Осетия Квайса



Современник будущего

// «Мне не стало хватать его только сейчас, Когда он не вернулся из боя»

Читатели нашей газеты хорошо знают академика РАЕН, доктора экономических наук, профессора Солтана Сафарбиевича ДЗАРАСОВА, его захватывающие, проницательные статьи об актуальных проблемах нашей жизни всегда вызывали неизменный интерес. Ученый, получивший международное признание, большую часть жизни прожил и проработал в Москве. Но его душа и мысли всегда были связаны с малой Родиной, с небольшим селением Чикола у подножия Главного Кавказского хребта, где он родился и вырос. Теперь по его воле рядом с родителями и родственниками там покоится и он сам.

…Утром 22 января этого года мы говорили по поводу публикации одной из его работ. Последнее время его занимали четыре темы. Он продолжал исследование достижений зарубежных последователей Кейнса. Начал писать учебник, поставив задачу воскресить и обновить политическую экономию, представив в ней и современные западные концепции, альтернативные экономики. Только что закончил предисловие к переводу на русский язык выпущенной в США книги о контрпроцессе над Троцким. Дорабатывал очередную книгу, уже озаглавленную им «Октябрь 1917: провал или прорыв?».

Мы условились о встрече, чтобы вместе добраться до Госдумы, где должны были участвовать в работе одного из заседаний. Вошли в зал и сели рядом друг с другом. Взяв слово, он буквально заворожил аудиторию. Говорил хлестко, темпераментно, образно и, как всегда, по делу. Все слушали и смотрели на почтенного мэтра с восторгом. Я же еще и с некоторой тревогой. Все же 87 лет. В последние месяцы он не раз жаловался на самочувствие. А выступал с прежним накалом и страстью. Эту речь я записал на диктофон, не зная, что она окажется последней. Ниже читатель ознакомится с ней.

Вскоре ему стало плохо, и мы с коллегами перенесли его в коридор, где воздух был свежее. Вызвали скорую. Прибывший врач диагностировал инсульт. В больнице он потерял сознание, и в ночь на 24 января его не стало.

Случившееся напомнило древнегреческую историю с Архимедом. Когда римляне захватили его родной город Сиракузы и один из воинов уже ворвался в дом с мечом, он попросил: дай мне возможность решить теорему, а потом делай со мной, что хочешь. Для увлеченных делом творцов нет ничего дороже результатов их труда, и они чем-то похожи друг на друга.

Архимед говорил: дайте мне точку опоры, и я переверну Землю. Солтан Дзарасов искал точку опоры в обществе для изменения жизни к лучшему. Долгое время он верил в полную правоту марксизма и торжество социализма. Помню, как в 1959 году в «Известиях» вышла его броская статья под говорящим за себя заголовком: «Мечта, наука, действительность». Но жизнь показала, что «нетоварное хозяйство» не мостит путь к всеобщему счастью.

Тогда он стал ратовать за дополнение его рыночным механизмом. То, как это у нас случилось в 1990-х, он считал «передозировкой». В итоге Дзарасов пришел к выводу о необходимости поддержания их сбалансированного симбиоза, императиве планово-рыночной модели, альтернативной как советскому тоталитаризму, так и бесчеловечному капитализму с его кризисами и противоречиями. Мировая практика свидетельствует, что именно такая модель является оптимальной.

Недавно в беседе с неким работником печати, участвовавшим в редактировании одной из работ С.С.Дзарасова, я сообщил ему печальную весть и спросил: какое впечатление произвел на вас этот автор при встрече? Он ответил, что видел его лишь раз в жизни, а показался он ему мудрецом.

Эта характеристика во многом схожа и с моими ранними воспоминаниями о Солтане, как все называли его в нашем доме. Впервые я увидел его в середине прошлого столетия. Мне было тогда 8 или 9 лет. Будучи студентом, а затем аспирантом, он часто навещал нас в доме № 6 по улице Горького (ныне Тверской). Там бывало много гостей, в том числе земляков и родственников из Северной Осетии, но Солтан сделался особо близким человеком. Экономист по образованию, он больше всего тяготел к отцу, который был на 24 года старше него и уже довольно известным в то время политэкономом. По вечерам Солтан нередко засиживался у нас допоздна и вел доверительные разговоры с членами нашей семьи. Его выделяла особая одухотворенность, тяга к знаниям и широкий круг интересов.

Помню такой эпизод. В марте 1953 года, когда не стало Сталина, Солтан сетовал, что вследствие неимоверного числа желающих попрощаться с вождем он не может сделать этого. Зная все близлежащие подворотни и лазейки в них, я предложил свои услуги. Мы пролезли под одними воротами и прошли в Колонный зал. Я был горд, что в чем-то мог оказаться полезным человеку, ведущему разговоры о столь «умных вещах».

Во второй половине 1950-х мы оказались в одно время на отдыхе в Сочи. Солтан Сафарбиевич работал тогда в Осетии и приехал туда со своим приятелем на «Волге». Мы виделись почти ежедневно и, несмотря на 13-летнюю разницу в возрасте, общаться с ним было просто и приятно. Он умел сходиться с теми, кто и старше и моложе него. Ему можно было довериться. С ним хотелось советоваться. И он не был ханжой.

Его детство протекало в сельской глуши и пришлось на нелегкие тридцатые годы прошлого века. Он смутно помнил коллективизацию и то, как отец ходил в колхозную конюшню, чтобы «проведать и подкормить своих лошадей», хотя они ему уже не принадлежали. В школьные годы в начитанном мальчике пробудился поэтический дар. В 1940 году литературный критик на страницах местной осетинской газеты помещает его фотографию и разбирает творчество 12-летнего подростка. Солтан «от имени молодежи» часто выступает на митингах и собраниях, удивляет старших недетским интересом к тому, что пишут газеты и говорят по радио.

Но приходят тяжелые времена. Наступает война. Учителя один за другим уходят на фронт. Приходится пережить оккупацию. Сочинение стихов и пьес уходит на второй план. Сознанием завладевают вопросы войны и мира, международной и общественной жизни.

Осенью 1945 года страна переживает разруху, а бедность становится уделом большинства. Проблемы восстановления народного хозяйства и выхода из нищеты витают в воздухе. С чуреком в поклаже Солтан отправляется в столицу и поступает в Московский государственный экономический институт. Чтобы набраться как можно больше знаний, студент посещает лекции и в других высших учебных заведениях, в том числе и МГУ. Его рекомендуют в аспирантуру, и в 1954 году он защищает кандидатскую диссертацию.

Вернувшись после этого в Осетию, он становится заведующим кафедрой политической экономии Сельскохозяйственного института во Владикавказе (тогда Орджоникидзе). Однако размеренная научно-педагогическая жизнь не продолжительна… Желая связать теорию с практикой и реально помочь экономике республики, он вскоре оставляет академическую стезю, чтобы занять пост председателя отстающего колхоза в родном селении. Признанием успеха на этом поприще стал его последующий перевод в Северо-Осетинский обком КПСС. Там оценили молодого ученого, умеющего поднимать проблемные хозяйства.

Однако и партийная работа не стала определяющей линией его жизни. В 1960 г. он уже работает на кафедре политической экономии экономического факультета МГУ, славившейся в качестве одного из главных центров экономической мысли того времени. Здесь он становится одним из наиболее видных представителей университетской школы, принимает участие в создании знаменитого двухтомного учебника – «Курс политической экономии» под руководством моего отца – Н.А. Цаголова. С.Дзарасов трудился над раскрытием диалектического единства централизованного государственного планирования и самостоятельности отдельных предприятий. Его разработки в этой области были куда более глубокими, чем малосодержательные потуги тогдашних рыночников. На эту тему он и защитил в МГУ в конце 60-х годов докторскую диссертацию.

Постепенно набираясь опыта и знаний, Солтан Сафарбиевич становится самостоятельной и заметной фигурой в экономической науке. В 1970 и 1980-х годах он работал в Академии общественных наук и Университете дружбы народов, где заведовал кафедрой политической экономии. Затем длительное время заведовал кафедрой экономической теории в Институте экономики Российской академии наук.

В новую постсоветскую эпоху он вошел уже маститым ученым разностороннего профиля. Когда был объявлен международный конкурс на лучшую работу по подготовке конвертируемости рубля, он смело принял в нем участие и неожиданно для многих стал одним из лауреатов. Соответствующую награду вручал сам нобелевский лауреат Василий Леонтьев, хорошо известный своей принципиальностью.

Солтан Сафарбиевич – автор свыше 100 работ по экономике и политологии, в том числе монографии «Экономические методы управления» (1969), учебника «Политическая экономия» (1988), книг «Российский путь: либерализм или социал-демократизм?» (1994), «Теория капитала и экономического роста» (2004), «Судьба политической экономии» (2004), «Куда Кейнс зовет Россию?» (2012). Многие его труды переведены на иностранные языки. Ученики С.С.Дзарасова работают во всех частях света. Более 30 представителей разных стран мира защитили под его руководством кандидатские и докторские диссертации.

Многогранный в своих интересах, С.С.Дзарасов всегда являлся активным участником общественно-политической жизни страны. В 1988 г. был одним из инициаторов созданной совместно с академиком А.Д.Сахаровым «Московской трибуны», служившей рупором демократического движения в СССР. Тогда же он выдвинул идею создания социал-демократической партии России, а в 1990 г. стал одним из ее основателей. В стране появились тогда и другие партии того же направления, в том числе одна из них, возглавляемая Михаилом Горбачевым. Но только дзарасовская группа могла похвастаться тем, что ее глава – сильный теоретик-марксист. В этом качестве С.Дзарасов повел систематическую непримиримую борьбу со своими идеологическими противниками. В его работах этого периода четко прослеживается принципиальная разница в подходе социал-демократов к преобразованию российского общества по сравнению с тем, куда вели дело либералы. Социал-демократия в современной России успеха не имела, но в этом он никак не повинен.

С.Дзарасов – один из немногих отечественных специалистов, работы которых стали печататься за рубежом. Не ограничиваясь опытом собственной страны, он внимательно изучал и мировую практику, заимствуя из нее не то, что нам предлагают и навязывают, а то, что нужно. С этой целью ученый-экономист находился в постоянном контакте с выдающимися представителями западной мысли, в частности, с коллегами из Кембриджского и других зарубежных университетов.

По мнению С.С.Дзарасова, западный опыт представлен у нас в стране однобоко и сведен к идее саморегулирующегося рынка. На самом же деле реальностью развитого капитализма является государственное регулирование, планирование и перераспределение национального дохода от богатых слоев общества в пользу малоимущих. К такому направлению относится и посткейнсианская концепция, анализу которой он посвятил последние годы своей жизни и которая могла бы послужить альтернативной моделью развития российской экономики.

Последние годы С.Дзарасов особое внимание отводил критике теоретической базы правительственной экономической политики. В 2005 году вышла его фундаментальная работа «Мэйнстрим в России: провал и альтернатива», в которой он не оставляет камня на камне от так называемых чистых рыночников. Он блестяще демонстрирует убогую нищету их теоретического багажа, исчерпывающегося примитивным монетаризмом и догмой о равенстве спроса и предложения. Прославляя на все лады всемогущество рынка и отрицая необходимость государственного регулирования, наши рыночники уподобляются средневековым варварам, которые вместе с империей разрушили элементарные основы городской цивилизации, чем обрекли жителей на жизнь в нечистотах.

Закономерно поэтому, что с годами он все больше времени уделяет изучению зарубежных экономических теорий, выделяя из них то рациональное зерно, которое вполне можно использовать в нашем народном хозяйстве. Результатом таких исследований стала обстоятельная книга «Теория капитала и экономического роста» (2004). В том же 2004 году С.С Дзарасов в соавторстве с двумя другими российскими учеными выпускает капитальную монографию «Судьба политической экономии и ее советского классика», приуроченную к 100-летию Н.А.Цаголова.

В последнее время С.Дзарасов провел несколько месяцев в британских университетах, знакомясь с новейшим словом в иностранной науке. В качестве гостевого профессора он читал лекции и вел дискуссии, что помогало углублять и оттачивать знания. Уже в преклонном возрасте он, не стесняясь, продолжал учиться.

Благодаря его публикациям был вновь открыт для отечественного читателя выдающийся польский экономист Михаил Калецкий, работавший до войны в британском Кембридже и всемирно известный как предшественник Кейнса.

Дзарасов активно публикует теоретические статьи в зарубежных профессиональных журналах и сборниках. Так, в одной из статей под названием «Критический реализм и российская экономика» он подробно знакомит англоязычного читателя с университетской (цаголовской) моделью социалистической экономики, останавливаясь детально на использовании марксовой методологии. Вместе с тем рассказывая о ней, он подводит читателя к мысли, что современное экономическое бескризисное развитие невозможно без макроэкономического планирования. В другой статье он рассказывает о работах посткейнсианского направления и их применении в российской экономической теории и практике.

Эти исследования обобщены в вышедшей в 2012 году обстоятельной монографии «Куда Кейнс зовет Россию?» Название интригующее, так как британский гений умер почти 70 лет назад и ничего позитивного о нашей стране не сказал. Но речь, конечно, идет не столько о самом Кейнсе, сколько об отношении к его теоретическому наследию современной российской элиты и ее экономистов. Они безоговорочно отвергли кейнсианство, ибо за ним стоит логическое доказательство необходимости государственного вмешательства, без чего капитализм обречен на кризисы. Они же восторженно восприняли неоклассическую доктрину, господствующую сейчас на Западе, которая соответствует их излюбленной догме о невидимой руке рынка и волшебству частной собственности. Их вовсе не смущает разгул биржевых спекуляций, приведших к сильнейшему за последние семьдесят лет глобальному финансовому кризису, и нынешний кризис российского капитализма 2015 года, ставший результатом банкротства экономической политики российского правительства.

Многих поражало, как человек и ученый столь преклонного возраста способен на постоянное развитие, ломающее общепринятые догмы, и продвигающий свои революционные идеи во враждебной среде. И то, как в одной личности соединились ораторский дар и золотое перо, мудрость и простота, гражданское мужество и искрометный юмор, доброта и неистовое отстаивание убеждений.

Подводя итог его жизни, полагаю, что Солтан Дзарасов был счастливым человеком, ибо всегда находился в согласии со своей совестью и занимался любимым делом. Как-то он поделился: «Знаешь, если бы мне предложили прожить жизнь сначала, я бы в ней не стал что-либо круто менять». Такие люди – редки. И он поистине не ушел, а навсегда останется с нами.

И, пожалуй, главное. Идея планово-рыночной экономики надолго переживет ее автора. На смену капитализму и социализму приходит новое интегральное общество, в сердцевине которого находится симбиоз плана и рынка. Когда этот строй утвердится не только в практике (что уже имеет место), но и в теории, о Солтане Дзарасове заговорят как об одном из его провидцев. И поэтому, как, впрочем, и по многому другому, он – современник будущего.

Из последнего выступления Солтана ДЗАРАСОВА
в Государственной думе 22 января 2015 г.

► Смысл буржуазного общества состоит не в возможности рационального экономического поведения, а в эксплуатации человека человеком. Нас одурачили байками о том, что как только появится рынок, появится и рациональный человек, эффективный собственник. Возник же мошенник и вор.

► Маркс действительно утверждал, что менее развитая страна видит свое будущее в картине экономически и культурно более развитой страны. Но Маркс давно умер, а мы-то живы и видим, что делается. Разве страны Латинской Америки стали такими же развитыми, как североамериканские? Нет, и никогда не станут. Северяне этого не допустят.

► Посмотрите, что Америка делает с Украиной. Нам, по сути, говорят: вы подписали акт добровольной капитуляции, согласились с тем, что социализм плохой, а капитализм хороший. Так вот теперь следуйте тому, что мы вам указываем. Главная страна Запада требует соблюдения правил поведения и законов в капиталистическом мире. Зависимые страны и народы должны исполнять то, что хотят хозяева богатых государств. А они желают, чтобы Украина находилась в орбите их влияния. И этой правде надо смотреть в глаза.

► Несмотря на все свои недостатки, советский социализм был самой опасной альтернативой мировому капитализму. Когда в советское время мне довелось побывать в Японии, то я обнаружил, что там западного капитализма нет. Почему? Там нет безработицы. Существует пожизненный найм. В сельском хозяйстве нет наемного труда. А в управлении обществом присутствует государственное планирование, причем лучше, чем в Советском Союзе. Поэтому экономика СССР была со временем отодвинута со второго места на третье, а экономика Японии заняла ее прежнее положение. Мне показалось, что в Японии действует не только индикативное, но и очень эффективное социалистическое планирование.

► Китай тоже другая цивилизация. Почему сегодня Китай по темпам роста экономики и многим другим показателям вышел на первое место? Где он был, когда придерживался капиталистической ориентации? И где он стал, идя по социалистическому пути, особенно после грамотных реформ, проведенных Дэн Сяопином? Если так важны лишь цивилизационные факторы, то откуда такие различия?

► Наша Октябрьская революция была социалистическим выбором российской цивилизации. Не прижился у нас капитализм. Развивался. И был прав Ленин, написавший работу «Развитие капитализма в России». Но российская цивилизация не приняла капитализм. И противоречия настолько обострились, что произошла социалистическая революция. Идя по социалистическому пути развития, мы стали второй сверхдержавой мира, а отказавшись от него, откатились далеко назад.

► Есть безработица или нет – это имеет значение? Имеется ли бесплатное медицинское обслуживание населения или нет – это имеет значение? Имеется ли бесплатное образование или его нет – это имеет значение? Все это имелось при социализме, каким бы плохим он ни был.

Приведу свой пример. Квартиру на Новом Арбате я получил бесплатно при советской власти. Квартплата составляла 18 руб. при моей заработной плате в 500 руб. в месяц. Теперь мне приходится платить за эту квартиру 9 тыс. руб. в месяц, но разрабатывается закон о налоге на имущество, по которому эта жилплощадь будет оценена произвольно в миллионы, и я вынужден буду платить столько, сколько я не могу. Когда меня грабят и когда мне помогают – есть разница или нет? Дают мне или берут у меня – есть разница или нет? Берут у меня, грабят меня, сдирают с меня шкуру – это капитализм, а дают мне и по достоинству оценивают – это социализм…

Георгий ЦАГОЛОВ, ученый-экономист
«Северная Осетия», 04.03.2015

Публикации

18.10.2012 Свободная трибуна Услышит ли Россия Кейнса?

16.12.2011 Факт и комментарий Осетинские старейшины Москвы: «Выбор народа Южной Осетии надо уважать»

04.08.2011 Свободная трибуна Солтан ДЗАРАСОВ: «Теперь никто не стреляет, теперь надо Южную Осетию поднимать»

02.10.2009 Свободная трибуна Солтан ДЗАРАСОВ: «Российская поддержка создала в Южной Осетии иждивенческую психологию»



 
загрузка...
 
Loading...