Осетия Квайса



Сколько можно дурачить людей?

Легче одурачить людей,
чем убедить их в том, что они одурачены.

Марк ТВЕН

Мне самому иногда становится неудобным изобличать чиновников во лжи. Но беда в том, что и одураченные ими люди сами позволяют себя одурачивать не раз. Меня пугает то, что за последние годы обман и ложь стали часто используемым инструментом, возведены в ранг государственной политики.

Обман избирателей на выборах, ложь о «достижениях» правящего клана в республике, обман в бизнесе и торговле, ростовщичество в банках. Люди стали терпимо относиться и к обману, и к лжецам. Как долго мы будем жить с обманом и терпеть ложь? Вопрос не риторический. Ибо от того, как сегодня себя ведет власть, а также мы, старшие, зависит будущее всей нашей нации. От воспитанных на примере обмана и лжи наших младших не стоит ждать грандиозных свершений и подвигов. На лжи патриотами не становятся, а вырастают подонки. Одни подонки во власти сменяются другими. Искусственно выращенная в инкубаторах номенклатура не может по определению себе на смену готовить элиту нации. Точно так же, как из семян сорняка не может вырасти культурное растение. От сорняка вырастает сорняк. Вот в чем трагедия осетинского народа и Осетии в целом.

Чтобы не ходить вокруг да около, начну с конкретных примеров. С примера об обманутых вкладчиках «Диг-Банка», которые обратились за юридической помощью в наше адвокатское бюро «За права человека». Большинство из них пенсионеры и инвалиды, добрые и порядочные люди. И, скажу вам, нам приходилось оказывать им не столько правовую, сколько психологическую помощь, ибо большинство из них потеряли всякую надежду на возвращение накопленных на старость, на черный день трудовых сбережений. Это люди, далекие от бизнеса и предпринимательства. Становится обидно на нас, за державу.

Привожу выдержку с сайта Главы РСО-Алания от 10 октября 2014 года: «С учетом сложившейся ситуации по поручению Таймураза Мамсурова было проведено совещание со специалистами в области финансового и юридического права, на котором обозначены конкретные действия по оказанию помощи нашим гражданам. В частности, определена группа высококвалифицированных юристов (возможно, среди них есть и заслуженные юристы РСО-Алания. — Дж. Г.), которая будет оказывать необходимую правовую и консультационную помощь, готовить иски в суды для вкладчиков “Диг-Банка”.

“Нам нужно помочь людям грамотно и быстро составить все необходимые для судов бумаги. С минимальными материальными затратами или вовсе без них (дураку понятно, что бесплатный сыр только в мышеловке. — Дж. Г.). Это жители нашей республики, мы всегда были и будем на их стороне. И должны понимать их реакцию…” — подчеркнул Таймураз Мамсуров».

Кто после таких слов не поверит даже чиновникам, не раз обманывавшим своих соплеменников, если они сказаны автором известного литературного шедевра под названием «Построй свою башню». Поверили и добропорядочные вкладчики. Они как были наивными, ожидая от мошенников из «Диг-Банка» получить сверхприбыли, так и остались ими, надеясь, что власть защитит их порушенное право.

Привожу выдержки из подготовленного «высококвалифицированными» юристами (бесплатно) образца искового заявления в котором, ответчиком указано — Открытое акционерное общество Инвестиционный акционерный банк «Диг-Банк», в качестве третьего лица привлекается: Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

Здесь следует напомнить читателю, что в соответствии с положениями ГПК РФ (Гражданско-процессуального кодекса) третье лицо не является стороной в гражданском судопроизводстве (ч. 1 ст. 38 ГПК), а следовательно, в нашем случае у Агентства нет самостоятельных требований (ст. 43 ГПК РФ). То есть суд не может выносить решения, обязывающие Агентство к чему-либо, в том числе к производству компенсационных выплат обманутым вкладчикам. Поэтому в просительной части искового заявления указано: «Прошу суд:

1. Установить обязательства Открытого акционерного общества Инвестиционный акционерный банк “Диг-Банк” перед (ф. и. о. истца), возникшие на основании договора банковского вклада (банковского счета) от … № … в сумме … .

2. Обязать Банк включить в реестр обязательств Банка перед вкладчиками сведения об обязательствах перед Истцом на сумму… .

3. Установить размер подлежащего выплате Истцу возмещения по его вкладам в Банке в сумме … .

Как юрист, имеющий достаточный практический стаж работы (прошу не путать с «заслуженным юристом РСО-Алания или РФ), могу точно сказать, что данные иски будут удовлетворены судом. Однако вопрос в другом. А что дальше? Утверждаю, что если до этого обманутый вкладчик бегал за получением своего вклада без бумажки, то после получения решения суда будет впустую бегать с бумажкой (с решением суда). Будет бегать до конца своей жизни, которая, естественно, будет укорочена от «хождения по мукам».

Даже мало-мальски успевающему студенту юрфака, не говоря уже о юристах, известно, что после того как ЦБ России отозвал у «Диг-Банка» лицензию на проведение кредитных операций с физическими лицами, после признания его решением Арбитражного суда РСО-Алания банкротом, выносить какие-либо требования к банку — бессмыслица. Банк уже — юридически и физически — мертвец.

Возникает вопрос: на что рассчитывают обманщики? Объясню. Республиканская власть, в частности глава республики, скажет обманутым вкладчикам, не признавая факта их повторного обмана: «Обещал решение суда, оно состоялось, а дальше от меня не зависит. Добивайтесь исполнения решения суда». Это равнозначно тому, что сказать: реанимируйте (воскресите) мертвеца.

На что рассчитывают суды, которые будут выносить заведомо неисполнимые решения? Тоже объясню. Решения судов никем не будут обжалованы, и они вступят в законную силу. Ответчика — «Диг-Банка» — нет в живых. Третье лицо — Агентство — не будет обжаловать решение по простой причине. Это его не касается, так как ни к чему не обязывает. То есть суды поработают без брака. Получается как в поговорке: и волки сыты, и овцы целы, или иначе: и мошенники сыты, и наворованные деньги целы.

Теперь о том, какие исковые требования  выдвигает адвокатское бюро «За права человека».

Во-первых, мы в качестве соответчиков (сторон) по гражданскому делу привлекаем: ОАО ИАБ «Диг-Банк» и Государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов».

Во-вторых, наши требования следующие:

1. Обязать ОАО ИАБ «Диг-Банк» включить требования (ф. и. о. истца) в реестр обязательства банка перед вкладчиками по договору банковского вклада с физическим лицом от … № … в размере … рублей.

 2. Взыскать с Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» в пользу истца (ф. и. о.) страховое возмещение по договору срочного банковского кредита с физическим лицом от … № … в размере … рублей.

3. Взыскать с Агентства в пользу адвокатского бюро «За права человека» за оказанные истцу юридические услуги … рублей (ст. 100 ГПК РФ).

Думается, что и читатели, и обманутые вкладчики, да и власти с судами, поймут, в чем разница предъявляемых требований.

Могу предположить, что судами наши иски могут быть удовлетворены частично. Причина в том, что они будут обжалованы Агентством, если с него в качестве ответчика будут взыскиваться компенсационные выплаты вкладов. Суды, естественно, будут бояться отмены своих решений вышестоящей судебной инстанцией. А это брак в работе.

То есть показуха в работе ставится выше закона и выше правосудия. А если быть точнее, то суды будут поощрять своими неправосудными решениями властный произвол, что можно расценивать как правовой нигилизм (неуважение к закону со стороны власти и суда).

Меня могут обвинить в том, что я необоснованно категоричен в своих суждениях и выводах. В связи с чем хочу сослаться на правоприменительную практику российских судов. Ведь известно, что гражданские дела, подобные нашему с «Диг-Банком», характерны для всей России. Обман вкладчиков — изобретение не североосетинских банкиров. Мошенников в сегодняшней России хоть пруд пруди, и тому свидетельство жесткая кампания по «чистке» финансовых учреждений страны, проводимая ЦБ России.

Привожу резолютивную часть по одному из множества решений российских судов — в частности, Кировского районного суда г. Новосибирска от 20 мая 2014 года. Суд решил:

«— Исковые требования истца (ф. и. о.) удовлетворить.

— Обязать Акционерный банк (название) включить требования истца … в реестр обязательств перед вкладчиками по договору срочного банковского вклада с физическим лицом … от … № … в размере … рублей.

— Взыскать с Государственной корпорации “Агентство по страхованию вкладов” в пользу истца … страховое возмещение по договору срочного банковского вклада с физическим лицом … от … по счету № … в размере … рублей».

Думаю, что и читатели, и обманутые вкладчики на примере убедились, в чем разница требований «придворных юристов» и независимых адвокатов.

Могу также объяснить, в чем причина разночтения закона и положений Конституции Российской Федерации, где черным по белому написано: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» (ч. 1 ст. 46).

Вернусь к содержанию названной выше публикации на сайте Главы РСО-Алания:

«В ходе телефонного разговора между главой Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым и генеральным директором государственной корпорации “Агентство страхования вкладов” (АСВ) Юрием Исаевым была обсуждена возможность совместных действий в интересах жителей Северной Осетии, пострадавших в результате ликвидации “Диг-Банка”»…

В переводе на обычный русский язык состоявшийся разговор между Т. Мамсуровым и Ю. Исаевым означает: в корпоративных интересах власти Северной Осетии и Агентства, а не жителей — обманутых вкладчиков Северной Осетии.

Джабраил ГАБАЧИЕВ,
председатель Ассоциации адвокатов РСО-Алания «За права человека»

«Пульс Осетии», 28.10.2014



 
загрузка...
 
Loading...