Квайса



Рубрики 21.11.2008

Алексей АКИМОВ: «Меня поразила жестокость грузин»

i4908180946a7aВ конце октября в московском кинотеатре «Художественный» состоялась премьера документального фильма «Война 08.08.08. Искусство предательства». Фильм, рассказывающий о войне в Южной Осетии, первыми оценивали журналисты российских и зарубежных СМИ, дипломаты, депутаты Госдумы, политологи. Показ вызвал большой ажиотаж, а сама лента мгновенно стала заметным политическим и общественным событием.

Фильм, снятый интернет-телекомпанией «Russia.ru», первые зрители назвали российским аналогом картины американского документалиста Майкла Мура «9/11 по Фаренгейту», рассказывающей о терактах в США и наделавшей много шума в американском бомонде несколько лет назад.

Уникальность «Войны 08.08.08» состоит в кадрах, на которых строится фильм. Впервые военные действия сняли на камеры мобильных телефонов – это сделали солдаты и офицеры грузинской армии, вошедшие в Южную Осетию, чтобы уничтожить ее народ и провести операцию «Чистое поле». Грузинские агрессоры, видимо, так были уверены в своем успехе, что фиксировали на камеры все свои преступления – убийства мирных жителей, расстрел спящего города и близлежащих сел… Эти кадры, изъятые у грузинских вояк, телеканалу «Russia. Ru» предоставила югоосетинская прокуратура.

Фильм начинается с телевизионных кадров, на которых за несколько часов до начала агрессии президент Грузии М. Саакашвили клянется в любви к осетинскому народу и его культуре, обещает осетинам прекращение огня и начало мирных переговоров… А словами осетинской женщины, пережившей нападение Грузии, «Мы видели Армагеддон!», фильм заканчивается.
48 минут вместили в себя войну, предательство, людское горе и трагедию целого народа. В фильме раскрываются все круги суровых испытаний, через которые прошел осетинский народ, говорится о том, кто стоит за Саакашвили, и называются страны, направившие в Грузию своих военных инструкторов и наемников.

«Фильм тяжелый, действительно тяжелый. Многие из тех, кто увидел наш фильм, я думаю, испытали шок. Это было заметно по их глазам – когда фильм закончился, мы вышли на сцену отвечать на вопросы – и я видел глаза зрителей. Отчетливо было видно, что кому-то этот фильм, как нож острый, кто-то принял его безоговорочно, но равнодушных я не заметил», – поделился после премьеры автор фильма Кирилл Бенедиктов.

Как пообещали создатели фильма, «Война 08.08.08. Искусство предательства» будет переведена на наиболее распространенные иностранные языки и выложена на всех доступных интернет-сайтах: «Геноцид осетин не должен раствориться в истории, не должен забыться. Мир должен знать, что произошло 8 августа 2008 года».

Об интересе к фильму можно судить хотя бы по тому, что в первые же сутки его появления в Интернете было зафиксировано 175 000 просмотров. К исходу второго дня эти цифры перевалили за 300 тысяч… Сейчас счет идет уже на миллионы.

О фильме, о своей поездке в Южную Осетию – специальному корреспонденту сайта «ossetia.kvaisa.ru» Аслану СЛАНОВУ рассказал режиссер картины Алексей АКИМОВ.

«Вначале было слово». Так вот, кто произнес это слово, после которого началась работа над фильмом?

– Автор идеи – продюсер Константин Рыков, это он принял решение о съемках данного фильма. Помимо меня, в творческую группу «Войны 08.08.08» вошли руководитель съемочной группы Кирилл Бенедиктов, сценарист Елена Кондратьева, оператор Евгений Чашкин.

Насколько близка и интересна лично для Вас тема Южной Осетии или все началось только с фильма «Война 08.08.08.»?

– К сожалению, ранее я никогда не был в Осетии, и не знал почти ничего о ситуации вокруг Южной Осетии, пока не началась война.

В информационных сообщениях с места событий меня больше всего поразила именно та жестокость, с которой грузинская сторона атаковала спящий город. Второе, что меня вывело из себя – это реакция западных СМИ. Такого количества дезинформации всего за пару дней мне никогда прежде не доводилось слышать, видеть и читать…

Сам я непосредственно в эту войну был вовлечен с 12-го августа, когда впервые оказался в Осетии в качестве продюсера телекомпании «Russia.ru». Вместе с оператором Романом Леоновым мы снимали серию репортажей с места событий, общались с ранеными российскими военными, осетинскими ополченцами и беженцами…

Мы базировались во Владикавказе, откуда оперативно передавали наши сюжеты в Москву, где их тут же размещали на сайте нашей телекомпании.

IMG_6732

Побывав в Джаве, 13-го мы попытались проехать в Цхинвал. Прямой, самый короткий путь через грузинский анклав все еще был перекрыт. А ехать по Зарской дороге наш таксист отказался, сославшись на плохое состояние своего автомобиля.

В Цхинвале я оказался только со второй попытки лишь 16-го августа и пробыл там около 5 часов. Все это время оператор практически не выключал камеру, снимал все, что было вокруг… Я увидел страшную картину: разрушенный на 70-80 процентов город, побывал в школе №5… Грузинская армия уничтожала все живое. Я был потрясен и ошеломлен. Весь материал из Цхинвала впоследствии в виде отдельных сюжетов также появился на нашем канале.

Таким образом, когда речь зашла о фильме, предложили поехать в Осетию именно мне, как человеку, который там уже побывал…

Алексей, расскажите, как Вам работалось над фильмом, насколько удалось воплотить Ваш режиссерский замысел?

– Когда наша съемочная группа добралась до Цхинвала и начала, собственно, снимать, у меня было много времени для общения с местными жителями. За 4 дня мы объехали много сел, взяли большое количество интервью. Мы были в Дменисе, Сатикаре, Сарабуке, Кохате, Мугуте, Дидмухе, на Сарабукских высотах, дважды побывали в Галуанта и Хетагурово.

В Цхинвале мы снимали еврейский квартал, улицу Джабиева, прокуратуру, сделали большое интервью с председателем Комитета по информации Ириной Гаглоевой, которое пунктиром прошло через весь наш фильм…

Первоначальный замысел был в том, чтобы воссоздать картину вторжения и следом за грузинской армией «войти» в Осетию, сняв свидетельства очевидцев происходившего. Я даже возил с собой систему GPS и стремился побывать в населенных пунктах, граничащих с Авневи, Эредви, Никози и т.д., сверяясь с картой вторжения, полученной от военных экспертов.

Но впоследствии наш замысел претерпел определенные изменения. Когда к проекту подключилась автор сценария Елена Кондратьева, мы пришли к выводу, что география конфликта не будет понятна тем людям, которые никогда не были в Осетии или не знают, где она находится. Мы решили, что гораздо важнее показать не географическую сторону, а моральную, на примере нескольких, очень похожих историй, обобщить весь цинизм и бесчеловечность грузинской агрессии… Считаю, что это нам удалось.

Еще пару слов о Вашей поездке в Цхинвал: что Вас поразило, удивило, может быть, порадовало (к примеру, общение с каким-то человеком)?

– Теперь-то я с полной определенностью могу сказать – тема этой войны стала мне невероятно близкой, так как за время своей работы в Южной Осетии я по-настоящему влюбился в эту землю и этот народ.

Знаете, просто нереальная сцена произошла с нами во время съемки в еврейском квартале – мы зашли во двор семьи Хугаевых, у которых кроме этого двора, собственно, НИЧЕГО не осталось: в их дом попали 3 снаряда «Града». То есть, двор и в нем – немного уцелевших вещей. Так вот, мы начинаем их снимать, потом они откуда-то достают три стула и банку компота, открывают ее и говорят: «Дорогие гости, вы устали, посидите и попейте компот». А дома нет… Просто гостеприимство у людей настолько в крови, что нужно только три стула и одна, чудом уцелевшая, банка компота, чтобы посреди развалин собственного дома быть Хозяином. Это потрясло меня до глубины души!..

Или Сергей Лохов из Хетагурово. Его грузины забрали в заложники и пытали. Он чудом уцелел: сломаны челюсть, ребра и т.д. Этот человек после съемок интервью накрывает стол и берет нас «в заложники», пока мы все не съедим. И так – буквально везде… Таких людей я редко встречал. Они настоящие!

Возвращаясь к показу Вашего фильма в «Художественном», хочется спросить: какую реакцию зала Вы ожидали и насколько это подтвердилось? Какие вопросы Вам задавали представители масс-медиа после премьеры?

– По поводу показа – я ничего особого не ожидал от премьеры. После месяца монтажа был настолько, что называется, «в материале», что уже не мог понять, цепляет ли это только нашу съемочную группу или не оставит равнодушным никого. Просто мы сделали фильм и показали его.

Вопрос мне запомнился один – одна не очень тактичная журналистка спросила: «Чем отличается этот фильм об Осетии от точно такого же фильма о Чечне?». Я не нашелся, не смог ответить сразу, мне на помощь пришел Кирилл Бенедиктов, он популярно дал ей понять, что такой фильм можно было снять только об Осетии, так как знака равенства между ситуациями в этих республиках быть не может.

Позже мне в голову пришла мысль, что разницу этой барышне могли бы объяснить бойцы чеченского батальона «Восток», которые приняли участие в отражении агрессии Грузии против Южной Осетии и выбили с улиц Цхинвала грузинских фашистов.

Кроме этой барышни, наверняка, еще найдутся люди, которые обвинят Вас в однобокости, взгляде «с одного берега». Как, к примеру, и представители грузинских телеканалов, попытавшиеся на премьере в «Художественном» устроить скандал: их, якобы, не пропускали в кинозал, позже, когда они оказались в зале, выяснилось, что сам фильм они смотреть-то и не собирались, их больше интересовали имена заказчиков фильма и владельцев телеканала «Russia.ru»…

– Сейчас я много читаю в Интернете отзывов скептично (враждебно) настроенных людей, которые говорят, что фильм снят однобоко и в нем нет мнения другой стороны. Мой ответ им: а все то, что было заснято самими грузинами на камеры своих мобильных телефонов, разве не является мнением другой стороны? А можно найти слова, чтобы оправдать документально зафиксированные военные преступления? Можно ли быть настолько военным, чтобы, получив приказ убить старика, выполнить его, не задумываясь? Или такие решения каждый принимает на личностном уровне?..

У нас много материала не вышло в фильм. Сразу после премьеры с нами связались представители прокуратуры России и попросили предоставить все «исходники» фильма для приобщения к материалам уголовного дела об убийстве российских граждан во время грузинского вторжения. Еще раз повторюсь специально для скептиков: если вы что-то не увидели в фильме, не надо считать, что этого не было, и это никто не снял на камеру – это не так! Скоро мы выпустим 10-ти серийный фильм об этой войне. И я постараюсь, чтобы в него вошли все свидетельские показания, которые не вместил фильм «Война 08.08.08. Искусство предательства».

– Значит, у нас еще будет повод для интервью?

– Да, продолжение последует…

Наше досье

Алексей Акимов родился в г. Москве. Профессию режиссера получил во ВГИКе. Занимался производством музыкальных клипов, рекламы, промо-роликов к фильмам и передачам. В свое время в качестве монтажера делал документальные фильмы для компании «Совершенно секретно». С мая 2008 года работает на телеканале «Russia.ru».



 
загрузка...
 
Loading...