Осетия Квайса



Предвестник грядущей свободы

// Выдающийся осетинский прозаик Созыр КУЛАЕВ за объединение Северной и Южной Осетии заплатил жизнью

Идея единой Осетии родилась задолго до того, как случился распад великого советского государства. Она жила в сердцах людей по обе стороны Кавказского хребта всегда. Но только в современный период, благодаря героизму народа Южной Осетии, политической воле и решающей поддержке России, был сделан первый и главный шаг навстречу этой мечте.

Имена тех, кто в числе первых прокладывал путь к возвращению всей Осетии в лоно Российской государственности в соответствии с историческим выбором предков, не забыты. Ибо они на своих плечах, ценою своих жизней создали фундамент грядущей победы.

Показательно, что даже тогда, когда разрозненность осетинских земель в рамках одной страны носила, казалось бы, сугубо административный характер, объединительные тенденции владели умами и сердцами абсолютного большинства населения. В 30-е годы этот порыв искренних чувств вышел на пик публичного волеизъявления. Во главе народных чаяний в тот сложный период стояла передовая осетинская интеллигенция. Одним из наиболее ярких ее представителей был Созырыко (Сико) КУЛАЕВ.

Очень интересный, самобытный прозаик, он сегодня занимает самое почетное место в национальной литературе. И в предвоенные годы авторитет Кулаева среди коллег по творческому цеху был очень высок. Не случайно, что он был в числе организаторов первого объединенного съезда писателей Северной и Южной Осетии, который состоялся в Цхинвале в октябре 1930 года. И именно Созырыко Кулаев выступил на этом общенациональном литературном форуме с основным докладом.

Талантливый прозаик, рожденный в самом сердце горной Осетии – в селении Згубир Рукского района (в нынешнем январе ему исполнилось бы 115 лет), он стал еще и блестящим просветителем и организатором. Будучи народным комиссаром (министром) просвещения Южной Осетии, неутомимо раздвигал горизонты знаний и грамотности в тогдашней автономной области, продолжая отстаивать право на общую судьбу всех осетин.

В Тбилиси были напуганы идеями, овладевшими массами на осетинском юге, и старались пресечь на корню «национализм», что вернее всего было сделать, истребив вожаков интеллигенции.

Цхинвал.

Первые оградительно-репрессивные обороты в вердиктах партийных властей в Сталинире (Цхинвале) возникли при обсуждении Сталинской конституции, когда простодушные люди поверили, что наступил момент для коренного переустройства своей жизни. Тогда движение за объединение Северной и Южной Осетии набрало небывалую популярность. Это выразилось и на общеосетинской конференции по языковому строительству, которая проходила в Орджоникидзе (Владикавказе) 8-11 июля 1936 г. Делегацию Южной Осетии возглавил Созырыко Кулаев.

Дух четырехдневного научно-просветительского форума выразил известный осетинский ученый-лингвист Цоцко Амбалов, который на небольшом банкете после конференции, проведенном на островке в городском парке культуры и отдыха, поднял один из главных тостов за единую Осетию.

О некоторых подробностях сегодня стало известно после публикации донесения агента НКВД в книге А.Д. и А.А.Туаллаговых «Цоцко Амбалов» (Владикавказ, 2012). Агент «Экспортер» сообщал, что после произнесения тоста присутствовавшие на банкете от Южной Осетии С.Кулаев (народный комиссар просвещения) и Ч.Бегизов (председатель Союза писателей Юго-Осетии), зная о решениях ЦК компартии Грузии, не только не дали Амбалову никакого отпора, но и сами высказались за это.

Позднее на югоосетинских «националистов» в лице Бегизова, Кулаева и других было заведено уголовное дело, в рамках которого возник еще один документ от другого информатора – спецагента «Зигзаг». Тот подтвердил, что на банкете после произнесения тоста за объединение Северной и Южной Осетии Кулаев и Бегизов промолчали. И сам же изложил вывод: «Я думаю, что раз они это не сделали, то были согласны с произнесенным тостом».

По возвращении делегации в Цхинвал бюро Юго-Осетинского обкома партии осудило всех возглавляемых Кулаевым посланцев за их соглашательскую позицию и обратилось к Лаврентию Берии, чтобы тот помог принять меры к прекращению «антипартийной болтовни об объединении Северной и Южной Осетии».

И меры ко всем без исключения были приняты исчерпывающие. Именно в сталинское время жесточайшим репрессиям подверглись не только лучшие силы творческой интеллигенции Юго-Осетии, но и все руководители автономной области.

«Он был бесконечно добр к друзьям. Худощавый, высокий, стройный, он был очень подвижным, не расставался с книгой. Его светлые волосы волной спадали на лоб. Заметив на расстоянии знакомого, Созрыко сиял от радости, смеялись его губы, лицо, смеялись глаза… Таким человеком знали его люди», – писал современник о наркоме просвещения и одаренном писателе в газете 50 лет назад, в январе 1965 года.

Расстрелянный Созырыко Кулаев прожил всего 37 лет. Система отвергала лучших из лучших. Но она сама сгинула в прошлое, как безвозвратно ушло в небытие и навязанное осетинскому югу грузинское администрирование. А имена патриотов, торивших для Южной Осетии дорогу к желанной свободе, золотыми буквами вписаны в летопись национальной гордости и славы.

Игорь ДЗАНТИЕВ

По теме:

4.07.2011 При Берия в Тбилиси объединение Осетии посчитали нелепой политической болтовней

17.10.2011 «Можно было бы согласиться на объединение Северной и Южной Осетии в составе Грузии»

22.10.2011 «Потребовать письменного объяснения о характере разговоров по вопросу объединения Северной и Южной Осетии»…

7.06.2013 Первый секретарь обкома, который стал для Южной Осетии «черным»



 
загрузка...
 
Loading...