Осетия Квайса



Эквилибриум

// Воздушные гимнасты Руслан и Галина ГУГКАЕВЫ знакомят мир с «Балладой об Осетии»

«Кульминация программы наступает, когда выходят на ковер Руслан и Галина Гугкаевы. То, как умеют эти гимнасты на полотнах соединить невероятные трюки с театральной изобретательностью, обещает нашему цирку, что называется, большое будущее…

Галина Гугкаева под мелодию из «Шербургских зонтиков» взмывает по белому тюлю под висящий под куполом раскрытый зонт и ухает вниз, держась только на обмотанной вокруг щиколоток ткани. Таких воздушных лирических номеров самарский цирк не видел давно. В уникальной «Балладе об Осетии», получившей призы на многих международных конкурсах, Гугкаевы, единственные в мире, балансируют под куполом на «мосте дьявола» – что-то вроде детских равновесных качелей, на которых качаются по двое. С 1982 года живет этот уникальный аттракцион с зажигательными осетинскими танцами и трюками».

Восхищенный отзыв газеты «Волжская коммуна» инспирировали гастроли дуэта Гугкаевых в Самаре. Брендовый номер супружеской четы произвел настоящий фурор – реакция, которую неизменно вызывает эксклюзив эквилибристов в любой части мира. Номер заработал три золотые медали на международных конкурсах циркового искусства. Если проводить более понятные аналогии, то награды можно сравнить с киношным Оскаром. Или Кубком мира по футболу. Последнюю, Гран-при «Золотая стела», вручали в итальянской Вероне.

На днях знаменитые воздушные гимнасты выступали во Владикавказе, вновь поведав «Балладу об Осетии» разбирающейся в теме осетинской публике. В суете повседневных дел, между выступлениями и предстоящим отъездом в очередной продолжительный вояж Руслан и Галина рассказали «СО» увлекательную историю цирковой романтики и бесконечных гастролей.

– Цирковой путь начинался в знаменитой конной труппе Тугановых, – вспоминает Руслан. – В 15 лет я попал на просмотр и оставил хорошее впечатление. Я быстро овладел искусством джигитовки, стал частью номера и объездил полмира. Тугановская труппа гремела и являлась визитной карточкой Союзгосцирка. Гастроли советского цирка становились настоящим событием. Примерно на уровне Большого театра. Никогда не забуду поездку в Англию по приглашению королевы, для которой мы выступали во дворце.

Путешествовали очень много. В советские времена выезд за границу был невероятным везением. Дома с нетерпением ждали моего возвращения. Я ведь привозил жвачки, кока-колу, бананы (смеется). В далеких 70-х годах – просто фантастические вещи для Советского Союза!

Помню, в те суровые времена за бугром даже поздороваться было нельзя. Нас сопровождали несколько кагэбэшников, которые внимательно следили за каждым шагом. Никакого общения с местными жителями! Иначе могли заподозрить чуть ли не в измене Родине. Мы выступали, быстро садились в автобус и тихо уезжали.

– В Англию приглашала королева, а в Америку зазывал президент?

– Нет, но знаменитостей вокруг всегда собиралось море. Правда, в Соединенные Штаты я попал позже – в 1990 году. Цирк безумно любили звезды Голливуда. У меня даже где-то есть фотографии с Чаком Норрисом и Майклом Дугласом. С радостью приходили на наши выступления эмигранты – Успенская, Шуфутинский, Краморов. Их мучила ностальгия, они буквально цеплялись за все родное, приглашали в гости.

– В Штатах вам сделали заманчивое предложение. Почему не соблазнились?

– Мне даже показали дом – одноэтажный особняк, с озером, машину пригнали. Предлагали долгосрочный контракт. Но я категорически ответил отказом. А как я мог остаться, покинуть родину? Есть хороший анекдот. Два червяка, отец и сын, вылезли после дождя. Сын говорит: «Солнце, небо, трава! Папа, давай останемся здесь!» На что отец ответил, глядя на землю: «Сынок, наша родина там!»

– Не жалеете о несостоявшемся американском гражданстве?

– Никогда даже на секунду не сомневался в правильности своего решения.

– Спустя десять лет успешной работы в конном шоу вы неожиданно решили сменить сферу деятельности. Что-то щелкнуло в сознании и заставило переквалифицироваться из лихого джигита на коне в эквилибриста?

– Я долго думал над собственным номером. Хотелось создать что-то уникальное, завораживающее и обязательно с национальным колоритом. Обратился к известному режиссеру Майстренко, который придумывал потрясающие вещи. Не зря он попал в книгу рекордов Гиннесса. «Баллада об Осетии» рождалась трудно. Упорные и долгие репетиции в студии циркового искусства. Номер не имеет аналогов в мире, поэтому подготовка заняла очень много времени. Да и деньги требовались немаленькие. Изначально для конструкции «чертового моста» даже предполагалось использовать сталь, которая применяется в космической промышленности. Постепенно я вносил коррективы и несколько ушел от классики в сторону национального колорита. Впервые бурки и папахи оказались в воздухе!

За основу взяли древний осетинский обычай. Есть легенда, что влюбленные, стремясь проверить свои чувства, забирались высоко в горы. Преодолевая страх, вставали на оба конца узенькой доски, установленной над расщелиной, и раскачивались. Выдержат, не потеряют равновесие – значит, будут царить в семье лад и согласие. «Баллада» остается единственной в мире. И по-прежнему очень востребованной.

– А как избавились от боязни высоты, от которой страдали с детства?

– Сначала было очень страшно. Я даже на коня становился с боязнью. А тут пришлось забираться на огромную высоту, играть номер. Боялся безумно, но переборол фобию. Сила воли или любовь к искусству – не знаю (смеется).

К беседе подключается Галина. Супруга стала незаменимым партнером не только в жизни, но и на головокружительной высоте, в лирической и одновременно эмоциональной поэме на балансирующем «чертовом мосту». Одаренную выпускницу Государственного училища циркового и эстрадного искусства Гугкаев заметил на экзамене, куда специально отправился в поисках талантов.

– Руслан сохранил верность тугановской школе. Уважение к цирку, к манежу. Есть негласное правило – каждое представление надо отработать как в последний раз. Сейчас, конечно, несколько иные времена. Вопрос «сколько заплатят» нас не интересовал. Мы жили цирком, буквально дышали им. Сегодня на первом месте материальный интерес, да и не только в цирке, в любой сфере.

– На самом деле, нет никакого секрета, – улыбается Руслан. – Я ведь прошел школу Туганова, в основе которой неизменно были дисциплина, постоянная готовность к выступлению и, главное, уважение к зрителю. В своих воспитанниках Туганов формировал прежде всего артистичность, умение держать себя в манеже, следил за осанкой, выражением лица каждого исполнителя. Мелочей не было ни в чем. И, конечно, заставлял каждодневно оттачивать четкость каждого трюка, добиваться филигранности в работе. Он учил: «Артист всем своим видом должен излучать радость в зрительный зал».

– Цирк теряет популярность? В современном потоке разнообразных шоу-программ трудно выдерживать конкуренцию.

– Очень тяжело, как мы говорим, загнать людей в цирк, – вздыхает Галина. – Сейчас много развлечений, возможностей. Да и в Интернете можно посмотреть знаменитые Дю Солей, Феникс. Но как-то надо выкручиваться. Многие говорят, что не любят цирк. А я отвечаю – знаете, вы просто не видели хорошего цирка. Если программа интересная, а не какая-нибудь самодеятельность, невозможно не полюбить.

Во Владикавказе, честно говоря, публика не очень охотно ходит. Возможно, есть какие-то причины, недостаточно рекламы… И не сказать, что билеты дорогие. Разве 300-600 рублей сегодня непозволительная роскошь? В кино сходить стоит примерно столько же. А цирк – настоящее искусство, живое выступление, не под фонограмму. Вы посчитайте затраты на целую армию артистов, персонал, животных, расходы на переезды…

Но, по большому счету, цирку приходится туго везде. В Европе затянули пояса. Старый свет вообще кризис «крепко ударил по голове». Согласитесь, в России он не так сказывается, а в Европе заметно, что люди пострадали, стали экономить, в чем-то ограничивать себя. В Осетии машины умопомрачительные, зимой роскошные шубы мелькают – со стороны трудно сказать, что у людей проблемы.

Плюс много конкурентов развелось. Если в месяц в город приезжает два-три цирка, никто и не пойдет. В Подмосковье работает цирк, пользующийся именем Олега Попова, который сам вообще живет в Германии. Никакого Попова и близко там нет. Или недавно были в Кисловодске – какой-то «Империал» зазывает, о котором никто никогда не слышал. Поэтому в Европе ходят в цирки, которые заслужили доверие. Знаешь, что программа классная и стопроцентно получишь удовольствие. В Швейцарии на первом месте Кни, в Германии – Буш Роланд, настоящая династия циркачей. Держат марку, и публика не жалеет денег.

– Руслан, возвращаться в седло не собираетесь?

– С лошадьми я по-прежнему «на короткой ноге». А если вы имеете в виду профессиональную деятельность, то тут начинается чистая математика. Сделать групповой конный номер из десяти человек очень дорого. Представьте, платить зарплату артистам, оплачивать гостиницы, содержать и возить лошадей.… С конными номерами возникают астрономические расходы. Плюс импресарио хочет заработать. Приходится считать деньги и быть экономными и финансово обоснованными.

– Поэтому и наш уникальный конный театр «Нарты» перманентно испытывает финансовые проблемы. За державу не обидно?

– Конечно, обидно! Но я убедился, что никому ничего не надо. Я работаю больше 40 лет, и с давних пор Туганов, а потом Кантемиров хотели построить стационарный цирк. В ответ слышали одни обещания. В Азербайджане меня как-то спросили, есть ли во Владикавказе цирк? Стало даже неудобно.

И у «Нартов» никогда ничего не было. Там работают настоящие труженики, энтузиасты, которые любят лошадей. Да, в Осетии отличные традиции, способности и таланты. Но дальше красивых слов дело не идет.

Я долгое время не мог получить звание заслуженного артиста Северной Осетии. Даже заслуженного артиста России быстрее и легче дали. А одна звезда (которых у меня три) на международном фестивале уже автоматически означает звание. В следующем году празднуем двойной юбилей – 45 лет моей профессиональной деятельности и 20 лет работы Галины. Она, кстати, недавно подала документы на заслуженную артистку. Но, боюсь, бюрократия продлится долго.

– Надо обладать выдающимися физическими данными, чтобы выполнять сложнейшие номера столько лет. Эликсир молодости пьете?

– На покой пока не собираюсь. Я в хорошей форме и чувствую в себе силы. Темп, который был 20 лет назад, сохранился. Хотя мои ровесники давно на пенсии. Есть много городов, которые не видели «Балладу об Осетии». Хочется продолжать рассказывать нашу историю.

Беседовал Валериан ТУГАНОВ
«Северная Осетия», 20.05.2013



 
загрузка...
 
Loading...